10 иностранок, связавших себя с Россией

Tatler
11 Июля 2011 в 10:03

Кира СакареллоКира Сакарелло, Елена Груйч, Натали Пашалис, Наджа Мэр и Элизабет Оуэн

Кира Сакарелло. Уроженка Майорки выделывала тройные сальто в составе испанской сборной по художественной гимнастике, и одно из них забросило ее в Мадридский университет на факультет бизнеса. Летом в Марбелье пришла по объявлению о работе («Ищем преподавателя английского!») в дом своего будущего супруга Василия Церетели. Нынешнему руководителю ММСИ на тот момент было семнадцать, Кире – двадцать два. Сейчас у них уже четверо детей, и рождение четвертого, говорит основательница модного бренда Kira Sakarello, «убедило меня сменить бессонные ночи в ателье на пеленки и детскую площадку в сквере за Домом художника».

Елена Груйч. Сербка из Белграда переехала в Москву в разгар девяностых – решила, что в российской столице меньше беспредела. Окончила экономический факультет МГИМО и открыла маркетинговую компанию Marketing Architects. «Если в городе происходит что-то интересное – я там!» – очевидно, Елена передвигается на ракете. Она знаток столичных развле­чений. Знает, что лучшие премьеры – в «Мастерской Фоменко» и театре «Практика». Самые вкусные субботние бранчи – в «Твербуле». Самые веселые танцы – на вечеринках клуба GallaDance, с чьей хозяйкой, Ольгой Панченко, дружит. Раньше Елена скучала в Москве по европейским барам-дискотекам, но тут открылись «Белка» и Kaffka – «То, что надо!».

Натали Пашалис. Гречанка, выросшая в Каире, познакомилась с египтянином Аде­лем Селимом в спортивном клубе: она занималась конным спортом, он – тэквондо. Потом Аделя, с легкостью раскидывающего противников, взяли вспахивать Среднерусскую возвышенность: он поставляет в Россию тракторы Caterpillar. На Мосфильмовскую, к мужу, Натали переехала с двумя дочками. Больше всего радуется виду из окна: «Он меняется в зависимости от сезона! В Каире такого не увидишь».

Наджа Мэр. Парижанка с именем, производным от русской Надежды, хотела стать актрисой. Узнав, что в театра­льный институт при Саратовской консерватории набирают иностранцев, в двадцать лет, не владея русским, махнула из Парижа на родину Олега Табакова и Олега Янковского. Теперь Наджа владеет русским не хуже княгини Волконской и работает в театре «Мастерская Петра Фоменко». За роль в спектакле «Носорог» пару лет назад получила награду «Золотой витязь», а за роль Черной короле­вы из «Алисы в Зазеркалье» – шквал зрительских аплодисментов. «Что лучше всего в Москве? То, что здесь всюду разрешено курить. В Европе же так и норовят выставить курильщика за порог, – говорит Наджа. – Правда, для меня это больше не актуально, ведь я жду ребенка».

Элизабет Оуэн. Уроженка Уэльса в Москве всего лишь год, а уже сдела­ла для столицы много хорошего. Организовала, работая волонтером благотворительной организации MPC Social Services, бесплатную раздачу еды для пенсионеров и одиноких матерей и благотворительный аукцион в отеле Lotte. Будущая мама поселилась на Патриарших вместе с мужем Джеймсом Оуэном, осуществляющим в Москве финансовый консалтинг. «Все в Москве хорошо, – радуется Элизабет, – даже лондонский Ten Pilates есть. Одно плохо: вы даже не представляете себе, столько сэкономили бы, грамотно перерабатывая мусор. Я за раздельные ­мусорки, как в Европе, – для пластика и для бумаги».

Моника Радикати. Красавица итальянка переехала из Милана в Москву вслед за мужем Карло, продававшим россиянам продукцию Bacardi-Martini. Планировала пожить года три – получилось пятнадцать. Муж сменил мохито на «отвертку», став гендиректором водочного холдинга «Русский алкоголь». А Моника, мама двоих детей, посвятила себя благотворительно­му «Центру реабилитации ребенка» доктора Геннадия Романова. Центр посетила бельгийская принцесса Матильда и благословил патриарх Кирилл. «Терпение, терпение и еще раз терпение, – напоминает Моника всем иностранцам, приехавшим в Москву. – И широкая улыбка! Как-то раз меня остановил разгневанный гаишник. Поговорив со мной десять минут, он сообщил, что хотел бы себе итальянскую жену – такую, как я».

Каролин Гаспар. Уроженка крошечного французского городка под Лиллем познакомилась со своим женихом, корсиканцем Давидом, как в кино: они рванули наперегонки с парижского светофора. Каролин выиграла гонку – и билет в Москву, куда Давид улетал учиться финансам в Плехановской академии. В нашей столице Каролин скучать не пришлось: еще во Франции она придумала ювелирный бренд Akillis, и ее соседка по студенческой скамье (девушки окончили престижную бизнес-школу ESC в Лилле) Марина Трояновская с энтузиазмом открыла бутик Akillis во «Временах года». Фирменное украшение Каролин – драгоценные пули. Француженка и сама любит пострелять в свободное от креатива время. И ее пули всегда попадают в цель.

Сесиль Рог. Хрупкая француженка приехала в Россию к москвичу-бойфренду, а замуж вышла за другого русского, Сергея Семичастного – нет, не родственника бывшего председателя КГБ СССР. Родила от него двух детей и совместный бизнес, туристический – «Бюро путешествий Сесиль Рог». «Русские думают, что знают о Франции все, – говорит Сесиль, – но мало кто катался на ретрокабриолете по Нормандии, бывал в крошечных семейных гостиницах Прованса, посещал фабрику Baccarat, застревал на антикварных развалах Бретани». Еще клиентов приглашают на званые ужины, которые Сесиль с мужем устраивают в посольстве Франции, у друзей или у себя в офисе на Новом Арбате, больше напоминающем апартаменты с видом на фиалку Монмартра.

Лора Бридж. Баскетбольного роста британка жарила по утрам тосты c бобами (брррр!!!) принцу Чарльзу. Позже сменила госслужбу на частный капитал: устроилась к сталелитейному магнату Лакшми Митталу. Но и он не соответствовал представлениям Лоры об идеальном работодателе, и четыре года назад она возглавила кухню Soho Rooms по приглашению совладельца клуба Дмитрия Брауде, не разглашающего, дела какой важности привели его в дом самого богатого человека Великобритании. Теперь Лорины стейки со спаржей – единственное, что может оторвать завсегдатаев самого популярного клуба Москвы от созерцания других аппетитных кусочков. Вкусы российских гурманов, требующих подавать пасту с гребешками и гусиной печенью одновременно, удивляют Лору, но клиент всегда прав, и она уже научилась без слез творить святотатство. Сама любит кухню «Недальнего Востока», а веселится в «Солянке» и на «Крыше мира», откуда делает ручкой своей родине – бывшей владычице морей.

Стефания Дзини. Студентка миланского филфака, выбирая русский, совершенно не собиралась связывать с Россией свою жизнь – Москва девяностых была так непохожа на ухоженные долы Ломбардии. Но стерпелось-слюбилось, и вот уже пятнадцать лет Стефания снабжает газету La Repubblica подробностями из русской жизни, а журнал Italia – сюжетами из апеннинской. Все остальное время бороздит российские просторы. Завод им. Лихачева выдал бойкой итальянке три грузовика для путешествия вокруг света. Команда Дзини проехала до поселка Уэлен на Беринговом проливе, а потом – через всю Америку. Однажды Стефания двадцать три дня провела в открытом океане, участвуя в трансатлантической регате. Писала «молнии» с полярной базы «Борнео» и совершила автопробег Москва–Пекин. Личная жизнь едва успевает за неугомонной путешественницей: «Сейчас встречаюсь с русским. Он тоже журналист. И мы с ним спорим, кто за месяц накрутит больше километров. Пока он ведет».


Источник фото: Слава Филиппов

Битва платьевКому платье Marchesa идет больше?

  • Карли Клосс
  • Виктория Борисевич
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь