Будет жарко: лучшие звездные пляжи Европы

Tatler
3 Июля 2014 в 18:05

Ирина ШейкИрина Шейк любит нежиться не только в руках бойфренда  Криштиану Роналду, но и под солнцем Ибицы

Ибица. Пляжей на веселом острове немало, но по-настоящему знаковых — два-три. Самый тусовочный — Blue Marlin. Отдохнуть на нем можно двумя способами. Первый: приезжаете с утра, резервируете кровать — натуральную двуспальную кровать с отличным видом на «море, море, мир бездонный». К кровати, совсем как к столику в ресторане, прилагаются не бездонные, но вместительные емкости с ледяным розе. При таком раскладе шансы дотянуть до вечера, когда Blue Marlin превращается в дискотеку и на песок-танцпол под бодрый микс Давида Гетта выходят модели Даутцен Крез и Рози Хантингтон-Уайтли, минимальны. Под жарким солнцем товарищи отдыхающие уже к обеду, по собственному признанию, «в лоскуты» и отплясывать не в состоянии. Можно отказаться от кровати, нагрянуть в Blue Marlin к вечеру и честно потолкаться у бара. Белоснежный пляж Las Salinas — пореспектабельнее. Народу биток, но все глянцевые. На щиколотках поблескивают браслеты Jacquie Aiche, в ушах — каффы Repossi, в районе декольте пышным цветом цветет вишня из летней коллекции Dolce&Gabbana, а что ни загар — так оттенка тортеца «Пражского» из кондитерской «Пушкинъ». Люди солидные, как хозяйка виллы «Чайка» на Ибице Ольга Карпуть с мужем Павлом Те, бронируют лежак. Но самый шик — постелить полотенце прямо на мелкий, как мука, песок. А потом отправиться в симпатичный бар «Жокей-клуб», который с наступлением ночи, как и почти все на острове, набивается под самую соломенную крышу танцующими людьми.

Photo BPN75G.jpg

Всем хорош Las Salinas, но одна беда: в этом и прошлом сезонах сюда просочились продавцы поддельных очков, браслетов, сумок — настоящая саранча по прозвищу «Looky looky, people!» (увидев потенциального покупателя ширпотреба, они заводят препротивную песенку: «Посмотри, посмотри, посмот­ри...»). Но если и их присутствие вас не смутит, смело отправляйтесь на пляж, только не перепутайте дорогу: в пяти минутах от «Салинаса» отдыхают нудисты.

Ресторатор Арам Мнацаканов, предпочитающий загорать хотя бы в плавках, ра­зудалому веселью Ибицы не поддается: его выбор — тишайший остров Форментера, где свил из бетона и стекла уютное гнездышко дизайнер Филипп Старк. Пляжи на Форментере, по некоторым сведениям, «колхоз имени Ильича», но Juan y Andrea — лучший в мире пляжный ресторан. Брать — креветки de Palamos и бутылку альбариньо. Где хлеб — там и зрелища: если повезет, за соседним столиком окажется сексапильный футболист Лионель Месси в плавках. Не повезет — древняя герцогиня Альба. В купальнике.

Алекс Курран и Стивен ДжеррардАлекс Курран и Стивен Джеррард на Ибице

Форте-деи-Марми. Самый звездный на Тирренском побережье пляж Bagno Annetta и в этом сезоне ­намерен не сдавать позиций. Запасть в душу энергичной хозяйке пляжа Кармелле, попробовать пиццу с грушей и горгонзолой, которую тщетно пытаются повторить московские шефы, полюбоваться дочкой Дмитрия Маликова Стешей на шезлонге — вот программа-минимум отпускника-новичка на Версилийском побережье. Одни из первых нефранкистских поселенцев Форте, художница Александра Вертинская с мужем Емельяном Захаровым каждое лето гостят на пляже Lorenzo Levante — он единственный здесь работает с первого мая до конца сентября. Издатель Анна Попова и телеведущая Юлия Бордовских с семьями верны пескам La Fenice. Это знатный театр: еще несколько лет назад его фауна состояла преимущественно из миланских старичков, не на раздевание бьющихся в покер, а сейчас подтянулись русские бизнесмены с их взрослыми играми. Этот восставший из мелкого фортевского песка феникс просит с курортников скромные восемь-десять тысяч евро за сезон против двадцати тысяч, которые придется выложить за кабану с лежаками, тентом, комнатой для переодевания, сейфом и прочими радостями купания на Annetta или другом остромодном пляже — Twiga. В меню этого пляжного клуба, совладельцем которого все еще значится Флавио Бриаторе, возмутительные сашими и суши, которыми, как ни странно, охотно лакомятся итальянцы: еще бы, ведь у них нет ни «Сумосана», ни «Сейджи». Отель Principe, еще один форпост русских, только что переехал с уютного Marechiaro на не менее уютный Dalmazia. На новом месте деятельные хозяева разбили самый настоящий сад и спа с отдельными кабинетами — достойную альтернативу привычному массажу на лежаках. Спастись от нашествия соотечественников можно на старинном Piero, облюбованном итальянской знатью. Ходят слухи, что его завсегдатай, экс-президент футбольного клуба «Интер» Массимо Моратти намеревался прибрать этот кусочек суши (не рыбы, а земли) к рукам. Впрочем, вряд ли это повлияет на концентрацию мускулистых футболистов, уничтожаю­щих пышную фокаччу прямо на лежаках. А вот не менее тренированные подопечные клуба «Милан» принимают солнечные ванны на Roma Levante в компании вице-президента клуба Паоло Берлускони, родного брата бывшего итальянского премьер-­министра. Перед тем как свести с ними знакомство, оцените работу спа при отеле Principe и ловкость рук фей-стилисток в местном Aldo Coppola. Им под силу убрать даже последствия бурного романа со специалитетами «Форточки» — холодным йогуртом с земляникой, мороженым «Дай-дай» и невыносимо вкусными спагетти арцелле и вонголе.

Флавио Бриаторе с женой ЭлизабетФлавио Бриаторе с женой Элизабет в Форте-деи-Марми

Photo B2MG34.jpg

Канны. Официально на самый светский пляж Z Plage при «Гранд Хаятт Канн Отель Мартинез» (с прошлого года это общежитие «пять звезд» называется так) беженцев из других отелей не пускают. Чтобы все же обосноваться на лежаке-кроватке поближе к арабским шейхам (они, бывает, занимают первый ряд вместе с детьми и нянями, а жен оставляют в недрах семидесятиметровых яхт), отпускникам без мартинезской прописки нужно понравиться молодой красотке Флоранс, директору пляжа и ресторанов. Между прочим, главная строчка в меню Z Plage — неприлично огромный бургер с говядиной из Лимузена, авокадо и трюфелями за шестьдесят евро. Канны проще, чем принято считать. Да, к пляжу «Мартинеза» иногда подплывают дамы из Одессы на шпильках, но это дурной тон. Местная публика настолько снобская, что одевается просто — приходят в шлепанцах, а некоторые и вовсе босиком. Редкие птички с ярким оперением залетают на пляж старейшего оте­ля Carlton, который тоже теперь имеет противную приставку InterContinental. Они-то и порхают перед обитателями люксов — завсегдатаи здесь по большей части арабского, чуть реже — русского происхождения. На соседний с «Мартинезом» пляж Miramar стоит заскочить на ланч — запить сытный тажин из курицы подходящими позициями из недурной винной карты. Фаворит местных жителей L’Ondine с зонтиками цыплячье-желтого цвета уже тридцать лет маячит посередине Круазетт. А вот другой любимый французами пляж Bijou — на отшибе, у порта Канто. «Драгоценность» (так переводится название пляжа) держат две пожилые дамы, строго охраняющие сибас в морской соли и деревенский паштет от но­вомодных посягательств. И надо сказать, мидии в белом вине там выдающиеся. Берег мелководной лагуны — райское место для детей. И не надейтесь услышать русскую речь — за соседними столиками будут сплошь постаревшие Фредерики Бегбедеры, едва ли не мадам Каррер д’Анкосс. Когда средиземноморские специалитеты встанут-таки комом в горле, ищите альтернативу на пляже L’AnneX. Его хозяева-армяне жарят сносные шашлыки.

Джессика ЧестейнДжессика Честейн в Каннах

Photo CRXAT5.jpg

Сен-Тропе. Флаг самого популярного и веселого пляжа держит свежий Bagatelle — по сути, клон одноименных рестора­нов в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и на Сен-Барте, но с песком и лежаками. В сезон ни один шезлонг, а тем более столик в ресторане чужакам не отдадут — до конца августа все расписано за ностальгирующими по закрывшемуся Le Voile Rouge плейбоями. По соседству с Bagatelle, на культовом Les Palmiers, готовьтесь оглохнуть, причем не от властного голоса самого богатого в мире человека, мексиканца Карлоса Слима, который часто наезжает сюда с отпрысками, а от сетов лучших диджеев курорта. Но старожилы терпят: как ни крути, здесь подают самый вкусный тартар из тунца на всем Памплонне. А вот купаются по старинке на легендарном Le Club 55. Для того чтобы покачаться на волнах с Ириной Шейк и  Криштиану Роналду, а возвращаясь из пучины морской, случайно обдать брызгами Сильвестра Сталлоне, знать не нужно никого, кроме купюры в сто евро. Готовность регулярно с ней расставаться, а также бесперебойно выдавать чаевые (попросту — взятки) открывает любые двери гостеприимного Сен-Тропе. Пляжный ресторан Le Club 55 бессменно лидирует в списке «самых горячих гастрономических точек» у Иды Лоло и Виктории Сощенко — из года в год они хором поют оду местным артишокам под секретным соусом. Рекомендуют и заведение с тремя мишленовскими звездами La Vague d’Or при отеле Résidence de la Pinède — кстати, лежаки местного пляжа De La Bouillabaisse обслуживаются на том же мишленовском уровне. А вот где есть и купаться не стоит — так это на «площадке адского съема» Nikki Beach. До моря далеко, да и о его существовании посетители быстро забывают, барахтаясь под душем из игристого в бассейне. Боязнь встретить на пляже пропаганду альтернативных семейных ценностей уводит обремененных детьми старожилов на уютные и спокойные Nioulargo и Bar d’O.

Бейонсе и Jay ZБейонсе и Jay Z в Сен-Тропе

Photo CYAND8.jpg

Последний, кстати, открылся на месте культового Le Voile Rouge и ныне служит местом развлечения уже не взрослых отпускников, а самых ма­леньких — небольшой пляж легко снять для детского праздника, чем и воспользо­вался в прошлом году продюсер Павел Худяков, устроивший в Bar d’O день рождения дочки. Чтобы во всеоружии встретить кого-нибудь из старожилов, например Карла Лагерфельда, не обязательно везти на яхте круизную коллекцию Chanel — все необходимое можно купить на месте. Бессменный дресс-код курорта (по крайней мере днем) — девственно-белый. А вот чистейшие бриллианты ветераны советуют оставить по месту прописки. Когда столичный свет отправляется в Сен-Тропе на заслуженный отдых, у мошенников начинается высокий сезон. И чем крупнее колумбийский изумруд, тем проще проследить, на какой вилле он проживает.

Кейт МоссКейт Мосс в Сен-Тропе

Хью ДжекманХью Джекман в Сен-Тропе

Юрмала. Тридцатикилометровый пляж, где рыжая заря в натуральную величину падает в море гроздью янтаря, с легкостью выполняет функцию, с которой не всегда справляются московские рестораны, клубы и светские собрания, вместе взятые, — организующую и направляющую. Направлений всего два — к солнцу и от солнца. Но куда бы вы ни шли, обязательно столкнетесь и сомкнете бокал с теми, кто идет навстречу. Самая востребованная и оттого самая сомнительная точка сбора днем — пляж отеля The Baltic Beach. На нем добропорядочные семьи из культурных уголков России перемешаны в почти равной пропорции с господами из самых разных стран мира, которых объединяет татуировка «Не забуду мать родную», златая цепь, привычка не то что ругаться, но говорить на ненормативном русском, любовь к порочным латышкам и живот колесом. Впрочем, преданность пляжному шашлыку с овощами и лавашом под глоток шираза (розовое в Юрмале не в чести) вполне роднит интеллигентов с бандюганами. На совершенно другом уровне находится пляжный ресторан отеля Lighthouse: хоть СМП-Банк, которому принадлежит предприятие, и попал под американские санкции, но миноги, ростовские раки и прыткая рижская шпрота не переводятся на его дорогостоящей кухне. У «Лайт­хауса» на всем латвийском побережье один, но очень сильный конкурент — ресторан «36‑я линия», принадлежащий г-ну Малышкову-младшему. Это настоящий форпост московского хозяйства на зыбких юрмальских дюнах. Форель, буйабес (берите полпорции — больше не съесть) и устрицы — «тройчатка» от «36-й линии» в сочетании с нежнейшим новозеландским совиньоном блан быстро остудит до 36,6 °С даже самых разгоряченных отпускников. Если, конечно, они не найдут в себе сил еще до сытной трапезы окунуться в живительные воды Рижского залива, которые в июле иногда нагреваются аж до семнадцати градусов.

Кроме того, идилической картине Рижского взморья обещает пойти на пользу не так давно, но с помпой возникший на карте побережья Legend.Beach, возвести который вызвались девелоперы Дарья и Стас Лисиченко. Преображали кварцевые насыпи в соответствии с нордическим видением местного архитектора Зане Тетере, и та не подвела: теперь прорываться к воде придется с боем — отбоя от желающих прикорнуть на тикового дерева лежаках в ближайшее время не предвидится.

Ида Лоло и Андрей АртемовИда Лоло и Андрей Артемов на открытии Legend.Beach в Юрмале


Источник фото: Getty, Splash, Архивы Tatler

Битва платьевКому платье Dolce&Gabbana идет больше?

  • Наталья Орейро
  • Снежана Георгиева
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь