Ника Белоцерковская и школа в Провансе

Ксения Соловьева
1 Декабря 2011 в 07:06

Ника Белоцерковская«На сколько, по-твоему, ставить дораду в духовку?» – Ника раскладывает вокруг рыбы, еще с утра счастливо плескавшейся под балконом ее виллы в лазурном Кап-д’Айе, ломтики лимона, сдабривает розмарином и смотрит на меня с видом Владимира Путина, в прямом эфире принимающего экзамен у свежих членов движения «Наши». «Минут тридцать?» – робко выдвигаю свою версию. «Безнадежна, – вздыхает Белоцерковская. – Максимум двенадцать. Рыбу и морепродукты всегда лучше «недо», чем «пере».

Вместе мы готовим ужин. То есть готовит, конечно, Ника, я же определена на подсобные работы. Почистить манго для гаспачо (с манго томатный суп густеет до состояния желе, и есть его, как настоявшийся украинский борщ, лучше на второй день), порезать чеснок для ароматного масла, в котором обжаривают вонголе, порубить петрушку (запоминаю: зелень резать только сухой), вскрыть устрицы и посыпать их перцем. В конце концов, откупорить вино, потому что без бокала Chateau Minuty – в это правило Ника верит свято – ничего приличного даже у хорошей хозяйки не выйдет.

Гастрономический ужин из четырех блюд скроен за полчаса, и ни­кто не то что не умер от усталости, но даже не вспотел.

По ее кулинарным книгам, выпущенным другом семьи, из­дателем и меценатом Александром Мамутом, вот уже года два готовит вся Москва. «Рецептыши» – кому посытнее и покалорийнее. «Диетыши» – понятно кому. Сама Белоцерковская кокетничает: за лето набрала якобы четыре килограмма. А выглядит более чем стройной. Для трижды мамы и человека, который в настоящий момент пишет третий гастрономический учебник – про кухню Прованса и проводит дни в поисках совершенного звучания буйабеса и пирога с анчоусами.

Ника Белоцерковская

Лист ожидания в ее кулинарную школу Belonika&Les Chefs, работающую всего несколько недель в году, подлиннее списков на лампу-«артишок» и крокодиловую Birkin. В трюфельную декаду, в ноябре, утро в этом учебном заведении начинается особенно празднично – с бокала розового шампанского и яичницы... разумеется, с трюфелями. Десять девиц-послушниц с нетерпением ждут главного аттракциона. Открывается дверь, и в кухню вваливаются прованские крестьяне, эдакие сказочные гномы с взлохмаченными волосами и черными ногтями. В руках у них тяжелые мешки с чем-то грязным и сморщенным. Картошка? Нет, гигантские трюфели. Пахнут так, что впору падать в обморок от сладостной истомы.

Смелая Белоцерковская признается, что жутко боялась затеи с кулинарной школой. «Впрочем, я из тех, кто дрожит, но первый хватает парашют и от ужаса, с криком «б...я», выпрыгивает». Полтора года назад вместе с подругой – сомелье Аленой – она арендовала живописную гостиницу XVII века в городке Эгольер и решила отвезти туда небольшую группу. Муж отговаривал: «Зачем? Приедут человек пять». «Помню, я вывесила пост с фотографиями, вышла из дома и дала Боре пароль от ящика. Через сорок минут он позвонил и шепотом сообщил, что в ящике девяносто семь заявок. Мы не спали до четырех утра, так поднялся адреналин. Отвечали на одно письмо, а еще пять падало».

Ника Белоцерковская

В первый сезон подруги приняли три­дцать учениц. Нынешней осенью придется удовлетворить аппетиты семи десятков – от страждущих встать к плите нет отбоя, даже несмотря на то, что видали в Провансе школы и подешевле (неделя у Белоники стоит около семи тысяч евро). В русской блогосфере, где принято ругать любые начинания еще до наступления первого удобного случая, началось волнение.

Особо въедливые засели с калькуляторами – считать, сколько самолетов, лодок и шляп купит супруга владельца группы компаний «Уникум». Она спокойно возражает: «Во-первых, я много плачу поварам: люблю, чтобы партнеры достойно зарабатывали. Во-вторых, у нас все самое лучшее. Если шампанское – то Ruinart, если трюфель – то с предгорьев Альп. Ну а в-третьих, мы продаем эмоции. А они бесценны».

Кулинарных школ в Провансе – как полей с лавандой. Только едут сюда за корочкой. Восемь часов в день честно отстоять в кухне, где преподают не звезды, а те, кто ими не стал. Третьи сушефы методично объяснят матчасть. Научат правильно готовить четыре базовых соуса. «Да никому этот канонический бешамель не нужен – в магазинах полно книг, где все пошагово объяснено, – заводится Ника. – Вот говорят, школа Ленотра стоит три семьсот, а у Белоники – шесть четыреста. Ну и пожалуйста, дуйте к Ленотру и покорно ваяйте там коржи. Никто не держит. Только это скучно – раз. Никто не будет переводить – два. И не будет прекрасной меня, которая расскажет все так, чтобы у вас ­загорелись глаза».


Источник фото: Влад Локтев

Битва платьевКто носит платье Gucci лучше?

  • Хикари Мицусима
  • Валерия Кауфман
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь