Талантливы и сексуальны: музы Вуди Аллена

Линн Хиршберг
30 Ноября 2013 в 22:00

Скарлетт Йоханссон и Вуди АлленВуди Аллен: «Я безум­но люблю женщин!» (на фото — Скарлетт Йоханссон и Вуди Аллен)

«Я безум­но люблю женщин, — Вуди Аллен мог бы этого и не говорить. — Мне даже больше нравится, когда интервью у меня берет дама. Я и самообразованием занялся, что­бы меня любили. Не раз делал вид, что раз­бираюсь в древнегреческой философии или обожаю Родена, – только чтобы понравиться».

Кино он стал снимать ровно по этой же причине. А уж никак не от любви к такой скукоте, как искусство.

В каждом из его фильмов (фильмография Аллена обширна: более сорока режиссер­ских работ и шестьдесят восемь сценарных) есть актриса-фетиш, ради ­которой, собственно, все задумывалось. Начиная с «Бананов», первого полного метра по его сценарию, написанного для второй жены, актрисы Луиз Лэссер. И заканчивая недавней «Полночью в Париже». Там девушек целых три. Две француженки: Марион Котийяр, в нее все влюблены, и Карла Бруни — не в связи ли с предстоящими президентскими выборами во Франции ей досталась роль без любви?

Третья — канадская актриса Рэйчел МакАдамс: ее героиня противная, но соблазнительная. «Я хотел, чтобы она сыграла плохую девчонку. Но сексуальность, несмотря на скверный характер, делает ее интересной. Схожу с ума по Рэйчел, — признался Вуди, — но у меня это в порядке вещей. Я всегда восхищаюсь женщинами из моих фильмов. Они вы­зывают во мне желание. С каждой из них я хотел бы пойти на свидание».

Рэйчел МакАдамсРэйчел МакАдамс

Мотивы вуманайзера Вуди очевидны. Такие же когда-то были у Альфреда Хичкока, который, будучи по-собачьи преданным жене Альме, желал Грейс Келли всей мощью кинематографического таланта.

Кардиограмма связей Вуди Аллена, впрочем, куда более разнооб­разна. На ней кроме постоянных необрати­мых изменений есть даже обширные инфаркты. Типа брака с Мией Фэрроу, закончившегося женитьбой актера на ее приемной дочери Сун-Йи. Его с Фэрроу сын после этой истории навсегда отвернулся от гулящего папаши, взяв фамилию матери.

Со всеми остальными партнершами и бывшими музами Вуди, что называется, остался друзьями: благодарные за собственный вклад в кинематограф, внесенный его талантом, они прощали ему новые увлечения. Дайан Китон, третья жена, получила «Оскара» за роль в «Энни Холл».

О Китон Вуди всегда вспоминает с нежностью. «Будучи артистом стендап-комеди, читая монологи с эстрады, я писал их под себя. И не представлял рядом с собой партнершу. Не знал, как делать женский характер и диалоги. Но потом повстречал Дайан. У нас закрутился роман, мы стали много времени проводить вместе, я начал сочинять для нее. Китон — мощнейшая личность. Она очень сильно на меня повлияла. К тому времени, когда рождался сценарий «Энни Холл», женские образы мне давались даже лучше, чем мужские».

Вуди Аллен ненавидит кастинги, а актрис примечает в фильмах других режиссеров. «Я слишком застенчив для того, чтобы вот так запросто встречаться с актрисами. Первую встречу я пытаюсь сделать как можно более краткой. Мне просто нужно понять, не набрала ли она лишних килограммов и не испортила ли себя пластическими операциями. Важно, чтобы красота была естественной».

Ему очень понравилась игра Рэйчел МакАдамс в «Незваных гостях», он запомнил ее и решил, что обязательно напишет роль. Увидев Пенелопу Крус в «Возвращении», тут же придумал для нее художницу Марию Елену в «Вики Кристине Барселоне».

Пенелопа КрусПенелопа Крус (кадр из фильма «Вики Кристина Барселона»)

«Мы с Вуди встретились в Нью-Йорке секунд на сорок, — вспоминает Крус. — Когда я вышла из кабинета, его помощники хором сказали: «Надо же, ты пробыла там так долго, обычно это одно мгновение». Вуди сказал, что видел «Возвращение» и что сочинил для меня роль. Я была счастлива: мне ужасно нравится Вуди, его честность, полное отсутствие фальши и светскости. Он говорит мало и только о важном».

«Он взял меня в «Манхэттен» после того, как заметил в моем первом фильме «Губная помада», — вспоминает Мэриэл Хемингуэй. — Его никто, кроме Вуди, по-моему, и не смотрел. Я была простой деревенской девушкой без особых амбиций. И когда Вуди позвонил нам домой — а жила я в ­Айдахо, — маме пришлось долго объяснять мне, кто он такой. Я знала только один его фильм — «Спящий», и мне казалось, что это ужасное кино. Но я поехала к нему в Нью-Йорк. Почитала роль вслух, вышло чудовищно, но что-то он во мне увидел. Мне было всего шестнадцать, когда я снялась в «Манхэттене», семна­дцать, когда фильм вышел, и восемнадцать, когда меня номинировали на «Оскар».

В «Манхэттене» Хемингуэй играет юную подружку стареющего героя. «Первый в жизни поцелуй взасос перед камерой случился с Вуди Алленом на глазах у съемочной группы. Перед съемкой я практиковалась, целуя свою руку. После того как сняли сцену, я бросилась к оператору: «Умоляю, скажите, мне ведь не придется делать это еще раз?».

Трейси, героиня Хемингуэй, — отнюдь не пустышка, живущая за счет мужчин. Умная и образованная, она в итоге оказывается порядочнее и человечнее своего старого любовника. «В реальной жизни у нас с Вуди не было романтических отношений. Но благодаря ему я очень выросла. Он часто брал меня с собой в музеи и на концерты. Вся мудрость, которая есть в ­героине, — это его мудрость».

«Чтобы работать с актрисой, мне нужно в нее влюбиться, — обозначает Аллен свой творческий метод. — Я, конечно, имел представление о том, кто такая Пенелопа Крус. Но когда она вошла в мой офис, я обомлел: она оказалась гораздо красивее, чем в кино. Пенелопа еще не произнесла ни слова, но я уже знал, что напишу для нее роль».

Хавьер Бардем, Скарлетт Йоханссон, Пенелопа Крус и Вуди Аллен на съемках фильма «Вики Кристина Барселона»Хавьер Бардем, Скарлетт Йоханссон, Пенелопа Крус и Вуди Аллен на съемках фильма «Вики Кристина Барселона»

Так появилась Мария Елена — бывшая жена ловеласа Хуана Антонио, которого играет Бардем. Периодически Мария Елена впадает в такую ярость, что хочет убить Хуана Антонио, и тем не менее она — любовь его жизни.

«Я не хотела делать героиню сумасшедшей, — объясняет Крус. — А вот Вуди умеет с удивительной легкостью посмеяться над тем, что обычно смущает людей или причиняет им боль. На премьере в Каннах я думала: «Почему люди смеются, ведь то, что происходит с героями, совсем не смешно?»

«Я настолько доверяю Пенелопе, — ­говорит режиссер, — что разрешил в «Вики Кристине» им с Бардемом импровизировать. Они что-то говорили по-испански, а я за режиссерским пультом вообще не понимал, о чем речь. Но не волновался. В моих фильмах женщина должна быть живой. И одновременно — моей фантазией, моей ­мечтой».

Скарлетт ЙоханссонСкарлетт Йоханссон

Сцену первого появления Скарлетт Йоханссон в «Матч-пойнте» Аллен переснимал четыре раза. Продумывал каждую мелочь: прическу, цвет одежды, угол падения света. Хотел, чтобы зритель сразу восхитился Скарлетт так же безоговорочно, как восхищался ею он сам.

К некоторым актрисам Аллен присматривался долго. Кое к кому — до сих пор. Все намеревается поработать с Кейт Бланшетт («она такая смешная в «Талантливом мистере Рипли») и Риз Уизерспун («но для нее нужна очень достойная роль»). 

Джонатан Рис Майерс и Скарлетт ЙоханссонДжонатан Рис Майерс и Скарлетт Йоханссон (кадр из фильма «Матч-пойнт»)

А вот девушка Наоми Уоттс созрела. «Я держал Наоми в поле зрения несколько лет. И в конце концов взял ее в фильм «Ты встретишь таинственного незнакомца», где Уоттс играет вечно недовольную жену волокиты-мужа. Очень смешно и очень сексуально. Посмотрев «Не будите спящую собаку», я влюбился в Теа Леони. Хвалюсь редко, но «Голливудский финал» с ее участием — отличнейший фильм».

Аллен играет режиссера, ослепшего ровно перед началом съемок. Поскольку признаваться в этом алчному продюсеру очень страшно, бывшая жена страдальца в исполнении Леони становится его глазами и помогает не завалить фильм. На съемках у них оживают старые чувства, они снова влюбляются друг в друга.

Наоми УоттсНаоми Уоттс

Как и многие любимицы Аллена, Теа — девушка высокого роста. Союз длинной героини с коротышкой — традиционный комедийный прием, полностью убивающий эротику. Но только не в случае Вуди Аллена. Человек, попавший в миллион мировых рейтингов как «самый сексуальный мужчина в мире», сумел сделать объектом желания свои другие достоинства — блестящий ум и чувство юмора. Более того: благодаря его усилиям сексуальными вдруг оказались такие качества, как занудство и нервическая интеллигентность. Поэтому он никогда не против того, чтобы женщины были выше на голову – это слегка повеселит зрителя, но точно не снизит градус напряжения между героями. «Когда мы снимали «Загадочное убийство на Манхэттене», я хотел, чтобы зрители видели, насколько Анжелика Хьюстон высокая. Чтобы это бросалось в глаза в сцене, где мы целуемся. И это мы еще сидим на диване. Если бы стояли, мне пришлось бы целовать ее в пупок».

Когда Аллен говорит про своих актрис, его взгляд становится мечтательным и отстраненным. Все эти женщины будто играют в воображаемом фильме, который всю жизнь нон-стопом снимается в его мозгу. Втором, по его выражению, любимом ­органе. 

Теа ЛеониТеа Леони


Источник фото: Getty, Splash

Битва платьевКому комбинезон Saint Laurent идет больше?

  •  Тейлор Свифт
  •  Хайди Клум
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь