Секс на пляже: Дилан Пенн в объективе фотографа Tatler

Алексей Тарханов («Ъ»)
28 Марта 2015 в 09:45

Дилан Пенн, Tatler

Недалек тот день, когда про Шона Пенна будут говорить: «Вот ковыляет папа красавицы Дилан». Пока что он сам молодец, и Шарлиз Терон с ним рядом, но дочь Пенна зачастила в Париж, а это знак. Зимой на Неделе кутюра Дилан Пенн позировала с мамой — актрисой Робин Райт. «Одним миром мазаны», — сказали французские фотографы. Робин (единственная, ради кого имело смысл смотреть «Санта-Барбару») прикатила в Париж со своим юным (пятнадцать лет разницы!) женихом Беном Фостером. Он не то чтобы годится ей в сыновья, но на роль отца Дилан, которой в апреле исполняется двадцать четыре, уж точно не подходит.

На показах в первом ряду мисс Пенн спокойна и улыбается, а я смотрю на нее и с дрожью вспоминаю недавнюю съемку для Tatler на пляже Venice в Калифорнии. Морально стойкая стилистка Анна Зюрова до сих пор не может опомниться. Когда автобус с нарядами и съемочной группой приехал туда рано утром, вместо солнца намечались холод и дождь. На шезлонгах вместо накачанных спасателей обнаружилось лежбище без­мятежных калифорнийских бомжей. Оптимистичные, как и по­ложено американцам, они все равно не могли украсить кадр в качестве массовки. Так что бедной Дилан, которая сама, за рулем, продралась сквозь утренние пробки, пришлось ждать не только погоду, но и мальчиков-моделей. Зато ей привезли идеальных красавцев.

С их появлением настроение сильно улучшилось. Помог и фотограф Ю Цай, он для девушки как родной — и отца ее снимал, и мать тоже, — а также вовремя случившиеся на пляже маленький мальчик и крупный мопс. Но Дилан все равно пришлось мобилизовать весь свой наследственный талант. Она актриса в третьем поколении, но из упрямства долго отказывалась играть в кино. Лишь недавно согласилась на дебют — и не у какого-нибудь «папыма­миного» знакомого знаменитого режиссера, а у такого же, как она, дебютанта Илая Моргана Джеснера. Уже совсем скоро выйдет фильм ужасов «Приговоренный» — про многоэтажную нью-йоркскую трущобу, обитатели которой от грязи превра­щаются в вурдалаков. Очень нарядная история для девочки из хорошей семьи! Кстати, там еще играет супермодель Лидия Херст, чья фамилия в США тоже не пустой звук.

Дилан Пенн, Tatler

Мы спросили Дилан, убьют ли ее в кадре (блондинок в фильмах ужасов всегда убивают с особым цинизмом), но она сказала только, что всегда рада возможности провести в Нью-Йорке месяц, да еще и за деньги. За этот месяц она, по ее выражению, «многое узнала о себе». Перестала стесняться. В восемнадцать лет, когда она бросила киношколу, родители в наказание урезали ее расходы: их педагогическим лозунгом было «каждый сам отвечает за свое дерьмо». Дилан пришлось развозить пиццу, сидеть с чужими детьми. И тренироваться писать сценарии в свободное от пиццы время. Что ей мешало делать это в кино­школе? «Все это научило меня терпению и скромности, — парирует Пенн. — Тяжелая работа за мизерное вознаграждение — это каждый должен попробовать. Хорошо закаляет. В будущем поможет ценить удачу». Что ж, спасибо за совет. Она имеет в виду модельный контракт с флорентийцами из Ermanno Scervino. «Мне и раньше нравились их рекламные кампании, — говорит Дилан, — красивые и тонкие. Эти люди делают одежду, которая облегает фигуру. Все, что должно быть круглым, в ней заметно. Тело выглядит прекрасно».

Дилан тело свое ценит и не отдала его Playboy даже за сто пятьдесят тысяч долларов. Правда, потом снялась голой у фотографа Тони Дюрана. Он придумал абсолютно фетишистскую историю: девушка прикрывается меховой сумкой. Теперь Дилан уверена, что не очень любит позировать: «За это хорошо платят, но работа странная. Я бы предпочла писать статьи».

Дилан Пенн, Tatler

Мы готовы махнуться с ней не глядя! Спрашиваем о литературе — читала ли она Russian classics: Tolstoy, Dostoyevsky? Она уводит разговор в сторону: «Давайте лучше о музыке, я жить без нее не могу. Училась играть на фортепьяно. Могу слушать хоть 40 Bests of Every­thing, хоть Нину Симон». Ничего страш­ного: ее папа прочитал «Преступление и наказание», толь­ко когда сам сел в тюрьму за мордобой. Там же оценил и Монтеня. «Опыты». Все в жизни приобретается с опытом.

Газеты то и дело собираются выдать Дилан замуж за какую-нибудь «нежить» — то за Роберта Паттинсона, то за Стивена Мак­куина (того, что из «Дневников вампира»). Но думаю, в ее жизни уже есть пример семейного счастья. Не сосчитать, сколько раз — пять или шесть — ее родители объявляли о разводе по причине «непримиримых противоречий», пока, наконец, не разошлись. Но это все равно лучше, чем брак ее отца с Мадонной, когда «непримиримые противоречия» выбивались клюшкой для гольфа. Шон Пенн, повзрослев, остепенился, стал великим, светочем, классиком и приобрел все мыслимые кинематографические награды — «большой шлем»: «Оскар», Канны, Берлин, Венеция.

Но с ним все еще не скучно. Про его роман Дилан говорит без обид: «Если мой отец счастлив, счастлива и я. Шарлиз очень талантлива, и это единственная жещина, кроме моей матери, которая способна его укротить». Дилан за папу волнуется. Шон, известный борец с Джорджем Бушем и его демонами, ездил в Ирак и Иран, дружил с Уго Чавесом. Семь лет назад возил Дилан и ее брата Хоппера Джека на Кубу к братьям Кастро. Фидель посоветовал детям стать врачами, «потому что это лучшая профессия на земле». Но медициной тут пока не пахнет.

Дилан Пенн, Tatler

Дилан Пенн, Tatler

Дилан Пенн, Tatler

Дилан Пенн, Tatler

Дилан Пенн, Tatler


Источник фото: Yu Tsai

Битва платьевКому платье Chanel идет больше?

  • Рената Литвинова
  • Наталья Якимчик
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь