Павел Каплевич: «Надо удивлять, все остальное уже неинтересно»

Евгения Гершкович
1 Января 2015 в 22:51

Павел КаплевичПавел Каплевич в теплых объятиях своих знаменитых «пророщенных» тканей

«Тюль надо повесить вместе с занавесом. Делайте две длины», — знаменитый театральный художник Павел Каплевич нажимает на кнопку рации «отбой». А затем поворачивается к одному из своих помощников: «Слушай, а по какому проекту я только что разговаривал?»

У Каплевича сейчас в работе проектов десять, большинство — оперы.

— Я давно понял: надо удивлять, все остальное уже неинтересно, — утверждает, по мнению одной популярной газеты, «главный баламут нашей театральной жизни». Он заражен микробом творчества, взрывной энергией. Его яркий характер сформирован морем и солнцем Туапсе, откуда он родом. Павел начинал как актер, выпускник Школы-студии МХАТ. Но благодаря настояниям знаменитого театрального режиссера и педагога, основателя «Школы драматического искусства» Анатолия Васильева, стал художником по костюмам. А потом переквалифицировался в управдомы, то есть в модного сценографа (и в театре, и в кино, и на телевидении), декоратора интерьеров, автора очень особенной технологии «проращивания» ткани. В редкой способности вовремя перепрыгивать из одной профессии в другую Каплевичу равных нет.

— Вся моя предыдущая жизнь была направлена на то, чтоб стать артистом. Я работал в театре, пробовался в кино. Мне отказывали: «Нетипичный». А ведь я был переполнен энергией. Конечно, как-нибудь я бы пробился, но на вторые, комедийные, острохарактерные роли. А хотелось быть героем.

Паша понял, что звездой ему не быть. По крайней мере, в этом жанре. Но задача прославиться с повестки дня не снималась.

— Мой организм устроен так, что в критические моменты делает прыжок «аппендиксного» свойства, как бы в сторону. Если дверь закрыта – не ломлюсь, а вхожу через окно, дымоход ну или какую-нибудь щель.

Двадцатитрехлетний Каплевич женился на художнице по костюмам. Дефицита красок дома не было — вот он и начал рисовать. И очень активно. Сделал миллиарды рисунков. Друзья приходили, хвалили.

Павел КаплевичЛучше всего Павлу Каплевичу удаются пышные костюмы, стилизованные под барокко

Среди визитеров оказался и любитель сиреневых пиджаков с салатовыми галстуками — режиссер Роман Виктюк: «Ты, Паша, должен работать художником в теат­ре». Он-то и пригласил Каплевича делать «Фед­ру». Но работа не склеилась, не «проросла».

— Зато мои рисунки увидел Анатолий Васильев. И я оказался в «Школе драматического искусства», где очень пригодился.

Страшно энергичный и амбициозный Каплевич делал все: шил, стирал, без уста­ли предлагал новые идеи. А в какой-то момент эта Золушка даже поселилась в теат­ре. В бухгалтерии Каплевичу соору­дили халабуду, где за ширмой среди каких-то знамен он и спал. Утром бухгалтер приходила на работу,

Паша выползал и шел умываться. Так он прожил два года.

Павел КаплевичПавел Каплевич в костюме для спектакля «Борис Годунов»

И таки обзавелся вполне звездным портфолио: знаменитый «Серсо» Васильева, мирзоевские «Хлестаков», «Укрощение строптивой», «Женитьба», «Двенадцатая ночь», «Две женщины», «Амфитрион», поставленные Петром Фоменко «Калигула» и «Государь ты наш, батюшка...», «Пигмалион» Галины Волчек, «Вишневый сад», «Три товарища», «Двое на качелях», «Горе от ума» Олега Меньшикова. И это очень неполный список, можно сказать — только первый акт. Каплевич засветился и в кино: «Такси-блюз», «Луна-парк», «Лимита», «Мама»... Из-за отсутствия специального образования Каплевич долго работал «нетарифицированным» художником. Официально числился консультантом по чему-нибудь — то «консультантом по фантасмагориям», то «консуль­тантом по эротике», а у Рустама Хамдамова в «Анне Карамазофф» — «консультантом по быту и стилю двадцатых–пятидесятых годов».

— Хамдамов — живая легенда. Когда он впервые пришел ко мне в «бухгалтерию» посмотреть рисунки, то заметил: «Голову надо рисовать мельче. Так крупно уже не модно». Я запомнил.

Павел КаплевичПавел Каплевич за работой над «Щелкунчиком»

Обладатель многочисленных теат­ральных наград, от «Золотой маски» до «Турандот», Каплевич никак не желает бронзоветь и неустанно придумывает что-то новое. Одна из последних идей, рожденная с режиссером Аллой Сигаловой, — превращение знаменитого балета «Щелкунчик» в оперу.

В 2015 году исполнится сто семь­десят пять лет со дня рождения Пет­ра Ильича Чайковского.

— Согласны вы или нет, но я считаю, что текст в «Щелкунчик» просился давно. Да и сам композитор однажды признался, что написал музыку скорее для оперы, чем для балета. И вот мы это сделали. Когда слышишь слова, положенные на ноты, знакомые с детства, кажется, что с этим ты и вырос. Такое пронзительное, роднящее всех волшебство.

Балетом Каплевич болеет давно, но, несмотря на совместные проекты с Анд­рисом Лиепой, чувствует «недовостребованность» миром батманов и антраша.

— Да и попросту обидно, что главное новогоднее произведение, самая знатная кормушка театральных художников, проходит мимо меня, — под конец уже совсем бесхитростно признается Павел.

Павел КаплевичПавел Каплевич на презентации проекта «Щелкунчик. Опера» (2014)

Семиклассником еще не бородатый Каплевич поехал на зимние каникулы из родного Туапсе в тогдашний Ленинград. Знакомые отправили мальчика на балет «Щелкунчик» в Кировский (ныне Мариинский) театр. Танцевали ученики Вагановского училища.

— Недавно отыскал программку: оказывается, Испанскую куклу танцевала Алла Сигалова. Представляете?

Тогда они, конечно, не познакомились, это произошло много позже, когда Сигалова приехала в Москву и поступила в ГИТИС.

— Мы много общались. Я даже выдал Аллу замуж. К сожалению, Рома (ре­жиссер Роман Козак. — Прим. Tatler) безвременно ушел. Наши сыновья, Ми­ша и Максим, родились практически в один день.

Кстати, надо сказать, что Каплевич вообще обожает женить друзей. Сводничество — его вторая профессия.

Когда директор «Новой оперы» Дмитрий Сибирцев предложил Каплевичу и Сигаловой сочинить для театра что-то сов­местное, Павел тут же вспомнил о «Щелкунчике».

— Правда, Алла утверждает, что это она первая сказала, что нужно сделать из него оперу. И уже почти меня в этом убедила. Что ж, женщинам надо уступать.

Павел Каплевич и режиссер Александр Сокуров (2007)Павел Каплевич и режиссер Александр Сокуров (2007)

Властелин «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников порекомендовал Каплевичу журналиста и любимого поэта Бориса Березовского Демьяна Кудрявцева, который деликатно положит стихотворный текст на музыку.

– Я, конечно, и сам знаком с Демой. Ну, издатель «Коммерсанта» и издатель. Но тут полез в интернет, и оказалось, он еще и поэт, и сын музыкального критика. А из «Коммерсанта» давно ушел.

Композитор Игорь Кадомцев смело взялся приспособить великую балетную музыку для голоса. Маэстро Дмитрий Юровский сделал бережную аранжровку. Сценограф Николай Симонов предложил неожиданную игру масштабов: дом превращается в шкаф, трансформируется в кровать и, наконец, становится целым городом. А люстра — праздничной елкой.

Видно, что Каплевич наконец дорвался до любимой неоклассики. Хотя признаться в этом ему было как-то неудобно: все друзья варили пластмассу, раздевали актеров догола, шутили про Путина — в общем, экспериментировали с постмодернизмом, андеграундом и новыми художественными формами. Но каждому своя судьба.

— Сомов, Бакст, Серов мне гораздо ближе современных гениев. С мирискусниками я легче договариваюсь.

Павел Каплевич и топ-модель Наталья ВодяноваПавел Каплевич и топ-модель Наталья Водянова на благотворительном балу «Щелкунчик» в Доме Спиридонова

В «Щелкунчике» Каплевича будет поклон и Сергею Дягилеву, который привез в Париж Вацлава Нижинского и Федора Шаляпина — два наших мужских архетипа. С одной стороны — романтическая нежность, «пух от уст Эола», с другой — русская ши­рокая душа.

На днях аукционный дом MacDougall's покажет вы­ставку графики Павла Кап­левича — как раз эскизы кос­тю­мов «Щелкунчик. Опера». Все вроде готово, но каждое утро Павел, просыпаясь, радостно бежит в мастерскую — ну совсем как Маша к Дроссельмейеру.

— Рисую бесконечно. Теперь меня не остановить. Вы не представляете, сколько эскизов я уже сделал! А ведь еще предстоит все это шить! Процесс — бесконечный. Но моей энергии хватит и на сотню других проектов. Сейчас готовлю оперы «Анна Каренина», «Горе от ума», «38 попугаев», «Звуковая дорожка». С годами жизнь становится все интересней и интересней. Кстати, я совсем не устаю. Вы хоть раз слышали от меня: «Как я устал!»?!

Павел Каплевич и балерина Илзе Лиепа (2012)Павел Каплевич и балерина Илзе Лиепа (2012)


Источник фото: Patrick Walter, Архив Tatler

Битва платьевКому платье Saint Laurent идет больше?

  • Милана Королева
  • Анастасия Беляк
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь