Борис Ельцин-младший: «Из всех внуков я был самым любимым»

Наталия Архангельская
1 Декабря 2014 в 15:26

Борис Ельцин-младшийБорис Ельцин-младший в актовом зале своего детского сада «Интересный»

Борис Ельцин-младший в аккуратном пиджаке и жи­лете садится напротив и сосредоточенно произносит: «Что мне нравится в детском саду «Инте­ресный»? Здесь я увидел другой подход.­ Мы создаем для детей среду, где им хочет­ся развиваться и учиться самостоя­тельно­сти. Мы не стремимся загрузить их боль­шим количеством информации, а задумываемся о своевременности этой информации. Ведь у каждого ребенка свой темп».

Звучит до тревожного серьезно, но радуется Борис вполне искренне. Вчера внук первого президента РФ Бориса Николаевича Ельцина посетил день открытых дверей в детском саду, который затеял с друзьями — Игорем Гурьковым и Жанной Рыжовой. Cад в Большом Трехгорном переулке назвали «Интересный» — а что, многообещающе! Соучредитель Ельцин проект одоб­рил: «Я рад, что согласился участвовать».

Мы сидим в переговорной (представьте себе, они есть и в детском саду — совсем как в банке, с непременной кофемашиной Nespresso) и грызем печенье ручной работы авторства местного повара. Прибегает трехлетний сын Жанны Егор — cогласно местной идеологии, «не объект обучения и воспитания, а мыслитель, способный рассуждать и самостоятельно исследовать мир». В «Интересный» Жанна отдала собственного ребенка, а это, согласитесь, показатель. Джиу-джитсу, хореография, современный танец, йога, шахматы и вокал — график у малышни напряженнее, чем у иного инвестбанкира. Не удивительно, что к услугам каждого карапуза психолог и логопед. Пока мы беседуем с Ельциным, в столовой источают соблазнительные ­ароматы ватрушки с джемом, борщ и творожный пудинг.

Борис тоже ходил в детский сад. Даже в три: на Кутузовском проспекте, на Малой Бронной, неподалеку от так любимого здоровяками в пиджаках из питона кафе «Аист», а также в «Снегири»: «Это когда с понедельника по пятницу от «Библиотеки имени Ленина» тебя на автобусе отвозят за город». Так что «Интересный» ему есть с чем сравнивать. Воспоминания о детских садах — смешанные. С одной стороны, ненавистнейшая запеканка с изюмом, разбавленное какао, воспитательницы — грозные Мариванны. С другой... «Наташа была крупнее меня раза в два. Повалила на снег и поцеловала». Надо сказать, что Мариванн советского разлива в «Интересном» мной обнаружено не было. Только бойкие улыбчивые феи из стихов Маршака.

В выборе воспитателей Борис целиком положился на Жанну: «Я доверяю ей на сто процентов. Согласен с тем, что в любом бизнесе — большом или маленьком — кад­ры решают все». Ельцин знает, о чем говорит: няню для любимой сводной сест­ры Маши Юмашевой (дочери Татьяны Борисовны Юмашевой от третьего брака) выбрали на семейном совете: «Важен баланс. Старень­кая за Машей не угонится. А юную наша двенадцатилетка просто съест».

Говорят, Ельцин-младший и сам был зубастым ребенком. «Борян — гроза двора по 2-й Тверской-Ямской улице», — вспоминают одноклассники. «Ну, знаете, гроза двора, — смущается Ельцин. — Все мы в детстве хулиганили. Но не помню, чтобы я прямо кого-то лупил. Мы больше были по спорту. Я и до сих пор «по спорту» — три раза в неделю футбол, зимой — хоккей».

Он гоняет мяч на семейной даче в Жу­ковке — почти всегда в нападении.

Спортивные товарищи отмечают «уверенный дриблинг». А еще, говорят, когда Ельцин в форме, он может забить гол практически в одиночку. Впрочем, в форме он всегда.

Шесть лет назад ловелас, бонвиван, повеса, любитель быстрых авто, бессонных клубных загулов, эффектных женщин — от длинноногих моделей всех мастей до внучки Расула Гамзатова журналистки Шахри Амирхановой — бросил тусовки. «Поспорил с другом. Осталось продержаться еще год. Друг тоже бросил». — «А вы не жульничаете?» — «Не наш метод», — строго заявляет Ельцин.

Как ему живется в такой аскезе? Неплохо: «Да, я больше не совершаю сумасбродных поступков, о которых потом так весело вспоминать. Да, не досиживаю до конца вечеринок — уезжаю домой. Но все это было у меня в двадцать лет. Было — и прошло».

В клубах Ельцина больше не встретишь, но есть исключение — «Крыша мира»: «Пью там пуэр и просто слушаю музыку».

На смену вечеринкам в компании «хмельных красавиц и лихих друзей» в жизнь Ельцина пришли регулярное ­го­лодание и детокс в самых разных кли­никах вроде австрийской «Лансерхоф». Но что действительно переменилось, так это ценности. Кто бы мог подумать, что он откроет детский сад? И будет им серьезно заниматься.

Друзья свидетельствуют: «Боря — человек сильных решений. Ну такой вот у него характер: или радикально, или никак». С детства Ельцин играет в теннис — дед обучил, кто ж еще! Так вот, еще будучи студентом, он «резал», «смешил» и «гасил» с таким остервенением, что вышел на профессиональный уровень, участвовал в юниорских турнирах. И только потом подуспокоился, хотя пыль с ракетки смахивает исправно. «Смотрите, какие у меня жесткие руки — руки теннисиста».

Или вот: увлекшись йогой, Ельцин шлифовал асаны семь дней в неделю — без ­пропусков. Несколько лет подряд! Стал очень гибким.

Борис Ельцин-младшийЗа любимым занятием — игрой на пианино

А недавно заболел музыкой: «Смешная история: мы с бывшей девушкой решили заняться игрой на фортепьяно. Расстались — и она забрала инструмент. Я рванул в «Мир музыки» и вернулся с пианино, совершенно счастливый. Думаю, покупка автомобиля не доставила бы мне столько радости. Теперь играю Ханса Циммера, Бетховена наших дней, утром и вечером — не говоря уж о частных уроках. Преподавательница изумляется: «Первый раз вижу, чтобы в тридцать три года человек занимался с таким упорством». А ведь нам, левшам, пианино дается труднее». — «Зачем вам все это?» — «Развивает мозг. Он должен работать сразу в нескольких направлениях. Взять то же фортепиано: приходится одновременно думать о пальцах, смотреть в ноты, на клавиши, помнить о ритме, педалях. Это тяжело, но нужно. Такой уж я — всегда двигаюсь вперед. Высадились на Луне? Отлично, полетели дальше — на Марс».

«Он очень упорный, с принципами — человек старой закваски. Взять хоть отношения с женщинами: стоит допустить промашку, как бы Боря ни был влюблен, он скажет «прощай», — говорит друг Ельцина. Судя по всему, сербская модель, воло­окое лицо и аппетитнейшее тело Intimissimi Тамара Лазич — отличница в личной жизни, прямо-таки медалистка. «С Тамарой мы познакомились два года назад в Нью-Йорке, — вспоминает Ельцин. — Но и я, и она были тогда в отношениях. А недавно снова стали single — и закрутилось. Что мне нравится, — с воодушевлением продолжает он, — так это то, что мы не играем ни в какие игры! Забавы типа «кто кому позвонит первым» остались в прошлом. Мне тридцать три, и я чертовски от них устал. Недоверие, ревность — все это мы уже проходили. С Тамарой я говорю исключительно по-английски. Ни мне, ни ей он не родной: оттого и никаких недомолвок, полутонов. Говорим четко, доходчиво — по существу».

Борис избавляет меня от необходимости задать стариковский вопрос, уточняя: «Конечно, я хочу семью — это главное в жизни. Но не тороплюсь, ищу правильного челове­ка. Ведь сам я — дитя развода ­(Борис – сын однокурсника Татьяны Юмашевой Вилена Хайруллина, получивший после расставания родителей девичью фамилию матери. — Прим. «Татлера»). И да, мои дети обязательно пойдут в садик».

А пока Ельцин водит в школу сестру Машу. Правда, случается это редко — родители забрали Машу из гламурной столичной МЭШ и отдали в школу в Вене. «В Австрии я встаю в семь утра и провожаю сестру на уроки. Маша — отличница. Я диву даюсь, как быстро она переключается с языка на язык: со мной говорит по-русски, с нянечкой — по-английски, с учительницей — по-немецки».

Борис Ельцин с гордостью объявляет себя «самым полноценным старшим братом», то есть неравнодушным и склонным к совместному хулиганству: «Мама запрещает Маше кока-колу, но вместе мы ее пьем».

Сам в детстве был такого лишен: «Пони­маете, когда твой дедушка — президент, а мама работает в его администрации, ребенок страдает от нехватки внимания. Одно из самых больших сожалений в жизни — то, что я не успел вдоволь с ним наговориться, задать все вопросы. Если бы можно было повернуть время вспять!.. Но греет то, что из всех внуков я был самым любимым. А вот Маша деда совсем не помнит». — «Какой совет дал вам Борис Николаевич?» — «Быть собой. Везде и всегда».

Задаю вопрос, так будоражащий интернет-общественность: «Где вы работаете?»

Ельцин протягивает визитку: девелоперская компания WVD. «Строим Москву, — поясняет он. — Осваиваем территории по Дмитровскому шоссе. Моя задача — привлекать инвесторов. Разумеется, для этого приходится задействовать связи».

Как и детский сад, девелопмент — вполне взрослый бизнес. Но у Ельцина есть и страсть — кино. Еще студентом (у Бориса несколько «початых» высших: МГИМО, Высшая школа бизнеса МГУ, Брауновский университет в США) он поработал с Валерием Тодоровским — и все, заразился, теперь хочет снять собственное. Неловкое «то есть вы еще и немножечко продюсируете» Ельцин строго поправляет: «Не немножечко, а именно продюсирую. Сейчас в разработке три проекта. Во-первых, я купил права на экранизацию одного любо­пытного романа и веду переговоры со сценаристами «Игры престолов». Для второго фильма, триллера про любовный тре­угольник, уже вовсю идет кастинг». Третий проект Ельцина называется «Ночные ведь­мы» — так немцы прозвали 46-й гвардейский бомбардировочный авиационный женский полк в составе советских войск во Вторую мировую войну. Некоторые летчицы еще живы. Ельцин, лично собиравший фактуру, дозвонился до зна­менитой женщины-ветерана — между прочим, профессора МГУ. «Представляюсь: «Ельцин Борис». На проводе уточняют: «Это шутка?» Но я человек привычный... Объяснять, что меня действительно так зовут, приходится изо дня в день. Спустя несколько недель мы с продюсером и сценаристом-афроаме­риканцем ростом два двадцать, темным как ночь, уже сидели у старушки на кухне. Ради встречи с другой «ведьмой» тоже пришлось попотеть — на интервью даже приехал ее сын из Рязани». — «Охотно вам все рассказывают?» — «Да, я парень обаятельный. Но, — тут Ельцин суровеет, — когда надо, могу быть и построже».

Я прощаюсь, желая творческих удач. «А вы кое-что забыли! — уличает меня Борис. — Забыли спросить про семейные традиции. Так вот, рассказываю: каждое воскресенье я ужинаю в Жуковке с родственниками. И что бы кто ни думал, от­ношения у нас великолепные. Бабушка Наина всегда сидит во главе стола. В меню утка, пельмени, борщ».

Отчеканив это, Ельцин покидает пе­ре­говорную, идет к детям и садится за пиа­нино. Сыграет им Ханса Циммера — не ­иначе.


Источник фото: Илья Вартанян

Битва платьевКому комбинезон Saint Laurent идет больше?

  •  Тейлор Свифт
  •  Хайди Клум
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь