Его Королевское Милейшество: первый год жизни принца Георга

Кейти Николл
9 Октября 2014 в 13:39

Photo P015-6847.jpg

В июле принцу Георгу Александру Луи Кембриджскому исполнился год. Хотя он уже звезда, икона стиля и настоящий пиар-триумф королевского семейства, по случаю первого дня рождения Его Высочества шумной церемонии устраивать не стали. Вместо этого были милые семейные посиделки. Никакой прессы, только члены семьи: будущий монарх побыл в центре внимания родителей и старших родственников, получил от дедушки Чарльза плюшевую белку, которая его «весьма увлекла», и поплавал в бассейне. Гости попили чайку с тортиком в Букингемском дворце да и разошлись.

У этого празднования было крайне мало общего с масштабным мероприятием по случаю рождения Георга двадцать второго июля 2013 года. Родители, Уильям и Кeйт, прекрасно знали, что мир затаил дыхание в ожидании нового наследника (перескочив через голову принца Гарри, Георг стал третьим в очереди на трон), и чтобы хоть ненадолго скрыться от навязчивого внимания СМИ, отложили официальное обращение к прессе. Только так они могли спокойно провести первые часы наедине с новорожденным. Команда медсестер и королевский акушер, при­нимавший роды — доктор Маркус Сэтчелл, — обяза­лись хранить мол­чание. «Уильям и Кэтрин знали, что если упустят этот момент сейчас, больше возможности не будет», — рассказал источник, присутствовавший при появлении малютки Георга на свет.

Photo 174293677.jpg

Но бесконечно тянуть было нельзя, в 20:30 по Гринвичу про­звучало официальное объявление: «В 16:24 Ее Королевское Вы­сочество герцогиня Кембриджская родила здорового сына». Машина СМИ была приведена в действие. Вот готово первое фото принца на руках счастливой матери, которая словно светится изнутри; Уильям кажется самым радостным отцом на свете; из вороха пеленок показывается крохотная розовая ручка: Георг по-королевски машет толпе. С тех пор маленький принц — центр внимания не только Соединенного Королевства, но и всего мира.

Photo 174291269.jpg

Уильям закатывает рукава, садится за руль семейного «рендж-ровера» и самостоятельно увозит жену и сына подальше от фотовспышек — домой, в Кенсингтонский дворец. Первую ночь в Ноттингем-коттедже на территории дворца — их скромном семейном гнездышке с двумя спальнями — супруги проводят без сна: жарко, непривычно, неудобно... На следующее утро с визитом заходит королева. «Кэтрин и Уильям выглядели совершенно разбитыми, — утверждает тот же источник. — В коттедже было очень жарко, ведь там нет кондиционера. Им за всю ночь не удалось сомкнуть глаз. А днем Георг плакал так громко, что едва можно было разговаривать».

Пришлось перебраться в более комфортное место — в отчий дом Кейт в Баклбери в Беркшире. Первые несколько недель жизни Джорджа прошли там. Помощь мамы Кейт, Кэрол, оказалась новоиспеченным родителям весьма кстати: именно она помогала кормить, переодевать и успокаивать малыша и следила, чтобы кормящая грудью Кейт правильно питалась. Кроме ближайших друзей мало кто заходил в гости. Самый первый семейный портрет получился очень расслабленным: счастливые Кейт и Уильям с Джорджем и любимой собакой, спаниелем Лупо, на лужайке перед поместьем Миддлтонов. Говорят, авторство принадлежит вовсе не именитому фотографу-профессионалу, а простому любителю — отцу Кейт.

Photo 176931735.jpg

Поначалу чета герцогов Кембриджских намеревалась обойтись без няни. Однако первые же дни с малышом стали настоящим испытанием: Георг оказался ре­бенком с волчьим аппетитом и постоянно плакал, требуя добавки. Это не очень вписывалось в планы Кейт кормить его грудью хотя бы первые полгода. Ей приходилось сцеживать мо­локо в бутылочку, чтобы Уильям иногда кормил сына по ночам, а она могла бы немного поспать. После длительных раздумий было решено, что какая-то помощь все же необходима. К концу лета Уильям убедил свою старую няню, Джесси Уэбб, давно ушедшую на пенсию, переехать во дворец — пока до Рож­дества. «Джесси была идеальным кандидатом на эту должность, — рассказывает друг семьи. — Настоящая няня старой закалки, она прекрасно умеет ухаживать за младенцами, Уильям ее обожает, а Кейт она сразу понравилась».

Из Баклбери молодая семья направилась на остров Англси у северо-западного побережья Уэльса, где они жили с 2010 года до недавних пор. Приезд няни Уэбб пришелся как нельзя кстати: ребенок постоянно требовал грудь, а самой Кейт уже не терпелось вернуться к работе. Впервые на публике она появилась че­рез тридцать девять дней после рождения малыша на ультрамарафоне Ring O’ Fire на Англси. Маленькому Георгу тоже предстоял выход в свет — королевское крещение.

Photo 7.jpg

В сентябре молодая семья ступила на трап самолета Cessna 750, любезно одолженного герцогом Вестминстерским Джеральдом — самым богатым британским аристократом (его жена Наталия — прямой потомок Пушкина), и полетела в Балморал, шотландскую резиденцию королевы. Там новорожденному предстояло познако­миться с прадедом, герцогом Эдинбургским Филиппом, мужем Елизаветы II.

И вот в начале октября настало время вернуться в Кенсингтон. Там как раз закончили ремонт, выделив для Георга целый этаж. За нововведениями, которые обошлись дворцовой казне в два миллиона долларов, следила сама Кейт. Раньше здесь жила младшая сестра Елизаветы II принцесса Маргарет, от которой в наследство остались ярко-бирюзовые стены. Кейт выбрала пастельную палитру, из-за чего помещение сразу стало казаться более просторным и светлым. Вместо традиционной антикварной мебели мама выбрала белую кроватку и столик для пеленания в духе Беатрис Поттер (детская писательница, автор цикла историй про кролика Питера. — Прим. «Татлера»), купленные, как говорят, в Dragons на Уолтон-стрит.

Таинство назначили на конец октяб­ря. И хотя королевские крещения всегда были формальным торжеством, которые проводили в Букин­гемском дворце, герцоги Кембриджские настояли, чтобы церемония прошла в тесном семейном кругу в Королевском соборе Сент-Джеймсского дворца. Никакой помпы, никакой процессии и ­всего два­дцать два гостя.

Кандидатуры крестных тоже вызывали большой интерес. И хотя по традиции в Британии родственников редко выбирают духовными родителями, ходили слухи, что это будут принц Гарри и Пиппа, сестра Кейт. Но утром в день праздника супруги всех удивили: крестной матерью Георга стали двоюродная сестра Уильяма Зара Тиндалл (дочь принцессы Анны, родной сестры принца Чарльза) и Эмилия Джардин-Патерсон, подруга Кейт по школе Marlboro. Эмилия — дизайнер по интерьерам, она не только помогала Кейт с ремонтом дома, но и, по легенде, познакомила Кейт с Уильямом, когда им было семнадцать. Мать Уильяма, Диану, тоже почтили: ее близкая подруга Джулия Сэмюэл стала третьей крестной матерью.

Крестными отцами стали сразу четверо: близкий друг семьи со времен Сент-Эндрюсского университета Оливер Бэйкер, более известный как «волосатый Оли»; Уильям ван Катсем, друг детст­ва герцога; Хью Гросвенор, сын вышеупомянутого герцога Вестминстерского, и личный секретарь Уильяма Джейми Лоутер-Пинкертон, который работает на королевскую семью больше десяти лет и помогал планировать свадьбу.

Photo P015-3896.jpg

В урочный час к огромному облегчению всех Георг вел себя безукоризненно, хотя уже успел заиметь репутацию крикуна. Для официальной съемки в Кларенс-хаусе, где принц Уэльский Чарльз и герцогиня Корнуольская Камилла проводили праздничное чае­питие по случаю крещения, Кейт выбрала фотографа Джейсона Белла. Четыре поколения королевской семьи и Миддл­тоны собрались тесным родственным кругом. Принцу удалось объеди­нить монаршую семью с обычными людьми, и от снимков Белла веет домашним уютом и любовью.

На следующий день после крещения Кейт предстояло появиться на публике: она была почетной гостьей в Сент-Джеймсском дворце на благотворительном ужине возглавляемого ею фонда по борьбе с алкогольной и наркотической зависимостью. «Он так хорошо себя вел, — сказала она в интервью Sky News. — Нам очень повезло: вообще-то Георг не всегда такой тихий». Что уж греха таить — в тот период ее сын ревел во весь голос практически не останавливаясь, ибо постоянно хотел есть. Няня Джесси всеми силами пыталась уложить его в кроватку, но кроха без конца поглощал молоко и все равно оставался голодным. Когда родители появились на светском мероприятии в ноябре, было заметно, что герцогиня очень устала. Выспаться она смогла только после Нового года, когда малыш перешел на детское питание — каши и пюре.

Вхождение в роль родителей потребовало от Уильяма и Кейт определенных усилий и даже жертв. Еще в сентябре герцог Кембриджский объявил, что уходит с должности летчика-спасателя Королевских военно-воздушных сил. Его помощник тогда поведал, что сейчас у Уильяма «переходный период», так что о планах на будущее сообщат позже. Это на Англси пара могла наслаждаться обычной жизнью: походами по магазинам и просмотром сериалов (они большие поклонники «Аббатства Даунтон») вдали от посторонних глаз. В Лондоне же герцогиню повсюду атаковали папарацци, не давая спокойно даже собаку выгулять. Во дворце, конечно, сделали официальное заявление с просьбой не публиковать фотографии, но газетам не терпелось получить новые снимки маленького принца, ведь кроме официальных, с крещения, публика его особо не видела. Кейт и Уильям твердо решили держать первенца подальше от камер, но заключить себя в четырех стенах ради этого явно не были готовы. В декабре, несмотря на все предосторожности, кадры с Кейт в кроссовках, кепке и с коляской разлетелись по всему миру. После этого она решила гулять с сыном исключительно на закрытой территории Кенсингтонского дворца, куда не могут добраться любопытные. Туда же стала приезжать ее мама: бабушка и дедушка Миддлтон занимают очень важное место в жизни внука.

Свое первое Рождество малыш провел в Сандрин­геме, в Норфолке. Кейт и Уильям сходили на традиционную службу в собор Святой Марии Магда­лины вместе с королевской семьей, Георг же  остался дома с няней Джесси. Как говорит герцо­гиня, подарочная бумага ему была интереснее самих подарков, а Уильям отметил: «Мы провели отличное утро с Георгом, но я все же жду не дождусь, когда он станет постарше».

В январе, пока Уильям проходил десятинедельный курс менедж­мента в области сельского хозяйства в Кембриджском университете, Кейт с сыном отправились на остров Мюстик в Карибском море. Британские СМИ согласились не публиковать фотографии папарацци, что не помешало журналу Hello! напечатать на обложке снимок Кейт и Георга на трапе самолета. Никакой реакции со стороны Букингемского дворца не последовало.

Весной чета герцогов Кембриджских приняла решение совершить поездку в Австралию и Новую Зеландию от лица Британской короны. Георг должен был лететь с ними, но к январю контракт с няней Джесси истек. Она объявила, что в свои семьдесят один не готова путешествовать на другой конец планеты с младенцем, так что Кейт пришлось заняться поисками. Она не хотела связываться с агентствами, и новую няню испанского происхождения, Марию ­ Терезу Туррион Борралло, ей посовето­вали друзья.

Сорокатрехлетняя Борралло получила профильное образо­вание в колледже Norland в Бате, за плечами у нее двадцать лет опыта ухода за детьми, она владеет навыками самообороны, экстремального вождения и обращения с папарацци. После интервью с родителями в марте она сразу же приступила к работе. Первую неделю знакомства с подопечным она провела в доме у Миддлтонов под неусыпным контролем бабушки и дедушки Георга, что позволило Кейт и Уильяму вздохнуть спокойно и слетать на второй медовый месяц на Мальдивы.

По возвращении в Кенсингтон семья сразу начала готовиться к поездке в Новую Зеландию и Австралию, где было запланировано более пятидесяти мероприятий. Местные жители надеялись, что хотя бы на двух из них будет присутствовать и малыш.

Уильям очень переживал по поводу того, как Георг перенесет долгий перелет, тропический климат и внимание прессы. Но вариант оставить сына дома даже не рассматривался. Коро­лева была осведомлена о решении супругов: она очень обрадо­валась тому, что они путешествуют всей семьей, и дала свое благословение. А без благословения никуда, ведь это в своем роде нарушение протокола: прямые наследники трона не могут путешествовать в одном самолете. Однако прецедент был — принц и принцесса Уэльские завели традицию долгих путешествий с маленьким ребенком, взяв девятимесячного Уильяма в похожую поездку в 1983 году. Чарльз и Диана летели в сопровождении личных секретарей и ассистентов, парикмахера принцессы и няни Уэбб — все вместе они заняли весь салон первого класса.

Первое появление на публике произошло уже в Сиднее во время пересадки. Впереди шел Уильям с багажом, за ним — Кейт с сыном. Георг неистово вырывался: он как раз научился ползать, так что необходимость больше суток сидеть на руках ему категорически не нравилась.

Но все же это было правильное решение. Маленький принц был в самом центре внимания, ему удалось остановить волну антимонарших настроений. Газеты Океании изощрялись в остро­словии, прозвав Георга «Его Королевским Милейшеством», «Георгом Великолепным» и даже «Грозой Республиканцев». Ему удалось вернуть такое расположение публики к короне, которого не ощущалось со смерти принцессы Дианы. Параллельно он в своих очаровательных белых ползунках от Rachel Riley запустил тренд в детской моде. Кашемировые кардиганчики от Blue Almonds в Южном Кенсингтоне, любимого бутика Кейт, и боти­ночки от Early Days стали копировать мамы во всем мире, мечтая нарядить своих наследников как наследников престола.

Уже на следующий день после прилета было намечено первое протокольное мероприятие с участием Георга: игры с другими детишками в резиденции губернатора. К несказанной гордости родителей, их первенец вел себя прекрасно: спокойно играл со сверстниками, не плакал и не капризничал. Как сказала Кейт, первый раз он был в окружении такого количества других детей: казалось, он наслаждался каждым мгновением. Ему все было интересно, все ново. Играя, он отнял у девочки куклу и зашвырнул ее в другой конец комнаты, чем вызвал у сверстницы шквал эмоций. Кейт забыла прихватить салфетки и вытерла малышу подбородок ладонью — публика чуть не умерла от умиления.

Photo 483468679.jpg

Еще один момент запечатлел какой-то ловкий фотограф — малыш трогательно прижимается к матери и умильно жует ее роскошный локон: у Георга как раз резались зубки. Кейт очень полюбила этот снимок — она призналась, что первые месяцы после рождения сына выдались нелегкими: «Бедняжка не мог нормально спать, потому что постоянно хотел есть. Но сейчас все наладилось, он хорошо себя чувствует. Раньше Уильям давал Георгу бутылочку перед сном. Сейчас Георг перешел с молока на обычную детскую еду, так что проблем больше не возникает», — сказала герцогиня.

На фоне сверстников маленький принц — крепкий и очень уверенный в себе карапуз, особенно когда цепляется за мамины руки, чтобы встать на ноги. Розовые щечки с очарователь­ными ямочками, как у Кейт, ножки с перетяжками и белокурые кудряшки вкупе с радостной улыбкой рождают ассоциации с купидончиками с полотен Возрождения. Георг умуд­рился прекрасно сочетать в себе внешние черты мамы и папы: ее карие глаза и его брови, нос и улыбка.

Photo HH55-7250.jpg

Во время своего второго появления на пуб­лике, в зоопарке Таронга, малыша невозможно было оторвать от вольера с бандикутом (авст­ралийским барсуком), которого тоже назвали Георгом — в честь высокого гостя. Казалось, камеры принцу совершенно не мешали: бутуз улыбался и брыкался, когда мама пыталась увести его от стеклянного ограждения. Хваткий, как и положено в его возрасте, он все тащит в рот. В зоопарке, например, этой участи удостоилась подаренная ему желтая наклейка для авто: «Дикий ребенок на борту». Он уже начал понемногу ходить, хоть пока ему надо за что-то держаться. Его отец утверждает, что сын похож на маленькое торнадо — все сметает на своем пути. «Все время боюсь, что он что-нибудь сломает». Уильям и сам был весьма активным ребенком, так что — яблоко от яблони. Причем, по словам родителей, первенец любит побузить в три часа ночи. «Он бодрый парень, так что, думаю, когда-нибудь обязательно будет нападающим в регби!»

Photo 485874521.jpg

Даже когда Кейт и Уильям выходят без малыша, разговоры о нем — главный пункт программы на всех светских мероприятиях, чаепитиях и встречах с поли­тическими деятелями. Так, радостная Кейт гордо поведала, что освоила трюк, позволяющий ей справляться с пантагрюэлевским аппетитом сына в поездках: она всегда хранит под рукой детское питание Plum Organics с капустой, клубникой, шпинатом, яблоком или малиной. «Сын так быстро растет!» — признается мать, добавив, что в этом турне принц ­«нарастил жирок».

Кейт и Уильям стараются не назначать никаких мероприятий на вечер, чтобы спокойно искупать и уложить наследника. Это обязательный ритуал (во время путешествия родители провели лишь две ночи в разлуке с сыном). Заодно и у няни есть возможность поужинать: пока родители разъезжали по Австралии и Новой Зеландии, малыш оставался с Марией в резиденции. Кейт предусмотрительно оставляла ему вещи, которые пахнут мамой, так что Георг особо не беспокоился.

Photo 452491034-(1).jpg

Несмотря на забитое расписание, родителям все же удалось провести немало времени с сыном. На одном из самых трога­тельных фото Кейт играет с Георгом в резиденции губернатора в Канберре: без косметики, в джинсах и кроссовках, она сидит на траве и поет сыну детские песенки, наслаждаясь теплым деньком в экзо­тическом саду. На другом снимке она держит малыша на руках и показывает ему сороку на дереве. Это, пожалуй, были самые естественные кад­ры с начала всего турне. Но в целом Кейт и Уильям планируют защитить своего карапуза от внимания СМИ, ведь Уильяму в раннем детстве самому пришлось пройти через это. Во дворце заявили, что время от времени будут публиковать официальные кадры принца с крупных мероприятий, в остальном же ему позволено наслаждаться покоем вдали от камер.

Кейт и Уильям хотят дать Георгу нормальное детство. Они изо всех сил стараются быть самыми обычными роди­телями. Например, ходят на детские вечеринки к друзьям по выходным. Они так отлично все успевают, что уже готовы удвоить «нагрузку»: недавно из Кенсингтонского дворца пришла весточка о второй беременности герцогини

Photo 452491042-(1).jpg



Битва платьевКто носит платье Gucci лучше?

  • Хикари Мицусима
  • Валерия Кауфман
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь