Летиция Каста: «То ты разбиваешь сердце, то тебе — такова жизнь»

Мария Сидельникова
6 Октября 2014 в 08:54

Летиция Каста

Летиция Каста назначила мне рандеву в кафе у метро. «Она всегда немного задерживается, — предуп­реждает агент. — Но придет. Одна, как большая — без охраны и пресс-секретаря». Озираюсь по сторонам, пытаясь угадать Летицию в каждой женщине. Но вот она появляется на пешеходном переходе — и ее ни с кем не спутаешь. Точеная фигура, неспешный шаг, открытый прямой взгляд, естественная улыбка. Одета сов­сем просто: белая блузка с рюшами, белые джинсы, летние туфли на плоской подошве. Волосы стянуты в высокий хвост, никаких украшений и макияжа — на свежем лице видна каждая родинка, каждая мимическая морщинка. В руках телефон, в нем поет Мадонна. Что-то конца восьмидесятых.

Удивляюсь, что она пешком. «У меня нет водительских прав: никак не успеваю их получить. Надеюсь, осенью все-таки сдам экзамен». Модные съемки, показы и рекламные кампании постепенно отошли на второй план, но появилось другое — и времени это другое съедает немерено. Сегодня Летиция Каста — полноценная актриса, а не модель на пенсии. Год выдался жарким: три фильма на большом экране и первый за десять лет крупный телепроект.

Героини Летиции, как и она сама, рискуют, ошибаются, разочаровываются, преодолевают страхи и смеются над собой. «Я их не сужу. Это позволяет играть разные роли, вживаться в самые неоднозначные характеры». У Николаса Кастро в «Поющих днях» Каста — молодая активистка, борец за политические идеи президента Франции Франсуа Миттерана. У Джованни Веронези в «Подруге» — девушка-друг. Впрочем, дружить с такой прелестницей главному герою становится в какой-то момент ох как непрос­то, и его можно понять. У Одри Дана в «Красотках в Париже» — ­адвокатесса, успешная в уголовных делах, но никудышная в любовных. А в байопике телеканала France 2 у Летиции главная роль Арлетти, легендарной французской актрисы, закрутившей во время войны роман с немецким офицером, что чуть не стоило ей свободы и карьеры. Так вот почему на лице Касты непривычно тонкие брови!

Летиция не ищет свое амплуа. К выбору героинь она подходит творчески и очень избирательно. Отказывать приходится постоянно — особенно когда предлагают сыграть очередную топ-модель или просто хорошенькую дурочку. На съемочной площадке она мазохистски ищет трудностей, а в режиссере хочет видеть «нет, не тирана, но личность — чтобы выжимал все соки». Например? «Не люблю называть имен. Хотя нет, назову — я хотела бы поработать с Александром Сокуровым. Его «Фауст» произвел сильное впечатление».

Летиция Каста

«Так вы хотите выйти из привычного образа красавицы?» — уточняю я, и Летиция раздражается: «Не хочу никому ничего доказывать. Я просто хочу работать, и все». Впрочем, за внешней решительностью то и дело проскальзывают сомнения. Так было и с ролью Брижит Бардо в биографической драме «Генсбур. Любовь хулигана». Роман барда и Бардо — одна из главных сюжетных линий фильма. Перед тем как согласиться на роль, Каста колебалась: «Брижит — мировой секс-символ. Я чувствовала, что могу не справиться с образом. Боялась выглядеть смешной, нелепой. Разочаровать так легко». Решающую роль сыграла сама ББ. Она поболтала с Каста по телефону, правда, совсем недолго. Дала несколько наставлений — «Будь энергичной, провокационной, плевать на всех! Лучшие мужчины мира у твоих ног. Молодость не длится вечно: пользуйся, пока есть время». И актриса преодолела страх, получив в награду не мужчину, а лестный отзыв прототипа и номинацию на кинопремию «Сезар». Завистники, шипевшие по углам: «Вот, еще одна моделька норовит пробиться в актрисы», приумолкли.

Недоброжелательное шипение Летиция слышит с девят­на­дцати лет, то есть с тех пор, как впервые встала перед кинокамерой. Благодаря роли роковой красавицы Фальбалы в комедии Клода Зиди «Астерикс и Обеликс против Цезаря» раба подиума стала патрицием европейского кино. «Я терпелива и упряма. Это хорошо для карьеры», — не скромничает Каста.

В мир моды пятнадцатилетнюю нимфетку привела компания Guess, верный поставщик бессовестно сексуальных красоток — от Клаудии Шиффер до Ирины Шейк. В то время спросом пользовался холодный андрогинный облик. Летиция же была теплой красавицей из немодного прошлого: круглое лицо, правильные черты, пухлые губы, аппетитные щечки («Из-за них меня принимали за русскую»), еще более аппетитные формы — высокая грудь («Подростком я редко носила белье»), крутые бедра — и томный, чувственный взрослый взгляд. В общем — смерть сластолюбца.

Спрос на, казалось бы, непопулярный типаж оказался фантастическим: сегодня кастинг у Готье, завтра — съемка с Питером Линдбергом. Отец, благоразумно не отпускавший свою очаровательную малышку ни на шаг, покорно мотался с ней по кастингам. Он разрешил дочке сниматься для журналов при условии, что она не бросит школу.

А Каста, конечно, было не до учебы. «Родители переживали, не знали, что со мной делать и как относиться к успеху. Мы ведь совсем не жаждали славы. Все произошло так спонтанно и стремительно!» — вспоминает актриса.

Ей, девочке, живущей в придуманном мире, неожиданно понравилось фотографироваться. «Я была болезненно стеснительной. Простой разговор с посторонним казался пыткой. И только фотообъектив не требовал слов». За Летицию говорили тело и лицо — на показах Victoria's Secret и Yves Saint Laurent, с реклам L'Oreal, Miu Miu, Bvlgari, Ralph Lauren, Roberto Cavalli, со страниц календаря Pirelli и обложек модных журналов по всему миру. «Топ-модель», «секс-символ», — нахваливали журналисты. Все женщины мечтали о таких же губах, бровях, глазах, а все мужчины — хоть разок увидеть это сокровище в своей постели.

Летиция Каста

Хочет ли Летиция, чтобы пятилетняя дочка Афина или двена­дцатилетняя Сатин пошли по ее стопам? «Почему бы нет? Я не буду препятствовать их выбору. Вмешаюсь, только если почувствую опасность. Быть моделью — прекрасный вариант. Важные встречи, захватывающие путешествия — вот мои университеты!»

Впрочем, высшего образования Летиция так и не получила. Был момент, когда она об этом пожалела. Но вновь выручил характер: «И я засела за книги. Штудировала все, что казалось интересным. Программу разработала сама. Я — свой самый строгий экзаменатор». Нескучная учеба не прекращается ни на секунду: ­выставки, театры, кино. Каста восторженно вспоминает зимние гастроли балетной труппы Большого в Парижской опере: «Вышла из Гарнье с ощущением, будто танцевала на сцене сама. Вот такие эмоции дарят зрителю ваши артисты».

Как и прежде, Каста — в первых строчках рей­тингов самых сексуальных женщин мира («Да, мне это приятно»). Как и прежде, ей предлагают съемки ню — последнюю откровенную фотосессию сделала легендарная Доминик Иссерман в 2012 году, а режиссеры нет-нет да и подбивают на «голые» сцены. «Я не против, но это должно быть оправданно», — строго комментирует актриса.

Она — такой же национальный символ Франции, как Брижит Бардо, Мирей Матье и Катрин Денев (все в разные годы были избраны Марианнами — сексапильными олицетворениями французских свободы, равенства и братства). На радость туристам ее приглашают зажигать рождественские огни на Елисейских Полях и позировать с восковым двойником в музее Гревен на Монмарт­ре. «Но это баловство не поможет мне в написании сценария или съемках фильма».

Придя из фотографии в кино, Летиция, по собственным словам, «научилась говорить». Теперь она учится писать. «Я задала себе новую планку. Всегда черкала отдельные фразы, слова на клочках бумаги — дома в ход шли салфетки, в самолетах — бумажные пакеты, — тревожно начинает она. — А тут решила взяться за настоящий сценарий — впервые в жизни. Получится ли? Ой, не знаю... О чем пишу? Секрет!» Все — больше из нее не вытянешь ни слова, как ни хитри. Каста утверж­дает, что суеверна: сначала сделает, а уж потом будет обсуждать. Что же, может, из салфеток и бумажных пакетов родится следующий «Аватар».

Летиция Каста

Богатый на профессиональные успехи 2014 год, как во­дится, не обошелся без потерь в личной жизни. Светские журналисты давно сплетничали, что между Лети­цией и итальянским актером Стефано Аккорси пробежала черная кошка. Роковой Муркой оказалась молодая манекенщица Бьянка Витали, с которой актер засветился на светских раутах в начале года.

Брак Каста и Аккорси продержался солидные десять лет, родились двое детей — Орландо, которому сейчас восемь, и Афина. Сатин — дочь Летиции и фотографа и клипмейкера Стефана Седнауи. «То ты разбиваешь сердце, то тебе, — философски вздыхает Каста. — Одно заканчивается, другое начинается. Я изменилась и любить Стефано больше не могу. Грустить тут не о чем, да и зачем вообще грустить о любви? Эти отношения, мягко говоря, не были пустой тратой времени. Я благодарна бывшему мужу за каждую минуту».

Летиция Каста

Сегодня Каста хочет быть свободной и независимой. Правда, на горизонте уже появился новый прия­тель. Папарацци подловили ее в Лос-Анджелесе со знойным щетинистым Лоренцо Дистанте. Похоже, опять итальянец — и опять служебный роман. Говорят, голубки познакомились на съемочной площадке «Подруги» — он был помощником режиссера. Просто дружить, понятное дело, не получилось. Слухи о романе Летиция — кто бы сомневался — не комментирует. «Да, в моей жизни есть мужчина. И мне с ним хорошо». Кажется, еще секунда — и она произнесет свое любимое итальянское «баста!».

С возрастом корни (прабабушка Летиции как раз из Италии) все чаще дают о себе знать. Последние два года Каста всерьез задумывается о том, чтобы станцевать в Париже последнее танго и сбежать в тихую гавань. Хоть на пару месяцев. «Чем старше я становлюсь, тем больше хочу быть ближе к приро­де. Мечтаю о доме в месте, не отмеченном на карте. Там я буду заниматься садом, лепить глиняные горшки и тарелки, писать, рисовать и возить­ся с детьми. Сегодня мне никто не нужен. Я просто хочу быть счастливой. Для себя». Кажется, в восьмидесятых Мадонна пела о чем-то подобном.


ТЕГИ: Модели
Источник фото: Patrick Demarchelier

Битва платьевКто носит платье Fendi лучше?

  • Белла Торн
  • Кьяра Ферраньи
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь