Олеся Бословяк: «Я не буду открывать бутик в Кремле»

Наталия Архангельская
25 Сентября 2014 в 12:28

Олеся Бословяк

«Я была навеселе и летала на метле, хоть сама не верю я в эти суеверия!» — с лихим присвистом поет два­дцатипятилетняя Олеся Бословяк, помогая себе пучком спаржи и поварешкой. Нет, Олеся не навеселе — просто она профессиональная красавица. Надо сфотографироваться в образе отчаянной домохозяйки — безропотно накрутит бигуди-липучки («Такие хороши на коротких волосах, а с моих снимать будет сложновато, но ничего — и не такое видали»), надо записать ролик для сайта Tatler.ru — без вопросов, закатывания глаз и утомленного поддува на челку споет что-нибудь задорное. Частушки бабок-ежек приходят ей в голову первыми.

После съемки я встречаюсь с супермоделью России 2005, финалисткой «Красы России 2011» и «Мисс Земли 2013» на крыше ресторана Chips. Олеся и тут демонстрирует редкую для героинь Tatler дисциплину — самостоятельно, за рулем, одолевает пробку-монстра на Ленинградке и является минута в минуту. В брызгах ледяного пара к столу плывут сто восемьдесят сантимет­ров роста в чем-то белом и воздушном. У уроженки Комсомольска-на-Амуре Олеси синие (по-настоящему синие!) глаза, каких не производят ни в Москве, ни в Московской области. Именно в таких тонут — без шанса на спасение — даже самые жестокосердные мужчины. В общем — амор, Амур!

В последнее время фамилию Бословяк выучили даже такие неочевидные ценители девичьей красоты, как журналист Олег Кашин и общественный деятель Алексей Навальный. «Не знаю, кто это, но у нее на свадьбе Медведев пел с Басковым», — молнировал последний. Фигурантка самого резонансного бракосочетания года — с бывшим управделами президента Владимиром Кожиным — шумихи не ожидала. «Я и к празднику-то почти не готовилась. Платье сшито не на заказ: пришла в шоу-рум моего друга Валентина Юдашкина и выбрала наряд по душе. Визажистку нашла за два дня до часа Х: «Накрась меня на свадьбу!» Она впала в замешательство: «Погоди, так ты не гостья, а невеста?..»

Олеся Бословяк

Внимание общественности Олеся приняла спокойно, с чувством собственного достоинства. Нервных королев красоты не бывает. Девуш­ки, не способные «улыбаться и махать» даже в самых спорных ситуациях, дальше отборочного тура не проходят. «Вот недавно одна вступила в перепалку с организаторами. Ей и сказали: «До свидания». Я же очень спокойный человек. Препираться с визажистами, шипеть на конкуренток и спорить с фотографами — не про меня».

В мир моды внучка военного и дочь психолога и технаря, в 1990-е продававших вещи из недалекого Китая, попала «как-то сама собой». Выбор кружков и секций в Комсомольске был невелик: художественная гимнастика, музыка, танцы и Театр моды, где учили демонстрировать одежду. Подефилировав там и сям, длинные, от ушей, ноги Олеси зашагали сначала по сцене «Мисс Комсомольск», а там и «Мисс Дальний Восток». Школу пришлось на время бросить: первые заработки, вполне европейские съемки во Владивос­токе, конт­ракт с московским агентством и звездный час — победа в «Супермодели 2005».

«Стандарты везде разные, — увлеченно рассказывает Олеся, — на модельных конкурсах нужна излишняя худоба. На конкурсах красоты, наоборот, ценят щечки, веселый взгляд, пышную грудь. Одни заказчики на кастинге ждут вешалку — стой и молчи. Другие, наоборот, хотят, чтобы с ними поговорили. Я неплохо чувствую людей».

В мире красоты Олеся — человек опытный. «Многие мисс думают: «Выйду на подиум, получу одну корону, вторую, лент побольше, а вот и жених сидит! И мало кто задумывается, что это дело требует не только самоотдачи, но и денег. На финал «Мисс Земля» в Нью-Йорке билеты, например, я покупала сама». Презентационный ролик — поучительный рассказ о том, почему землянам следует экономить воду, — тоже снимала за свои. А сколько времени и сил было потрачено на постановку русского танца из «Лебединого озера» — как положено, в пуантах! На кастинге «Мобильных блондинок» пачка не понадобилась: продюсера Игоря Матвиенко Олеся покорила песней «Рыбка» подшефной ему группы «Фабрика».

Олеся Бословяк

«А что, «Мобильные блондинки» — от­личный коллектив, с самоиронией», — искренне хвалю я, вспоминая любимый припев: «Не нужны твои бриллианты от Сhopard, лучше буду жить я на зарплату. Солнце встало на заре — с милым рай и в шалаше, солнце спряталось в закат — подписала брачный я контракт» (ну правда ведь, жизненно!).

Олеся расцветает: «Ой, спасибо! Но с группой я уже распрощалась».

— Муж предложил?

— Нет, так вопрос не стоял. Я не из тех, чей пик карьеры — удачное замужество. Не хочу, чтобы через пять лет вы подписывали в светской хронике «...с суп­ругой Олесей». Укажите профессию.

— Какую? — уточняю на всякий случай.

— Пока не знаю, но обязательно сообщу. С модельным миром не прощаюсь (сейчас вот подписала конт­ракт с чудесным ювелирным домом), но ищу себя: пробую силы в общественном движении «Патри­отки России». Буду служить вместе с еще несколькими известными женщинами... в армии. Правда, не год, всего выходные. Цель — показать, что служба не так страшна, как ее малюют.

Недавно Бословяк решила получить третье образование (первые два — экономист и телеведущая) и поступила на филфак МГУ. Первая сеcсия — и первая пересдача: ну не дается патриотке России звездно-полосатая американская история. «В учебнике одна глава — один билет. Преподава­тельница решила прогнать меня по всем», — обаятельно жалуется студентка. Что уж тут говорить — в университете сине­глазым красавицам не дают никаких побла­жек: «Да-да, за кафедрами там ох какие женщины!» Дома Олесю ждет преподаватель английского — надо полагать, тоже суровый. «У мужа пять дипломов и два языка. Стараюсь не отставать».

С серьезными отношениями (Владимир и Олеся поженились летом 2014 года) в широко освещенную софитами жизнь Бословяк просочилась-таки светская составляющая: сегодня — премьера «Ива Сен-Лорана» в Барвихе, завтра — день рождения Игоря («Игоря Яковлевича», — вежливо уточняет Олеся) Крутого, а там пора и именинника Владислава Доронина поздравлять.

«У Владислава (он, кстати, с чудесной энергетикой человек, не знаю, в чем тут дело — уж не в йоге ли?) я сидела за одним столом с Евой Герциговой и Деми Мур. Сначала был, конечно, мандраж. Но потом поняла — они самые обыкновенные люди».

Владимир Кожин и Олеся Бословяк на Олимпиаде в СочиВладимир Кожин и Олеся Бословяк на Олимпиаде в Сочи

«Какая она?» — спрашиваю об Олесе у Галины Юдашкиной. «Веселая. Спортивная. Ком­панейская». Прямо комсомолка и красавица! А еще, похоже, образцовая жена. Прилежно готовит завтраки, накрывает дачный стол — «огурчики, помидорчики, окрошка, пюрешечка...». Дарит трогательные подарки: «На Новый год сделала мужу шкатулку, декорировала своими руками под старину. А это непросто! — сверкают синие глаза, — технику знать надо...» Не злоупотребляет ресурсами семьи: «Друзья-советчики» недоумевают: «Как это ты, да со своими связями, еще не открыла бутик в Кремле?» Скажите, ну разве это нормально?»

Впрочем, в политике Бословяк была замечена задолго до замужества. «Как-то звонят из «Комсомолки»: «Задайте вопрос мэру!» Я спросила: «Откроют ли в Москве Диснейленд?» Удивительно, но Собянин ответил — в таком духе, что да, в проекте такое уже есть. Журналисты тогда родили смешной заголовок: «Мобильная блондинка попросила Диснейленд. Застройщики возбудились», — хохочет Олеся. А кто бы не возбудился?




Битва платьевКому костюм Gucci идет больше?

  • Мария Миро
  • Ольга Слуцкер
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь