Место ли ребенку в свете? Отвечают герои Tatler

Рената Литвинова с дочерью Ульяной в рекламной кампании Carrera y CarreraРената Литвинова с дочерью Ульяной в рекламной кампании Carrera y Carrera

«Я бы очень хотела попасть на вашу новогоднюю ел­ку», — с этими хорошо знакомыми каждому халявщику словами светская дама заглядывала в стальные глаза представителя видного ювелирного Дома. «Извините, — отвечал пиарщик, — мы зовем только постоянных клиентов. У вас есть наша Haute Joaillerie?» — «Нет, — покаялась дама. — Но у меня красивый ребенок! Мы нарядно оденемся. Светская хроника вый­дет — блеск». Битый жизнью пиарщик не клюнул на аппетитную приманку. А зря: в последнее время дети светских дам и их нехитрые достижения — тема горячая, как песок Nikki Beach. Слово «монтессори» едва ли не в большем ходу, чем Missoni, а первоклассники «Президента» вот-вот выживут из светской хроники длинноногих выпускниц President Model Management. Самые уютные бизнесы — парикмахерские, рес­тораны, бутики и даже ивент-агентства — направлены на клиентов от шестнадцати и младше. Или на их гордых мам, как сайт www.dochkimateri.com. Весной на нем появилась статья Ксении Собчак, призывающая «не превращать ребенка в йоркширского терье­ра с бриллиантовым поводком». «Взрослые люди, — кручинится Собчак, — соревнуются друг с другом, демонстрируя детские шмотки» в инстаграме и не только, и все это — «праздник личного тщеславия, никакого отношения к любви к детям не имеющий. Нездоровая страсть женщин к детскому фотоэксгибиционизму кроется в том, что им больше нечем гордиться. Ребенок у них где-то между сумкой Birkin редкого цвета и новой кожанкой Saint Laurent Paris». Екатерина Мухина, придумавшая dochkimateri, сразу узнала в герои­не колонки саму себя: «Я та самая мама, о которой пишет Собчак. Выкладывала, выкладываю и буду выкладывать в сеть дочку Машу, а еще — наряжать и рассказывать о ее успехах. Как ни банально, для каждой мамы ее ребенок — самый умный, красивый и талантливый. Даже если он — хули­ган Богдан, треснувший в школе мою Машу по голове. Мама, вызванная для раз­бирательства, только захлопала ресницами: «Что вы! Мой Богданчик — сущий ангел!» «И я люблю прихвастнуть успехами дочки, — вторит Мухиной основательница благотворительного фонда «ОРБИ» Дарья Лисиченко. — С удовольствием напишу, как в шесть лет Лена получила разряд по плаванию — пусть друзья порадуются. Ма­мы — народ тщеславный, и это вполне ес­тественно. Гордиться дочкой или сыном, хвастаться ими нормально! Ксения права: у многих женщин ребенок действительно не только главное, но и единственное достижение в жизни. И что же в этом плохого? Когда родился Глеб — сейчас ему двенадцать, — я ничем не занималась, кроме сосок, пеленок, погремушек. И была абсолютно счастлива. До сих пор думаю, что месяцы «безделья» были лучшими в жизни». «Я не самый хвастливый человек на свете, но иногда не могу удержаться от того, чтобы не выложить в инстаграм фотографии дочки Сони и сына Вани, — признается президент и редакционный директор Brand Development Condé Nast International Карина Добротворская. — В конце концов, дети — наше главное достижение, разве нет?»

Наталья Гольденберг с дочерью МишейНаталья Гольденберг с дочерью Мишей

Недавно американский журнал Time опуб­ликовал развернутую статью о поко­лении «мимими». «Мимими» не в смысле «ах, какая прелесть», а в значении — «я-я-я». «В соцсетях люди раздувают себя, как воздушные шары, — пишет автор. — И каждому хочется казаться — казаться, а не быть! — счастливым. Еще несколько лет назад в интернете публиковали посты люди с са­мыми разными судьбами: были и везунчики, и лузеры, и те, кто попросту не на­шел себя в жизни. Пятьдесят процен­тов персонажей с проблемами против ­пят­идесяти абсолютно благополучных. Теперь сетью правит позитив: девяносто процентов пишут только о хорошем. И вот как это получилось: люди пытались повы­сить само­оценку. Но увлеклись и стали нарциссами».

Не все светские мамы с готовностью демонстрируют отпрысков широкой обществен­ности. Креативный директор Podium Market Полина Киценко, на­пример, «не испыты­вает потребности освещать семейную жизнь»: «Я никого не сужу, но мне кажется, что наши дети и их успехи интересны только нам самим». «Российское интернет-пространство недружелюбное, некомфортное, потенциально опасное, — твердит блогер-стотысячник Вероника Белоцерковская, убедившаяся в этом на собственном опыте: несколько лет назад добрые подписчики наклепали устрашающие коллажи-фотожабы с участием Белоникиных сыновей. — Я сов­сем не хо­чу ради честолюбия и самолюбо­ва­ния постить детей: понятно, что не все фол­ловеры — хорошие люди. При виде дет­садовцев в аккаунтах других мам я вздрагиваю: такие незащищенные, эти дети рождают во мне чувство тревоги». Вот и it girl Мирослава Дума, опасаясь дурного глаза, выкладывает снимки малолетнего сы­на Гоши исключительно со спины. Гоша на пляже, Гоша в Диснейленде, Гоша с мамой на велосипеде: участливому взгляду подпи­счиков предстает майка, шортики и темноволосый затылок. Как бизнесвумен, Мира пони­мает, что имидж заботливой родительницы про­да­ется не хуже сумки Chanel Tomboy, а как мама — чувствует: сумкой светить можно, а ре­бенком — нельзя.

Ольга Томпсон с дочерьмиОльга Томпсон с дочерьми

Режиссер и владелица бренда Merry’s T-Shirt’s Елена Спирина тоже пытается удержать себя от соблазна демонстриро­вать читателям аккаунта bloodymerry Богдана, Глеба и Игната: «Противно, когда такие фото видят недоброже­латели. Но тут мы запустили линию детс­кой одежды. Разумеется, первое, что пришло в голову, — снять в рекламе сы­новей. Те загорелись. Собрав волю в кулак, я уступила. Решение далось не просто. Есть родители, которые, скажу прямо, приторговывают детьми. Не хочу быть записанной в их ряды. Моя съемка — совсем другое».

А вот дизайнер Наталья Якимчик, ни секунды не сомневаясь, позвала в рек­ламу собственного бренда дочь Сашу. На сочном кадре мама и дочка бегут по пляжу в парных бикини: детское — копия взрослого. «Купальники Natayakim — моих рук дело, — гордится мама. — Мне даже в голову не приходило взять кого-то, кроме Саши. Мама и дочка — это ведь так естест­венно! Разумеется, у нас с Сашей все на добровольной, а не принудительной основе. Сегодня, например, говорю: «Пойдем сфотографируемся?» А дочка в ответ: «Нет». – «Нет? Ну, как хочешь». Ухожу, а Саша – за мной: «Я ­передумала!»

Кого уж точно не приходилось уговаривать, так это дочку актрисы Ре­на­ты Литвиновой Ульяну. Ученица французской Ecole de Roches с точеным киногеничным лицом стала — вместе с мамой — лицом ювелирного Дома Carrera y Carrera. В парижском отеле Le Bristol маму и дочку запечат­лел друг семьи фотограф Дмитрий Исхаков. А маленькая дочка дизайнера Натальи Гольденберг с удовольствием демонстрирует мамины шапки Tzipporah на московском завтраке в Uilliam’s и парижской прогулке во время Недели моды. И надо сказать, подает надежды: как-то двухлетнюю Мишу застали в ресторане, погруженной в разглядывание светской хроники «Татлера», где уже значилась ее собственная фотография.

«Ничего не имею против съемок с детьми, — замечает Карина Доб­ротворская. — В таких кад­рах есть и семейные ценности, и эмоциональность, и тема преемственности стиля, духа, характера. Уже много лет одной из самых эффективных реклам остается кампания Patek Philippe с отцом и сыном. Помните слоган? «Вы не просто владеете этими часами. Вы передаете их следующему поколению».

Снежана Георгиева с дочерью СонейСнежана Георгиева с дочерью Соней

В апреле главред Grazia Алена Пенева с дочкой Машей стали «хозяйками» детской дискотеки в ЦУМе. Сабантуй зафиксировали светские хроникеры: в кадры, облетевшие глянцевые издания, так кстати попали шарики с логотипом журнала, бьюти-студия с именем косметического спонсора, набранного далеко не петитом, опасные шпильки приодевшихся, как на коктейль, великосветских нянь. Праздник для самых маленьких как способ поддер­жать рекламодателя и работодателя? Почему бы нет! «Мы совместили приятное с полезным», — радуется Алена.

Детская Пасха в бутике «КМ20» тоже показала недурственную светскую явку. Мысль «собрать друзей и клиентов с детьми, чтобы взрослые обща­лись, пока малыши заняты игрой», пришла хозяйке бутика Ольге Карпуть, когда она была беременна старшей, Сашей. С тех пор детские праздни­ки в «КМ20» устраиваются регуляр­но. «Конечно, я не пиарюсь за счет детей! — восклицает Оль­га. — Мысль о таком способе пиара вызывает скептическую улыбку. Причем не только у меня, но и у клиентов. Мои праздники — повод весело провести время, не более. И, упаси боже, я не общаюсь с дочерьми в духе: «Нарядились, построились, фотографируемся!»

«Конечно, вечеринку для сына или дочки можно устроить и без фотографов, дома, — замечает Екатерина Мухина. — Но почему бы и не сделать ее по-настоящему светской? Такие мероприятия закатывали еще в дореволюционной России. Я счастлива, что традиция возвращается и все чаще друзья хотят провести праздник с детьми, а не с поэтессой Марией Контэ, знаете ли».

Маша Федорова с дочерью ВероникойМаша Федорова с дочерью Вероникой

Впрочем, организаторам праздников для «мальчишек и девчонок, а также их родителей» есть чему поучиться. Знакомая картина: балансируя на умопомрачи­тельных «бланиках», мама вносит в зал господина лет трех. За столом уже потягивают молочные коктейли две светские львицы восьми и четырнадцати лет. Рядом скучает еще одна — шестилетка. Не нужно звать Юлию Борисовну Гиппенрейтер, чтобы убедиться: едва ли дети столь разных возрастов, как напишут в пострелизе, «сразу подружатся за веселой игрой». Скорее всего, пока мамы будут общаться, чада заскучают. Но организаторы уверены: все впереди. «Вспомните модниц девяностых и сравните с нынешни­ми — это же небо и земля! Чувство вкуса пришло не сразу. Так же обстоят дела и с детскими вечеринками. Наберитесь терпения: все будет».

Приехав первый раз на парижскую Неделю моды, нынешний главный редактор Glamour Маша Федорова была удивлена: «На показах было много модных дам с детьми. Оказывается, шоу назначили на субботу, а это семейный день. Францу­женкам хотелось провести побольше времени с дочками и сыновьями». Да и в Моск­ве показ мод — самый популярный жанр для семейных выходов. Предприим­чивый Андрей Артемов шьет вещи Walk of Shame сразу в двух экземплярах — для мам и их дочек. Так, фотограф Илона Столье с пятилетней Мишель явились на показ в одинако­вых пальто. Мишель этот выход в свет понравился — даже слишком. За столом с ба­бушками и дедушками на вопрос «Кем же ты, деточка, хочешь стать, когда вырастешь?» деточка ответила: «Я хочу быть женой и много фотографироваться». «Светс­кую жизнь пришлось поставить на паузу, — вздыхает Илона. — Теперь вся надежда на английскую школу-интернат».

«Легкая слава вызывает в детском мозгу мгновенное привыкание, — считает главный редактор «Татлера» Ксения Соловьева. — Я беру дочку Сашу на модные показы, но прошу фотографов ее не снимать. В интернете есть пара наших снимков, и каждый раз, выудив их из цифровой пучины, Саша гордится так, будто попала на обложку Vogue. Меня это и смешит, и пугает».

Екатерина Мухина с дочерью МашейЕкатерина Мухина с дочерью Машей

«Нарядишь дочку принцессой — и она поверит, что живет в сказке. Наденешь на сына майку с надписью Rock Star — и он возомнит себя звездой, — пишут в статье «Поко­ление «я-я-я». — Когда детям пять лет, это очень мило. В четырнадцать — совсем нет. Так что вместо того, чтобы тас­кать их по съемкам для глянца или выкладывать на радость поклонникам в инстаграм, почаще говорите, что любите их. И пореже твердите, какие они особенные и уникальные».

Семнадцатилетняя Вероника ходит с мамой Машей Федоровой на модные съемки для Glamour. Но не снимается, а помогает стилистам. «Я очень горжусь работой, и мне приятно, что дочка видит маму в деле. Кстати, Ника трудится за троих: я пытаюсь донести до нее, что глянец — это не только брызги шампанского, но и тяжелый труд, причем и умственный, и физический, с утра до вечера». «И я беру дочку на съемки, — говорит Екатерина Мухина. — На них Маша видит, что даже невозможно красивая топ-модель Марина Линчук пашет как лошадь». Снежана Георгиева, понятное дело, не может взять Софико на работу в свой клуб Chateau de Fantomas, но тоже воспитывает дочку в строгости. «Соня и Гоша много учатся. Не вижу ничего плохого в том, чтобы изредка наряжать их, выводить в свет — например на Бал «Татлера» — и снимать для инстаграма. Некрасивые комментарии — а в интернете без них никак, — признаюсь, стираю. Не хотелось бы, чтобы дети их прочли».

«Если проводить с ребенком достаточно времени, его не избаловать ни балами, ни бриллиантами, ни вниманием света, — считает художник и ювелир Петр Аксенов, хорошо знакомый с темой: пару лет назад он запечатлел обеспеченных отпрысков в образе капризных негодников. — Посмот­рите на Ольгу Томпсон или Стеллу Аминову, которые лично развозят детей по кружкам и секциям, ежедневно ужи­нают вмес­­те с ними. Мамы же, которые вспоминают о своих крошках лишь перед выходом на очередную светскую елку, склонны к самообману — им кажется, что жизнь — картинка. А это не так. У одной дамы-дизайнера сын на фото — ангел ан­гелом, а на самом деле от него все стонут: бегает по школе, отлавливает младшеклассниц и показывает им с айфона порнуху».

Наталья Якимчик с дочерью СашейНаталья Якимчик с дочерью Сашей

Фотографы Николай Зверков и Елена Сарапульцева, которые завели для двухлетнего сына аккаунт в инстаграме, не строят насчет Колянчика иллюзий. «Как все дети, он плачет, отвратительно себя ведет, плюется едой. В Италии его даже прозвали Монстро. На фото в сети он всегда улыбается, но не потому, что мы создали имидж идеального ребенка. А потому, что, когда Колянчик плачет, нам, родителям, не до съемок».



Битва платьевКому платье Saint Laurent идет больше?

  • Милана Королева
  • Анастасия Беляк
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь