Мария Лопатова: «Ревность — бессмысленнейшая из затей»

Мария Лопатова
14 Июля 2014 в 15:35

Мария Лопатова и Андрей Кириленко с детьми Федором, Степаном и СашейМария Лопатова и Андрей Кириленко с детьми Федором, Степаном и Сашей

Я выросла в семье профессионального спортсмена (мой папа — чемпион всего на свете) и скажу так: если найти в себе силы и сразу привык­нуть, потом будет легко. Тяжело в ученье — легко в бою. Дочери сантехни­ков воспринимают комменты в фейсбуке и другие протечки не так остро, как, скажем, чувст­вительные отпрыски врача-кардиолога.

Со стороны кажется, что жить с физически привлекательным, богатым, сильным, известным мужчиной непросто. Это не так. Сложности подобного существования сильно преуве­личены теми, кому такого мужчины не досталось – или они просто прошли мимо него.

Мне было, наверное, лет десять, когда мама в первый раз объяснила, что такое ревность. Объяснение было кратким и четким: ревность — бессмысленнейшая из затей. Ты просто должна быть уверена в себе. Не в нем, а именно в себе.

Я воспользовалась ее советом. И поэтому любую женщину рядом со своим мужем воспринимаю как хорошего товарища, красотку, умницу, но не как угрозу. На моем веку были «самоубийцы», которые пытались вызвать у меня отрицательные эмоции. Всячески провоцировали, вели себя непристойно, вешались на шею, настойчиво смотрели на него глазами Бэмби. В какой-то момент они стали нас с Андреем забавлять. Посудите сами, какой невероятный аттракцион: наблюдать за тем, как дамы на глазах влюбляются в твоего мужа. Безусловно, это жестокое развлечение — типа корриды, но мне пришлось привыкнуть и к нему.

Сильвия и Мирослав Клозе с детьмиСильвия и Мирослав Клозе с детьми

Я рада, что мода на спортсменов возвращается. В советские времена они были настоящими звездами. Но после того, как распался Советский Союз, а наш спорт с позиции «впереди планеты всей» откатился сильно назад, женщинам ничего не оставалось, как влюбляться в героев нового, страшного времени — бандитов, а затем и в бизнесменов. Но спорт высоких достижений взял свое: теперь девушки сох­нут по спортсменам даже при живых мужьях-бизнесменах. На ура пошли хоккеисты, футболисты... Баскетболисты, впрочем, тоже — но в узких кругах. Не так много у нас бесстрашных девчонок, которые готовы запрыгнуть в кровать к двухметровой шпале и, так сказать, извлечь из этого прыжка чувственную пользу. Как правило, на лицо ужасные, баскетболисты добрые внут­ри. Главное — сделать первый шаг. Удача — это же награда за смелость, а не за поджатый хвост. Спортсмены обычно рано взрослеют. Детские спортивные интернаты помогают быстро отвыкнуть от родительской опеки. Атлеты с младых ногтей, что называется, не ночуют дома. Как следствие, достаточно рано заводят свои семьи и стремятся иметь свое гнездо. Частенько женятся на подругах старше себя. Порой даже наличие у женщины ребенка от первого брака — не помеха. А еще они не боятся играть свадьбы с бывшими стриптизершами, танцовщицами гоу-гоу и девчонками из группы поддержки — чувствуют в них близкий по духу азарт.

Вопросы, из хорошей ли семьи их избранница, достаточно ли она образованна, их волнуют мало: они сами без роду, без племени, оценки в школе получали «по блату» — за успехи на соревнованиях: какой со спортсмена спрос. Ведь и любят их явно не за ум. Но и не за бицепсы-трицепсы-широчайшие, как можно подумать. Их любят за душу: ведь спортсмены — рисковые, отважные и веселые. Такой ласковый и нежный зверь тает во рту, да и в руках. Ну и все-таки не будем забывать: чисто физиологически они чертовски привлекательны.

Невозможно несколькими скупыми мазками нарисовать портрет жены спорстмена. Потому что они, жены, тоже разные. Есть обычные: те, которые не слишком внимательно следят за карьерой мужа и вообще слабо разбираются в спорте, иног­да даже не знают — о ужас, ужас, ужас! — правила игры. Для них матчи суп­руга — повод нарядиться и все два тайма (или три периода) проболтать с подружкой. Многие вообще не видят необходимости в посещении: «Ой, я всегда так волнуюсь, так волнуюсь!» По мне это лукавство: им просто неинтересен спорт.

Однажды я оказалась соседкой такой девушки — она делала первые шаги в отно­шениях с баскетболистом. Мало того что ее очаровательный ротик не закрывался всю игру, ибо ей приспичило обсудить решительно все, с игрой не связанное, – так еще для нее стало открытием, что игроки перемещаются по площадке определенным образом. Я объяснила ей, что любая атака разыгрывается в соответствии с комбина­цией, которую надо разучить (в НБА их, скажем, около восьмидесяти). Она схватилась за голову со словами: «Да ладно! А я думала, они просто туда-сюда бегают». И среди спутниц футболистов найдутся такие, кто не сможет доходчиво объяснить, что такое офсайд, тем более искусственный. Зато многие из них готовят прекрасный борщ. И исправно водят детей в секции. А это гораздо важнее, поверьте.

Дэвид и Виктория БекхэмДэвид и Виктория Бекхэм

Но можно выйти и на другой уровень. Это возможно, если случилась большая взаимная любовь. Такие особенные женщины понимают, что их супруги в обоз­римом будущем перестанут выступать и у семьи начнутся суровые будни, как у всех. Дальновидные жены, они делают карьеру своих мужей вместе с ними. Ос­таются рядом, даже становятся ближе в минуты спадов и смело берут бразды правления в свои руки, когда суженый завязывает с большим спортом. Таких женщин в русских, да и не только селеньях немного, но с некоторыми я знакома лично.

Есть статистика: в США шестьдесят процентов браков профессиональных спортс­менов распадается именно по завершении карьеры. Почему? Ну во-первых, полностью меняется график жизни. Спортс­мены — режимные люди: с малых лет привыкли жить по расписанию. Подъем, завтрак, тренировка, дневной сон, обед, тренировка или игра, отбой. А тут вдруг появляется безд­на свободного времени, супруги проводят его вместе и выясняют критическую, я бы сказала, массу подробностей друг о друге — и не все они оказываются одинаково ап­петитными.

На самом деле спортивная карьера — лишь этап на пути в настоящую, взрослую жизнь. Титулы, достижения, кубки — трамп­лин с неизбежным приземлением. Потом, правда, еще долго катишься: главное — прикатиться куда надо. Задача женщины в этот момент — направить мужчину в нужную сторону, разбудить желание и страсть к чему-либо еще, кроме веселых стартов. Тут-то и выяснится, есть ли в вас талант настоящей жены. Ведь именно вы лучше других знаете его слабые и сильные стороны. Я вообще считаю, что за годы счастливого брака с атлетом талантливая жена, сама того не сознавая, приобретает профессию спортивного психолога.

Очень важно, что и в какой форме го-ворит женщина своему любимому. Да, образование у олимпийцев небольшое, но неточное слово может ранить и их. Помню свою ужасную ошибку — мужу, когда он уходил в раздевалку после неудачно отыгранной половины игры, я вдогонку крикнула: «Анд­рей, соберись!» Вроде бы безобидная фраза, но за нее мне крепко влетело. Он мне очень доходчиво объяснил, что, если игра не заладилась, лучше помолчать. «Неужели ты не понимаешь, — выговаривал он, — что я и сам знаю, что надо собраться?! Я же стараюсь сделать все возможное, но что-то все равно идет не так!» С тех пор я контролирую каждое слово.

Марио Гетце и его девушка Анн-Катрин БреммельМарио Гетце и его девушка Анн-Катрин Бреммель

Оглядываясь в прошлое, вспоминаю, как тринадцать лет назад мы приехали в Америку. По тем временам преуспеть в НБА казалось невыполнимой задачей для спортс­мена из России. Русские баскетболисты никогда не ценились в Америке так, как, например, хоккеисты. Несмотря на звездный статус моего молодого мужа (в 2001 году его признали лучшим игроком Европы), за океаном карьера началась с нуля, со статуса новичка — rookie. Ему даже пришлось пережить легкую дедовщину со стороны старших игроков. Подчеркиваю — легкую. Все было цивилизованно, в рамках, и однако «у советских собственная гордость» нужно было засунуть куда подальше.

Я и так любила Андрея без задних ног, но, видя его азарт, тщание, беспримерный труд, прониклась к нему еще больше. Наши отношения стали «невыносимо близ­кими» — так бы я сформулировала результат нашей американской гастроли.

Несмотря на то что я старше мужа на восемь лет, я ему вовсе не мамочка, хотя всегда шутливо называю его «старшеньким». С первого дня я была уверена в том, что у него все получится. Знала, что он обречен на успех. Его работоспособность, казалось, не имела предела, к ней добавилось немного везения и уверенность в себе, которую я вселяла круглые сутки. Уже через три года он подписал максимально дорогой контракт.

Спортсмены как никто другой нуждаются во внимании — и со стороны поклонников и фанатов, и со стороны женщин, и со стороны СМИ. Да, у меня иногда бывает ощущение, что Андрея раздирают на час­ти, однако с момента свадьбы я воспри­ни­маю супруга как нацио­нальное достоя­ние. Мне кажется, он в равной степени принадлежит всем. Он, конечно, со мной, но я всегда щед­ро делюсь его компанией с другими. Любой жене спортсмена я бы рекомендовала именно такую модель. Когда твой любимый оказывается «под прице­лом» всего человечества, бессмысленно остро реагировать на знаки внимания отдельных лиц. Нужно одно — быть уверенной, что он сможет со всем этим совладать. Здесь ваша помощь очень важна — необхо­димо сохранять хладнокровие и никоим образом не усугублять ситуацию.

Том Брэди и Жизель БундхенТом Брэди и Жизель Бундхен

Не все жены уверены в себе настолько, чтобы не докучать суженому дурацкими вопросами на регулярной основе. Бывает, пытаются контролировать мужей прими­тивным женским способом, вопросами типа: «Ты где? Ты уже поел? А с кем ты ходил на ужин? Ты уже в номере? Ты спишь?» Мне кажется, что женщине — любой, не только жене спортсмена — не стоит так поступать.

Существует и еще один аспект. У атлета, не­ спо­собного контролировать свое поведение, шансы на удачную карьеру уменьшаются. Только ребята с железной дисциплиной и сильной рабочей этикой достигают настоящих высот. Поэтому самое мудрое решение — позволить своему мужчине быть тем, кто он есть, и любить именно это. А если «именно это» невозможно любить, то с таким мужчиной и оставаться не стоит, незачем впустую тратить свою и его энергию.

Многие жены спортсменов все свободное от ухода за мужем время посвящают работе над своей оболочкой — в их жизнь входят салоны красоты, солярии и прочая муть. Разумеется, это необходимо, но этого недостаточно. Над содержанием надо работать едва ли не серьезнее, чем над формой. К сожалению, многие супруги олимпийцев становятся их сиделками и кормилицами. Вечные травмы и ненормированный рабочий день мужей накладывают отпечаток и на их жизнь. Но не стоит забывать, что сущность любого атлета — здоровое состя­зание. Каждый день им бросают вызов, который они готовы принять. Не стоит удивляться, если в какой-то момент он сам бросит вызов вам. Так что желательно находиться в тонусе, чтобы сразу дать надлежащий отпор.

Каюсь, я и сама порой ловлю себя на мысли, что ухаживаю за мужем больше, чем за детьми. Андрей до сих пор не знает, где в нашем доме хранится сахар. Я его балую, позволяю думать, что он хрустальный или какой-то редкий вид, занесенный в Красную книгу. Зря, конечно. А что делать? Как-никак знаменосец российской сборной на Олимпиаде в Пекине! Наверняка он особенный. Но где сахар, мог бы и знать!.. Или не надо?..

Читайте также:

Мария Лопатова: «На земле не существует верных мужей»



Битва платьевКому костюм Gucci идет больше?

  • Мария Миро
  • Ольга Слуцкер
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь