Канны-2014

Светский гид по Каннам от Михаила Друяна

Михаил Друян
13 Мая 2014 в 16:07

Катя Гайдамак и Ида Лоло на традиционной  каннской вечеринке de Grisogono в 2012 годуКатя Гайдамак и Ида Лоло на традиционной  каннской вечеринке de Grisogono в 2012 году

Синяя аккредитация и Vivienne Westwood. На Каннский фестиваль в первый раз я приехал в 2008 году. Ничего не знал и не понимал. В голове — обрывки статей кинокритика, президента международной федерации кинопрессы Андрея Плахова, которого я боготворил, в душе — трепет, в чемодане — смокинг Vivienne Westwood, купленный с семидесятипроцентной скидкой в Столешниковом. Аккредитовался я от радиостанции «Серебряный дождь» — и тогда же выяснил, что в Каннах суще­ствует пять видов пропусков. Белая кар­точка — у тех, кого фестиваль приглашает лично и оплачивает проживание. Розовая — у ежедневной прессы, которая тут находится в привилегированном положении и проходит на показы первой. И синенькая, как у меня: я должен стоять в очереди и ждать, когда пройдут «розо­венькие». После меня идут те, у кого оранжевая аккредитация — фотографы и операторы. В здание Дворца фестивалей мы проходим, конечно, не по красной дорожке, а с бокового входа.

Гога Ашкенази на вечеринке в отеле Hotel Du Cap в 2012 годуГога Ашкенази на вечеринке в отеле Hotel Du Cap в 2012 году

Показы в Каннах начинаются рано, в восемь тридцать утра, и одновременно в рамках фестиваля демонстрируют бессчетное количество картин. Конкурсная программа, внеконкурсная, а есть еще «Особый взгляд», «Неделя критики» и «Двухнедельник режиссеров». Единственный способ не заснуть на четвертом фильме — не пить вино днем. С тех пор десять дней в мае — единственный период в году, ког­да я не заказываю бокал совиньона за ланчем.

В тот свой приезд я брал интервью у Хавьера Бардема по случаю выхода «Стари­кам здесь не место». В длинном списке репортеров я был последним. Актер принимал в Carlton, был уже абсолютно вымотан и поэтому расслаблен. Я сообщил ему, что отмечал день рождения в мадридском баре «Бардемия», которым Хавьер владеет вместе с братом. Мы обсудили блюда. Они там названы как фильмы, в которых он снимался. Бардем спустился со мной в лифте, надел темные очки и спокойненько так пошел по Круазетт. Это было еще до того, как он получил «Оскара». Впрочем, Бардем, я уверен, и сейчас может надеть очки и пройтись по набе­режной. Он по-настоящему крут.

Светлана Меткина на открытии бутика Dolce&Gabbana в Каннах в 2008 годуСветлана Меткина на открытии бутика Dolce&Gabbana в Каннах в 2008 году

Красная ковровая. Я впервые иду во Дворец фестивалей в составе съемочной группы. Это очень почетно. Вообще по красной дорожке можно продефилировать, если вы: а) звезда; б) спонсор или гость спонсора фестиваля; в) житель города Канны и получили билет в местном собе­се. И конечно, по красной дорожке идет съемочная группа. Многие гостьи фестиваля маршируют по дорожке — и тут же сбегают через пожарный выход, предпочитая фильму с затя­нутыми планами и шекспи­ровскими страстями обильный средиземноморский ужин. Отработали (сфотографиро­вались) – до свидания.

Моя нога в ботинке Valentino ступила на red carpet стараниями Раисы Фоминой, российского прокатчика фильма «Огни городской окраины» режиссера Аки Каурисмяки. Раисе вообще полагается низкий поклон — именно благодаря ей Москва посмотрела «Рассекая волны» Триера, «Любовное настроение» Кар Вая и большинство картин Франсуа Озона.

Я уже знаю, что на ужин после Каурисмяки все нормальные люди соберутся в Mesclun или Mantel: оба ресторана в Старом городе. А вот в Chez Bruno с пластиковыми стульями и бумажными скатертями можно встретить самый широкий круг лиц — от поедающей устриц Кати Мцитуридзе, руководительницы русского павильона на фестивале, до Тима Бертона, вонзающего вилку в морской язык из Дувра.

У меня каждый день подъем в шесть. Полчаса на марафет и столько же, ни больше ни меньше, на look of the day. На утренние показы могут пустить даже в шортах, многие журналисты вообще приходят с зубной щеткой, но я — не они. Мне, черт возьми, обязательно, чтобы майка Dries Van Noten подходила к джинсам Dior и все вместе монтировалось с кедами Prada.

Яхта OctopusРассекая лазурные волны: яхта Octopus совладельца Microsoft Пола Аллена у каннского берега

Городской рынок и Абрамович. Через пару-тройку лет я почти перестал ходить на каннские вечеринки. Их штук десять каждый вечер, а здоровье у меня одно. Самые известные суаре — de Grisogоno, Chopard и amfAR. Это хороший стандартный набор. Однако я не могу забыть две другие. Первая — по случаю премьеры фильма «Скафандр и бабочка» Джулиана Шнабеля. Она проходила на городском рынке у подножия Сюке, среди торговых рядов. А вторая, я думаю, вообще войдет во всемирную светскую историю. Роман Абрамович и Даша Жукова принимали у себя на Кап-д'Антиб российский и западный истеблишмент. Справа от меня сидела Николь Кидман с супругом, слева – директор «Гаража» Антон Белов, а напро­тив — Мэттью МакКонахи. Подавали омаров, фуа-гра, сибаса — грамотный, проверенный временем набор. Домой я вернулся часа в два ночи, но ровно в восемь утра уже был в просмотровом зале.

Даша Жукова на вечеринке в Каннах в 2010 годуДаша Жукова на вечеринке в Каннах в 2010 году

Оранжевый костюм Jil Sander и овации

Когда я привез в Канны ярко-оранжевый костюм Jil Sander, меня фотографировали столько же, сколько Вуди Аллена. В Каннах вообще все фотографируют всех. Места в первом ряду у красной дорожки, по-моему, закреплены и расписаны на десятилетия вперед между местными жителями. Понаехавшим японцам туда не пробиться. Перед отелями Carlton, Majestic, Grand Hyatt Martinez стоят толпы с фотоаппаратами наперевес, многие — до утра. Когда вы входите, вам cвистят и улюлюкают, лишь бы вы повернулись и помахали рукой. Поворачивайтесь и машите. Всякий, кто останавливается в этих гранд-отелях во время фестиваля, по определению звезда. Не отказывайте людям в удовольствии вас заснять.

Меня в Jil Sander фотографировали, без преувеличения, раз сто. Я улыбался и махал. Не раскаиваюсь в содеянном ни минуты. В конце концов, я бывал на фестивале даже чаще, чем, условно говоря, Джаред Лето. Хотя тут есть, конечно, свои любимчики — Айшвария Рай, Шэрон Стоун, Кейт Бланшетт, Тильда Суинтон. Без них не обходится почти ни один фестиваль. Дважды «Золотую пальмовую ветвь» получали Билле Аугуст, братья Дарденн, Эмир Кустурица, Фрэнсис Форд Коппола, Сёхэй Имамура и Михаэль Ханеке. Но в ярко-оранжевом костюме ходил, кажется, только я.

Ксения Соловьева на вечеринке de Grisogono в Каннах в 2012 годуКсения Соловьева на вечеринке de Grisogono в Каннах в 2012 году

Канны-2014. Этот фестиваль будет особенным. Последним, которым руководит Жиль Жакоб — человек, который создал мифологию Канн. Жиль — самая настоящая легенда. А еще в этом мае победителей огласят на день раньше обычного. Потому что 25 мая — всеевропейский день выборов.

Думаю, в конкурсе будут представлены все любимчики смотра, которые успеют закончить картины. Конечно, Кен Лоуч, Пол Томас Андерсон, Томми Ли Джонс и наш Андрей Звягинцев: он как раз домонтирует «Левиафана». Всем этим хлопотным хозяйством управляет Тьерри Фремо, программный директор Канн, вечно с кем-то договаривающийся, передого­варивающийся и вообще тасующий эту в хорошем смысле слова жирную колоду.

Даша ЖуковаДаша Жукова на балу amfAR в 2011 году

Если сравнивать с Венецианским или, например, Берлинским фестивалем, Канны — это оплот гламура, простите за выражение. В Венеции мероприятие устраивают для эстетов и синефилов, в Берлине это просто массовый городской праздник. А Канны задают тренды, открывают новые имена и все-таки, как ни крути, требуют блеска многокаратников. И чтобы этот киносмотр таким оставался, я готов заложить все смокинги и оранжевые пиджаки ради новых обжигающих «луков».

Ульяна Сергеенко на балу amfAR в 2013 годуУльяна Сергеенко на балу amfAR в 2013 году


Источник фото: Getty, Splash, Архив Tatler

Кто есть кто


Дарья Жукова

Дарья Жукова

Основатель Музея современного искусства «Гараж»

Битва платьевКому костюм Gucci идет больше?

  • Мария Миро
  • Ольга Слуцкер
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь