Оксана Лаврентьева: «Зачем нам муж?»

Оксана Лаврентьева
5 Мая 2014 в 11:47

Оксана ЛаврентьеваОксана Лаврентьева на своем девичнике

Раньше я придерживалась традиционных взглядов, и мне было совершенно очевидно, что женщина обязательно должна быть при мужчине. В идеа­ле — замужем. Мужчина же много чего был должен: обожать, восхищаться, решать все проблемы, защищать, обеспечивать, носить на руках, всячески опекать и задаривать. Некий образ щедрого, безотказного папы с мешком подарков. Впрочем, и у женщины были обязанности — быть красивым, правильно одетым, остроумным, забавным приложением и, разумеется, следить за тем, чтобы муж и дети были сыты и здоровы. Основной моей жизненной ценностью были отношения с мужчиной, поскольку они обеспечивали женщине все необходимое для счастья.

Раньше я все свое время уделяла чисто женским занятиям — шопингу, походам в салон красоты и так далее. И вообще была такой типичной девочкой-девочкой. Я искренне удивлялась, когда встречала работающих женщин, не следящих за своей внешностью и утверждавших, что они «всё сами» и не нуждаются в том, чтобы мужчина их содержал. Я была уверена, что они лицемерят. Тем более что, вовсю декларируя свою полную независимость, они между делом пытались выведать у меня, как заставить мужчину вот так смотреть, вот так боготворить и бросать весь мир к твоим ногам. Рецепта у меня не было, ведь это было моей природной сутью.

Раньше я всегда выглядела женственно. Нарядные платья, каблуки, соблазнительное белье не надевались специально для похода к врачу или на свидание, а были ежедневным атрибутом. Я с удовольствием посвящала женским занятиям целый день. Пока подберешь туфли в тон педикюра, клатч в тон помады, а потом переложишь в него все вещи из старого (вчерашнего) клатча, сделаешь укладку, макияж — глядишь и полдня прошло. А если еще и проснуться в двенадцать, то весь ритуал закончится аккурат к ужину. И вот ты идешь вся такая невероятная от подъезда к машине, от машины — к ресторану. И тебе легко и комфортно в узкой юбке, на шпильках, с голыми ногами в любой мороз. Все бы­товые проблемы решаются чужими руками, а твоя единственная задача — всегда быть прекрасной, готовой в любую минуту принять любовь и обожание.

Так было до тех пор, пока у меня не появилась «Рус­мода». Все начиналось безобидно, поч­ти как развлечение: пару раз в неделю я появлялась в офисе, все такая же невероятная и идеальная. Почти как блондинка из анекдотов, только брюнетка. Я была уверена, что руководить бизнесом мне не под силу, да и незачем: эту неприятную и нудную работу должны выполнять специально обученные люди. Мое дело — слушать отчеты о прекрасных результатах. Всем своим видом и поведе­­нием я эту жизненную позицию трансли­ровала окружающим, которые с готовностью считали меня дурочкой. Мое окруже­ние, не таясь, обзывало мой бизнес игрушкой, и ни один человек не верил в успех.

Оксана Лаврентьева, Антон Пак, свадьбаОксана Лаврентьева в день свадьбы с Антоном Паком (2011)

Оксана Лаврентьева, Антон Пак, свадьба

В какой-то момент мне надоело быть безу­частным наблюдателем, да и результаты показались недостаточно прекрасными. Я решила, как говорят в популярных книгах по психологии, «взять жизнь и бизнес в свои руки». Понятно, что это происходило не в один день, но где-то года в полтора я уложилась. Иногда было и страшно, и трудно. Часто, ложась спать, я думала, зачем вообще все это затеяла. Постепенно что-то стало получаться, меня очень поддержали советами и просто верой в меня муж и друзья. На работе после многочис­ленных скандалов и увольнений мне на­конец-то удалось собрать потрясающую команду талантливых людей, моих едино­мышленников. Пришел успех, компания вышла в прибыль, я почувствовала настоя­щую уверенность в себе. Я была абсолютно счастлива, но проблемы появи­лись там, где я их точно не ждала. Даже предположить не могла, что это может случиться со мной — принцесса превратилась в тыкву.

Трудоголиком я стала таким же страстным, каким до этого была шопоголиком. Два дня в неделю незаметно превратились в пять, подъем с полудня перенесся сначала на девять, а иногда и на семь утра. Теперь я все время куда-то бегу, еду или лечу, и одежда стала меня интересовать в первую очередь с точки зрения удобства. Я внезапно осознала, что сама пропустила момент, когда из заядлой модницы превратилась в девушку в ботинках «тимберлэнд» и удобных джинсах. Мне даже стало иногда казаться, что тратить время «на красоту» — это попросту его терять. Я, конечно, никогда не доходила до крайностей и не успела стать Людмилой Прокофьевной из «Служебного романа», но удивительным образом работа поменяла не только всю мою жизнь, но и мой внешний вид.

Когда я только начинала, у меня внутри была маленькая искра; когда я почувствовала, что у меня получается, эта искра превратилась в настоящий костер. Появилось столько энергии, что помимо работы я начала делать вещи, на которые никогда не могла найти ни сил, ни времени. Стало хватать времени на спорт, учебу, на детей без няни. Полностью сменилось окружение: вместо светских девушек — деловые женщины. Жизнь невероятно ускорилась, я стала молниеносно принимать решения: детей — туда, нянь — сюда, этим отказать, тех нанять, этих уволить. Мне стало неинтересно говорить о чем-либо, кроме работы или учебы. Только развитие, только вперед, только успех. Постепенно я стала уходить в другую крайность. Подобралась компания таких же трудоголических по­друг. Мы чувствуем себя такими близкими, что невозможно «разлипнуть», и мужья ревнуют нас друг к другу. В этом родном и понятном тебе женском кругу я впервые почувствовала себя частью некоего сильного братства: мы сами зарабатываем, мы с одинаковой легкостью решаем свои и чужие проблемы, мы — сила, мы можем все. Нам настолько интересно, что для мужчин просто не остается места. И получается, что, приходя домой, я хочу одного: лечь на диван, вытянуть ноги и чтобы пару часов меня никто ни о чем не спрашивал. И вообще я теперь с таким состраданием отношусь к джентльменам, которым неработающие жены по вечерам дома «выносят мозг». Я бы на их месте в ответ просто доставала автомат Калашникова.

Сати Спивакова, Оксана Лаврентьева и Марианна СардароваСати Спивакова, Оксана Лаврентьева и Марианна Сардарова

И вот я чувствую себя вполне счастливой на работе и с подругами, все мужские функции, как выяснилось, могу выполнять сама, и зачастую даже более эффективно, чем сильный пол. Мне стало неинтересно, да и не нужно, чтобы меня, вечно куда-то бегущую, носили на руках или отвлекали от дел излишней опекой. Любые попытки принимать за меня решения приводят меня в ярость. Закономерно возник вопрос — зачем мне быть замужем? Даже за моим, во всех отношениях прекрасным, мужем. Если раньше мне были четко понятны наши роли, то теперь произошел «разрыв шаблона», я в растерянности не понимала, что каждый из нас должен делать и какие у кого теперь обязанности.

Вопрос, насколько мне известно, возни­кает не у меня одной. Многие даже перешли от вопросов к действиям — развелись со своими с точки зрения общественнос­ти идеальными мужьями: верными, успешными, хорошо зарабатывающими, красивыми, непьющими мужиками. И для развода нет никакой стандартной причины. Просто таким женщинам от мужчины ничего, кроме секса, становится не нужно. А для этого не обязательно быть замужем и жить вместе. Подумав, я все-таки решила не делать резких движений и дать себе во всем разобраться. Тем более что результат такого шага никому заранее не известен и цепочка «шопоголик–трудоголик» может, не дай бог, завершиться «алкоголиком». Одинокие женщины, как я слышала, часто про­водят вечера в компании с бутылкой.

Жизнь дала мне возможность увидеть ситуацию с обеих сторон. Из девочки, целиком зависящей от мужчины, я превратилась в женщину, самостоятельно управляющую своей жизнью.

Ксения Собчак, Оксана ЛаврентьеваС Ксенией Собчак на девичнике в 2011 году

Со стороны может создаться впечатление, что работа в моем случае сделала из одного человека другого. На самом деле никакого перерождения не произошло. Вся эта дилемма по сути — проявление одного и того же, как булимия и анорексия, садизм и мазохизм, крайняя зависимость и подчеркнутая независимость. И оттого, что я пыталась решать проблему в этих рамках, все еще больше запутывалось. Сначала я пробовала, приходя домой с работы, занимать прежнюю инфантильную позицию и искусственно делегировать максимум решений мужу. Говоришь ему, например: «Дорогой, давай теперь ты будешь заниматься организацией всех наших поездок», а потом, подпрыгивая от нетерпения, ждешь, пока он сто лет будет делать то, на что у тебя ушла бы пара минут. Да еще и сделает так, что все придется десять раз перенести, от­менить и поменять. Все это в итоге превра­щалось в фарс, в котором бедный муж никак не мог понять: зачем эти игры и что ему в конце концов сделать такого, чтобы я унялась? Окончательно измучив и его, и себя, я поняла: ну не могу я из волчицы стать овцой. И тогда я вообще взялась за невозможное — воспитать себе из мужа того мужчину-отца из своих старых представлений о счастье и «поженить» с собой сегодняшней. Мой супруг, как и раньше, не сопротивлялся и с готовностью менялся по моей новой программе.

Я видела, что он изо всех сил старается сделать меня счастливой, но, как известно, ценность любых отношений между людьми в искренности, естественности и возможности быть собой. Когда вы вдвоем, пытаться играть чужую роль уместно, только если вы затеяли ­ро­левые игры.

В какой-то момент меня озарило, что я живу прежде всего с чело­веком. И мы, два человека, когда-то решили прожить свои жизни вместе. Ни он, ни я не обязаны соответствовать ожиданиям друг друга, мы — партнеры. Не важно, кто из нас мужчина, а кто – женщина: оба работаем, оба строим карьеру, мы равны, у каждого есть свои сильные и слабые стороны. Прежде всего мы должны относиться друг к другу по-человечески. Если кто-то в трудный момент может подменить другого в «не полагающейся» его полу функции, я не вижу в этом никакой проблемы. Сейчас. Раньше любая смена ролей в отношениях была для меня не менее шокирующей, чем идея о смене пола. У моего мужа есть огромное количество блестящих качеств, но есть, как и у любого живого человека, недостатки. И у меня, собственно, тоже. Мы отлично дополняем друг друга: там, где у одного минус, у другого — плюс. Он — уравновешенный и педантичный, я — быстрая и решительная. И мы станем вместе сильнее, если каждый будет развивать то, что ему удается.

Оксана Лаврентьева

Нет границ между мужскими и женскими ролями, кроме тех, что мы создаем себе в своей голове. Если речь, конечно, не идет о деторождении, ну и, пожалуй, о ситуациях, где нужна «грубая мужская сила». Безусловно, принести на себе мешок картошки или затащить на пятый этаж рояль должен мужчина. Но если женщина может все это быстро организовать чужими руками, то почему бы ей, собственно, не взяться за эту «мужскую работу». Два человека должны сами придумать правила, по которым будут жить вместе. И эти правила должны быть приемлемы для них, а не для какого-то мифического общественного мнения. Если они правда счастливы, то какая разница, как там у других «принято». Несмотря на то что я дозрела до такой толерантности, в счастье семей, где «по правилам» приняты побои, измены или откровенное «юзанье» друг друга, я не поверю никогда.

14 февраля на романтическом ужине у меня состоялся самый в моей жизни романтический разговор с мужем.

— Знаешь, я сегодня закончила новую статью для «Татлера». Называется «Зачем мне нужен муж?».

— Ну и какой вывод?

— Решила любить тебя таким, какой ты есть.

— А разве можно как-то по-другому? Я всегда тебя так и любил.

Я не нашлась, что ответить.

Оксана ЛаврентьеваПолина Киценко и Оксана Лаврентьева на девичнике накануне Оксаниной свадьбы в 2011 году

Смотрите также:

Оксана Лаврентьева: «Мне льстит, что меня считают хищницей»


Источник фото: Архив Tatler

Кто есть кто


Оксана Лаврентьева

Оксана Лаврентьева

Бизнес-леди, основатель и владелица компании «Русмода»

Битва платьевКто носит костюм Loewe лучше?

  • Анна Делло Руссо
  • Ксения Чилингарова
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь