Дженнифер Лопес: «Я с детства привыкла к труду»

Линн Хиршберг
30 Ноября 2013 в 09:59

Дженнифер ЛопесВ платье Gucci, серьгах Cartier, с кольцом Bvlgari

«Я места себе не находила, пока собиралась сюда», — признается Дженнифер Лопес, сворачивая на пе­шеходную улицу Бронкса. На дворе стоит солнечный осенний полдень, и она одета под стать погоде — в ярко-розовый спортивный костюм и усыпанные стразами кеды на платформе. У нее восхитительное тело: миниатюрное, но сильное, тоненькое, но с выдающимися округ­лостями сзади.

«Вот дом, где я выросла», — говорит Дженнифер, останавливаясь перед белым двухэтажным зданием за металлической оградой. Оно отделено от других домов квартала: с одной стороны — аллеей, с другой — пус­тырем. Посреди улицы, как дань уважения певице, висит баннер с логотипом Raising Stars School.

«Я не ходила в эту школу», — заявляет Лопес и смотрит на родительское гнездо, где жила с отцом, матерью и двумя сестрами. Указывает на дальнее окно с видом на пустырь. «У него я поджидала бойфренда. Как только он появлялся на горизонте, тут же выскакивала за дверь, — смеется певица. — Я средняя из сестер. Мы ютились в одной комнате, все три. Меня увлекали танцы и спорт. Я участвовала в забегах и была невероятно выносливой, — Лопес снова смеется. — Я марафонец от бога».

Спутник певицы, ее бессменный менеджер Бенни Медина, осматривает бульвар, ведущий от дома к зданию школы. «Это по нему ты бегала на уроки?» — спрашивает он. «Нет, по нему я с них сбегала!» — снова хохочет Дженнифер, но умолкает сразу, как только Медина предлагает ей войти в отчий дом. «Нет, я не хочу внутрь. В последний раз я была здесь по просьбе родителей, когда они решили развестись после тридцати трех лет брака. Наверное, поэтому я сегодня так нервничаю. Это все равно что столк­нуться с кем-то важным из твоего прошлого: никогда не знаешь, счастьем или страданием обернется встреча. Обычно она при­носит и то и другое».

Дженнифер Лопес

Лопес съехала, когда ей было восемнадцать. Грезя танцевальной карьерой, она отправилась обучаться в студию Ballet Hispanico и в клуб Kips Bay Boys and Girls. «Мы с мамой долго бодались, — признается чуть позже пе­вица. — Я не собиралась идти в колледж. Я все время хотела танцевать. Потому и ушла из дома. Моим ночлегом стал диван в балетной студии. Я была бездомной, но убеждала маму: так надо. Через пару месяцев нашла работу в Европе. Когда вернулась, за­получила роль в шоу In Living Color. Я прославилась как девочка из танцевальной труппы The Fly Girls и переехала в Лос-Анджелес. Все это случилось за один год».

Лопес скучала по Бронксу. «Я ненавидела Город ангелов, — вспоминает она. — Возмущалась: «Где здесь можно купить молока? Эй, народ, вы вообще по улицам ходите?» Это сейчас я люблю его, хоть он и не заряжает меня такой энергией, как родной Бронкс. Все-таки я получила свою силу именно в нью-йоркских пенатах».

Да и привычку впахивать — там же. Лопес привыкла много работать. Сейчас ей предстоит позировать для съемки, а еще вчера она продвигала новую песню Live It Up, снималась для очередного клипа в Майами-Бич, горланила на пару с Мэри Джей Блайдж на благотворительном концерте Sound of Change битловский хит Come Together, выступала на конференции United Nations в поддержку женщин и детей, просматривала именную коллекцию одежды для мегамолла Kohl's, давала финальные указания насчет рекламы своего двадцатого по счету аромата JLove и репетировала выход в финальном выпуске American Idol.

Дженнифер ЛопесВ пальто из меха песца Michael Kors и в платье Roberto Cavalli

Лопес не забывает и о материнских обязанностях. Ее близнецы всюду путешествуют с ней. «Я много размышляла, как приучить малышей к труду, — говорит Лопес. — И поняла: нравоучения дети­ пропускают мимо ушей, зато родительский пример действует безотказно. Мой отец работал круглые сутки, и я понимала, как трудно ему заботиться о нас. Мама служила в Tupperware и подрабатывала в школе. Я не имела права их подводить, с ранних лет подчинялась жесткой самодисциплине и работала над собой».

Бронкс внушил Дженнифер спорное представление о знаменитостях. Недаром она частенько попадала в скандальные истории, считая их частью публичной жизни. Как и Элизабет Тейлор, чья распутная героиня из ленты «Баттерфилд, 8», вдохновившая фотографа на эту съемку, Лопес может похвастаться и чередой звездных романов — с Шоном «Паффи» Комбсом, Беном Аффлеком и Марком Энтони, — и яркими выходами на красную дорожку.

Самый зрелищный случился в 2000 году на церемонии «Грэмми», на которой Дженнифер выступала ведущей. Она явилась в шифоновом платье Versace с декольте до пупка и разрезом от бедра: наряд не оставлял простора воображению, зато все прелести девушки подчеркивал как нельзя лучше.

«Мы просмотрели много платьев, но ничего не подходило, — вспоминает Джей-Ло. — Мой стилист сказала, что у нее припасен один наряд, но его до меня уже кто-то надевал. Я примерила и решила — плевать на все, пойду в нем. Правда, я не ожидала, что на платье так отреагируют. Когда поднялась на сцену с Дэви­дом Духовны, он — на тот момент самая яркая мировая знаменитость — заявил: «В кои-то веки на меня никто не смотрит!» — улыбается Дженнифер. — Зал тогда заревел в ответ. Когда я спустилась к своему месту, то спросила: «В чем проблема?» А Паффи и Бенни ответили: «Тебе надо пойти и сфотографироваться в этом платье». Она так и сделала.

То ли ухажеры, то ли гениальный Медина взрастили в Лопес и замашки дивы, и способность спускаться с небес на землю.

Дженнифер ЛопесВ платье Michael Kors, жакете из меха лисы Prada и туфлях Manolo Blahnik

Америка любит таких — шикарных, но с чувством реальности. Джей-Ло нашла этот баланс. Она трудится в поте лица, но про стразы на кедах не забывает.

«Помню, как пела и отплясывала перед зеркалом в своей спальне, — говорит Лопес, все еще вглядываясь в окна родного дома. — У меня всегда были мечты — я всегда хотела расти. Сейчас мы с Бенни составим план на следующие полгода, потом — на год. Он знает, что я люблю цыганский образ жизни, люблю кочевничать. Каникулы всегда кажутся мне слишком долгими. Уже через две недели я заявляю: «Пойдем работать!» И так было всегда».

Она поворачивается спиной к дому и идет в трейлер переодеваться, перевоплощаясь в ту самую звезду, которой когда-то мечтала стать. Через час на ней красуется норковое манто и лаковые туфли на шпильках, волосы ложатся на плечи пышными локонами. Она шагает по улице, как по подиуму. Лопес просит помощника дать ей зеркало, чтобы полюбоваться на себя в полный рост. Наконец, встает перед домом, в котором выросла, и принимает позу. Два ребенка, которые живут здесь сейчас, выбегают во двор. Она оборачивается и улыбается. И ее улыбка словно говорит: «Я была такой же, как вы. А теперь я — это я».


Источник фото: Mario Sorrenti

Битва платьевКому комбинезон Saint Laurent идет больше?

  •  Тейлор Свифт
  •  Хайди Клум
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь