Шэрон Стоун: «Трое детей — это уже цирк!»

Гильермо Алонсо
19 Ноября 2013 в 11:06

Шэрон Стоун

Бледная кожа, голубые, почти прозрачные глаза и влажные волосы — в холле голливудской гостиницы «Шато Мармон» Шэрон Стоун появляется, лучезарно улыбаясь. «Привет, народ!» — восклицает она, усаживаясь за столик. Шэрон откладывает в сторону свой белый айфон, который без перерыва вибрирует — лучшее доказательство тому, что Стоун все еще в голливудской обойме и не знает отбоя от все новых контрактов на съемки.

В прошлом году у Шэрон вышли уморительные «Игры богов», осенью 2013 года — провокационная драма «Лавлэйс». На очереди — остроумная комедия «Под маской жиголо» с Вуди Алленом и романтическая лента «Как насчет любви?».

Впрочем, самая звездная роль Шэрон — это по-прежнему легендарный «Основной инстинкт».

Об «Основном инстинкте». «Когда я решила сняться в «Основном инстинкте», родители спросили меня: «Ты уверена в том, что делаешь?». Я ответила: «Да». Моя героиня была убийцей на сексуальной почве, а ее одеждой была нагота. «В этом есть смысл», — подумав, сказал мой строгий отец. Он мог многое принять, но ему было важно понять логику. Сценарий был чудеснейший».

Смотрела ли она порно, когда готовилась к съемкам? «Нет и еще раз нет! Мне неинтересны сексуальные эксперименты других, для меня значение имеют только мои. А вообще этот фильм мне многого стоил. Как-то через несколько дней после премьеры «Основного инстинкта» я затормозила на своем BMW у светофора бульвара Сансет. Вдруг толпа людей начала лезть на машину, выкрикивая мое имя. Мне стало так страшно и так долго было страшно потом, что я пошла к психоаналитику. Она мне сказала: «Люди не могут делать вид, будто не знают тебя, ведь ты смотришь на них с сотен тысяч плакатов. У тебя есть телохранитель и шофер? Найми!» И не взяла ни цента за прием. Но только со временем я научилась безболезненно совмещать девушку с рек­ламного щита и ту, кем я являюсь в реальности».

Шэрон Стоун

Об отце. «Он был, что называется, сельский житель, никогда не выбиравшийся за пределы своей деревни. Он мог сказать: «Смотри, двое голубых из соседнего дома!» Я ему говорила, что так нельзя, что это оскорбительная фраза. Несколько лет спустя я снялась в картине «Женщина против женщины» с таким, знаете ли, пограничным сюжетом, и он сказал: «Ах вот в чем дело!» Что-то понял для себя, о чем-то задумался. И начал приглашать моих друзей-геев провести несколько дней у него в доме, в компании с ним и с моей мамой. Он знакомил их со своими соседями и со временем превратился в своего рода посла доброй воли в нашем райо­не. Через год после его смерти мы устроили поминки, и крестные моих детей, нестандартная пара, оделись во фланелевые рубашки моего отца. Один из них поделился: «Джо научил меня стрелять из ружья, сплавляться на лодке, ходить по горам, защищаться от животных и всему тому, чему мой отец не удосужился меня выучить».

Шэрон Стоун

О детстве. Оказывается, в детстве Шэрон, ученицу с самым высоким в школе IQ, частенько поколачивали. «Я даже помню имя своей мучительницы — Карен, одна из главных заводил в школе. Однажды утром она подошла ко мне, улыбаясь, и я подумала: «Господи, она хочет со мной дружить! Наконец-то настал этот день!» Я смотрела на нее в трепетном ожидании, а Карен влепила мне такую пощечину, на которую только хватило сил. Я сом­неваюсь, что кому-то удавалось пройти этот этап жизни без по­добных историй. И забыть про них — тоже. Когда я уже стала знаменитой, Карен рассказала какой-то газетенке, что я была слишком надменной. Можете себе представить: я, я! — была надменной!».

Но Шэрон не побежала ни к родителям, ни к директору: «Я никому об этом случае не сказала. Никогда не была ябедой».

Награда не заставила себя долго ждать: пока Карен превра­щалась в деревенскую клушу, Шэрон преображалась в прекрас­ного лебедя.

Шэрон Стоун

О работе моделью. В первый раз оценить красоту Стоун смогли зрители конкурса «Мисс Пенсильвания»: Стоун отказалась обнажаться и прошлась по подиуму в вечернем платье с накидкой, как на показе мод. Вердикт судей был таков: для конкурса красоты Шэрон не подходит. Отправляйтесь в Нью-Йорк: вы — нас­тоящая модель».

«Мои родители не понимали, что это означает — поехать в Нью‑Йорк, — вспоминает Шэрон. — Но однажды по телеви­зору показали Эйлин Форд, основательницу могущественного агентства, и моя мама сказала: «Ничего, дочь, модель — это тоже работа». Знаете, что мне заявила миссис Форд, когда я, трепеща, предстала пред ней? «Думаю, в тебе что-то есть, но я бы хотела спустить тебя с лестницы: может, так ты сбросишь жир с задницы!» Ох, это было тяжко! Каждый день я приходила к доктору, который бог знает что колол мне в бед­ро... Лестница не очень помогала».

О детях. У Шэрон трое детей. Роэну — тринадцать (он живет со своим отцом-усыновителем, журналистом Филом Бронштейном), Лэрду — восемь, а Куинну — шесть (Лэрда и Куинна Шэрон усыновила одна). «У нас безотцовщина. Иногда сыновья приходят из школы и спра­шивают меня: «Мама, какая у нас семья?», а я им отвечаю: «Счастливая». Я была бы счастлива иметь еще и дочку, но не планирую больше усыновлять. Трое детей — это много. Один ребенок — как сумочка: ты можешь пойти в любое место и в любой момент с ним вместе, спокойно и просто. Двое — это... приятно. Но трое... Трое — это уже цирк!»


Источник фото: Norman Jean Roy

Битва платьевКому платье Chanel идет больше?

  • Рената Литвинова
  • Наталья Якимчик
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь