Тайны и скандалы клана Гримальди

Анна Булатова
7 Августа 2013 в 17:14

Правители карликового Княжества Монако: принцесса Шарлотта Казираги, принц Пьер Казираги, принцесса Каролина и князь Альберт с княгиней ШарленПравители карликового Княжества Монако: принцесса Шарлотта Казираги, принц Пьер Казираги, принцесса Каролина и князь Альберт с княгиней Шарлен

Правители карликового Княжества Монако сегодня у всех на устах: у принца Андреа Казираги на носу свадьба (бракосочетание состоится 31 августа), а его сестра Шарлотта вот-вот станет мамой и тоже отправится под венец.  Ажиотаж в СМИ в связи с этими событиями просто зашкаливает, но Гримальди к повышенному интересу к себе не привыкать: все члены клана исправно оказываются в эпицентре нешуточных скандалов. Tatler решил вспомнить крупнейшие из них.

Например, в феврале 2012 года принц Пьер Казираги, сын принцессы Монако Каролины и третий в очереди на завидный престол, подрался в одном из ночных клубов Нью-Йорка. О более вкусной новости сплетники и мечтать не могли, потому как скандальный инцидент моментально оброс пикантными подробностями.

Случилась безобразная история в Double Seven, отличающемся от своих соседей по Митпэкинг-дистрикт космическими, почти сохорумовскими ценами: бутылка Krug девяносто восьмого года стоит две тысячи долларов. Впрочем, здешних завсегдатаев — магнатов с Уолл-стрит и супермоделей — они не пугают, так что публика всегда разогрета до нужного градуса.

По словам болтливых очевидцев, принц и его друзья — тусовщик Диего Маррокин, арт-дилер Владимир Рестуан-Ройтфельд и Ставрос Ниархос, наследник корабельной династии и экс-бойфренд Пэрис Хилтон, — прибыли в очаг алкогольного разврата около полуночи и поначалу вели себя мирно. Но вдруг Пьер направился к столику, за которым с женой и друзьями отдыхал бывший владелец знаменитого клуба Manhattan Адам Хок. Отхлебнув из горлышка водки (пятьсот долларов за бутылку), принц бросил в адрес компании оскорбительную фразу. Ответная реакция последовала мгновенно: Хок подарил принцу отменный хук. Подоспевшие на помощь Пьеру друзья также схлопотали от бизнесмена по первое число — честь супруги и звезд мирового подиума Наташи Поли, Валентины Зеляевой и Ани Рубик (именно они были спутницами Адама в тот вечер) он отстоял несколькими точными ударами. Казираги оказался в больнице с «травмой лица». Сначала в СМИ фигурировала «сломанная челюсть», но позже выяснилось, что записать принца в калеки журналисты явно поторопились.

Хока из полицейского участка отпустили. Адвокат семьи Казираги Роберт Дембиа грозился иском по факту нанесения телесных повреждений. Но Манхэттен весело расхохотался в ответ. В заявлении Дембиа говорилось, что в результате драки принц стал нетрудоспособен, на что издание New York Post заметило: «Как же, как же: королевский бездельник без работы? Хватит, Пьер. Возвращайтесь в Монако, где вам не могут дать сдачи». «Королевскую битву», как окрестила пресса потасовку в клубе, Пьер проиграл.

А ведь на своей малой во всех смыслах родине белокурый принц-дебошир слывет тихоней. Большую часть времени он бесцельно гоняет по серпантину на «фиате 500». И даже папарацци его не достают: Монако тем и привлекает богатых и знаменитых, что никто их здесь не беспокоит. Разве что заезжий французский охотник за горячим кадром нет-нет да сделает снимок Пьера, расслаб­ляющегося на яхте принцессы Каролины Pacha III в компании своей возлюбленной Беатрис Борромео (они встречаются с 2008 года). Беатрис — дочь графа и принадлежит к одной из старейших аристократических семей Италии. И к тому же красавица — блес­тящая партия для наследника престола.

Пьер Казираги и его возлюбленная Беатрис БорромеоПьер Казираги и его возлюбленная Беатрис Борромео

Известие о драке в Double Seven карликовое княжество встретило с ледяным спокойствием: в Монако живут взрослые светские люди, они не станут заламывать руки: «О боже! Молодой человек попал в неприятности в клубе, надо его спасать».

Тем интереснее, какую реакцию вызовет у монегасков голливудский фильм Grace of Monaco о Грейс Келли с Николь Кидман в главной роли...

Именно после женитьбы князя Ренье III на обладательнице «Оскара» Грейс Келли Монако словно бы очнулось ото сна и стало превращаться в гламурное княжество, куда богатые приезжают, чтобы спрятаться от фотокамер, а бедные — чтобы попасть в объектив нищего туриста из Польши на площади Казино.

Князь Ренье III как-то пошутил: «Сплетни изобрели в Монако». И действительно, его роман с Грейс Келли был лакомым кусочком для изобретателей мифов.

Князь Ренье III и Грейс Келли (1956)Князь Ренье III и Грейс Келли (1956)

Грейс и Ренье познакомились в 1955 году на Каннс­ком кинофестивале. У князя, что называется, случился солнечный удар. Да и из соображений династического характера ему настоятельно требовались наследники — по законам Монако в случае отсутствия наследника мужского пола княжество переходит под протекторат Франции. И вот князь уже несется в Америку, куда Келли пригласила его после нескольких месяцев переписки. В то время о Грейс мечтала вся сильная половина человечества — она была Анджелина, Шарлиз и Кейт Бланшетт в одном флаконе. Но досталась эта дива невзрач­ному монегаску.

Восемнадцатого апреля 1956 года, ровно через год после знакомства, Ренье и Грейс поженились в Тронном зале дворца Гримальди. А на следую­щий день было венчание в собо­ре Святого Николая. Платью Грейс из винтажных брабантских кружев и двадцати двух метров шелковой тафты, над которым шесть недель трудилась команда швей дизайнера Хелен Роуз, завидовали тридцать миллионов зрителей — это была одна из первых прямых трансляций в истории телевидения.

Свадьба была похожа на сказку наяву, и Грейс приложила множество усилий, чтобы у нее был счастливый конец. Она забросила кинокарьеру, отказав в угоду мнению жителей княжества даже горячо любимому Хичкоку, и полностью отдалась одной-единственной роли — идеальной принцессы. Грейс родила Ренье троих детей (дочерей Каролину и Стефанию и сына Альберта, нынешнего князя Монако).

Большая голливудская актриса с головой окунулась в дела маленького княжест­ва: благотворительность, выставки, открытие новых отелей и казино — она не уклонялась ни от одной светской обязанности. Не удивительно, что монегаски (коренных жителей в княжестве тогда было всего-то около шести тысяч), поначалу принявшие «американскую принцессу» настороженно, со временем сменили недоверие на обожание. На празднике в честь серебряного юбилея их свадьбы в 1981 году Ренье поднял тост за свою жену и сказал: «Сегодня я люблю ее больше, чем когда-либо. Она — моя принцесса в полном смысле этого слова».

Жить Грейс оставалось меньше года. По официальной версии, у нее случился инсульт за рулем. По другой, неофициальной, «ровер» княгини испортили мафиози, которых отрезали от лакомого игорного бизнеса Монако. Есть и третий вариант объяснения случившегося — за рулем в тот момент была младшая дочь Грейс, семнадцатилетняя Стефания, которая не справилась с управлением на крутом горном повороте (она тоже пострадала в автокатастрофе, но несерьезно).

Грейс Келли с сыном Альбертом и дочерью Каролиной (1959)Княгиня Грейс с сыном Альбертом и дочерью Каролиной (1959)

Разумеется, возможная вина Стефании обсуждалась только шепотом, а вслух княжеский двор ее энергично отрицал. Лишь в 2002 году младшая дочь Грейс нарушила молчание, заявив: «Никто не может вообразить, как мне было тяжело тогда и как тяжело до сих пор».

Пережить горе Стефания решила, пустившись во все тяжкие: она быстро приобрела репутацию неуправля­е­мой и беспечной особы. У нее за плечами успешная, но мимолетная карьера певицы, собственная линия купальников, небольшой парфюмерный опыт и ныне закрыв­шееся кафе Replay на улице Гримальди.

Все начинания вспыхивали и заканчивались так же внезапно, как и ее романы. Первым избранником стал офицер полиции Даниэль Дюкре, которого определили ей в телохранители. Князь Ренье всячески противился этому браку, но узнав о беременности дочери, был вынужден сдаться. Сначала у Стефании и Дюкре родился мальчик, которого назвали Луи, а год спустя — дочь Полина.

Семейная идиллия рухнула через три года: итальянские газеты опубликовали откровенные фотографии Дюкре с некой «Фили» Мол-Хаутмэн, только что завоевавшей титул «Мисс об­наженная грудь» Бельгии. Дюкре божился, что его подста­вили, но Стефания развелась с ним, утешившись в объятиях дру­гого дворцового телохранителя – Джина Рэмонда Готлиба. Предположительно, именно он стал отцом родившейся у Стефа­нии в 1998 году дочери Камиллы (сама принцесса имя отца девочки никогда не называла).

Список неподобающих принцессе любовных связей пополнили американский актер Роб Лоу и сразу два цирковых артиста, за одного из которых, португальского акробата Аданса Лопеса Переса она вышла замуж в 2003 году. Через год они развелись. «Единственный мужчина, который никогда не предавал меня, это мой отец», — обронила как-то Стефания: ни один из лягушонков, которых она целовала, не превращался в принца.

Амурные неудачи Стефании заставили некоторых вспомнить о проклятии семьи Гримальди. По легенде, самый первый Ренье был разбойником. В XIII веке он захватил скалу, на которой теперь стоит Монако, а заодно взял в плен прекрасную девушку. Она-то и бросила в лицо нахальному авантюристу слова: «Никогда Гримальди не найдут счастья в браке».

Князь Альберт, принцесса Каролина и принцесса Стефания на балконе имения Saint Jean (2013)Князь Альберт, принцесса Каролина и принцесса Стефания на балконе имения Saint Jean (2013)

Сегодня мало кто верит в легенду. Но старшей сестре Стефании, принцессе Каролине, в любви тоже отчаянно не везло. Первый супруг, французский банкир Филипп Жюно, оказался плейбоем и кутилой. Они расстались уже через два года, хотя Ватикан согласился расторгнуть этот союз лишь через двенадцать лет. Затем на одном из светских мероприятий Каролина познако­милась с обходительным итальянским промышленником Стефано Казираги. Быстро подпав под очарование молодого человека, принцесса вновь поспешила под венец (точнее — на гражданскую церемонию) и родила троих детей (сына Андреа, дочь Шарлотту и сына Пьера). Безмятежное семейное счастье оборвала трагедия: в 1990 году бежавший по волнам со скоростью девяносто миль в час катер Стефано перевернулся.

А вот своего следующего избранника, принца Эрнста Августа Ганноверского, Каролина увела у под­руги: дочь швейцарского магната Шанталь согласилась «уступить» принцессе мужа за шестьдесят миллионов евро алиментов. Но и тут не обошлось без неприятного сюрприза. Эрнст Август — представитель старинного рода, владелец великолепных замков на севере Германии, крестный сын и внучатый племянник анг­лийской королевы, а также двоюродный брат королевы Испании Софии, слывет забиякой. В 2010 году его признали винов­ным в нападении на менеджера гостиницы на курортном острове Ламу у побережья Кении. Тогда Каролина подтвердила изложенную мужем версию событий: он заявил, что всего лишь дал пощечину господину Брунленеру во время ссоры по поводу громкой дискотечной музыки, а не избил его, как утверждал потерпевший. Но судья все же признал принца виновным в нанесении телесных повреждений и оштрафовал на кругленькую сумму. До этого принца-драчуна уже штрафовали за то, что он ударил зонтиком попавшего под горячую руку телеоператора.

Сейчас третий брак Каролины, похоже, тоже трещит по швам. Большую часть времени она проводит вдали от мужа — в своем доме в Сан-Реми-де-Прованс во Франции, а в Монако бывает лишь наездами — навещает их тринадцатилетнюю дочь Александру.

Однако и повод для радости в жизни Каролины есть: ее старший сын Андреа и его будущая жена, наследница крупного колумбийского состояния Татьяна Санто-Доминго, подарили ей внука. Молодые родители познакомились еще в университете и встречались восемь лет, но сообщение об их помолвке все равно стало неожиданностью и заставило рыдать бесчисленных претенденток на его руку и сердце (а также их матерей). Жених уплыл действительно завидный: Андреа хорош собой, серьезен, образован и не раз возглавлял списки самых стильных людей планеты. Он — идеальный принц, несмотря на безудержное увлечение вечеринками, футбо­лом и быстрой ездой. Либо — благодаря всему этому. 

Андреа Казираги и Татьяна Санто-ДомингоАндреа Казираги и Татьяна Санто-Доминго

Еще одна отрада Каролины — умница и красавица Шарлотта, которую сегодня все чаще сравнивают с ее бабушкой Грейс Келли. Шумным вечеринкам она предпочитает верховую езду в компании подруги Афины Онассис (дома у Шарлотты немало трофе­ев, завоеванных на соревнованиях по конкуру), активно занимается благотворительностью, пишет статьи для экологических журналов и издает фэшн-сборник Ever Manifesto, который бесплатно распространяется на Неделях моды.

С ее внешностью и увлечением модой Шарлотта легко могла бы стать глянцевой иконой — журналы взахлеб обсуждают каждый ее выход, а модные дома мечтают сделать своим лицом. Однако даже контракт с Gucci Шарлотта подписала только потому, что креативный директор компании Фрида Джаннини так же страстно любит лошадей, как она сама. А вот французский телеведущий Стефан Берн прокомментировал сделку более прозаично: «Шарлотту не интересует работа модели — она слишком умна для этого. Но учас­тие в состязаниях стоит больших денег, а Gucci ей в этом помогает, выписывая чеки с множеством нулей». 

Шарлотта Казираги и ее жених Гад ЭльмалехШарлотта Казираги и ее жених Гад Эльмалех

Личную жизнь Шарлотта оберегает как только может. Однако подробности ее романов все равно становятся достоянием общественности.  Так, в 2012 году имя Шарлотты попадало в заголовки желтой прессы дважды. Сначала стало известно о расставании принцессы с владельцем картинной галереи в Лондоне Алексом Деллалом (парочка встречалась четыре года). А затем принцессу заметили в объятиях французского актера Гада Эльмалеха. Полгода спустя поползли слухи о беременности Шарлотты, а в августе принцесса и Гад объявили о помолвке — у княжеской семьи Монако особый талант преподносить сюрпризы!

Нынешний князь Монако Альберт II и княгиня Шарлен в день свадьбы (2011)Нынешний князь Монако Альберт II и княгиня Шарлен в день свадьбы (2011)

Нынешний князь Монако Альберт II тоже мастер удивлять общественность. Все были уверены, что этот лысеющий бобслеист — гей, однако он спал со множеством женщин и даже обзавелся отпрысками. Правда, детишки стали неожиданностью даже для него самого. Сначала объяви­лась дочь: Жасмин Грейс (прелестный результат романа с отдыхавшей на Ривьере калифорнийкой Тамарой Роутоло), затем сын Александр от Николь Косте, стюардессы «Тоголезских авиалиний». Оба чада были признаны отцом, обес­печены и даже официально стали частью семьи Гримальди, хотя и не имеют права претендовать на престол, поскольку их родители никогда не были женаты.

В аккурат накануне свадьбы Альберта с олимпийской пловчихой из Южной Африки Шарлен Виттсток прошел слух, что у жениха, возможно, есть и третий внебрачный ребенок. Для невесты это было уже слишком, и она даже попыталась сбежать из-под венца (ее нашли в аэропорту Ниццы и уговорили вернуться). Монакский двор эту историю категорически отрицает, да и новоиспеченная княгиня в браке выглядит скорее счастливой, чем убитой горем.

Хотя вполне возможно, что князь и его жена — как и остальные члены этой монаршей семьи — просто хорошо играют свои роли. Но в светских салонах Монако говорить об этом не принято. Все тайны и грехи семьи Гримальди, не просто искренне любимой, а прямо-таки обожаемой и тщательно оберегаемой подданными, — это их личное дело.


Источник фото: Getty, Splash

Битва платьевКто носит костюм Loewe лучше?

  • Анна Делло Руссо
  • Ксения Чилингарова
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь