Снежана Георгиева и Ованес Погосян — о Chateau de Fantomas

Снежана Георгиева, Ованес Погосян, Chateau de FantomasСовладельцы Chateau de Fantomas Снежана Георгиева и Ованес Погосян в окружении артистов

«Если друг твой в словесном споре мог обиду тебе нанести, это горько, но это — не горе. Ты потом ему все прости», — на сцене закрытого клуба Chateau de Fantomas на «Красном Октябре» стихи фронтовика Эдуарда Асадова звучат особенно проникновенно. Здоровенный мужчина с синим лицом читает их в окружении таких же ультрамариновых карликов. Закончив, исчезает в клубах дыма; его место занимают две гимнастки, ни много ни мало – мастера спорта. Бодро сдернув микроскопические бикини, они покажут залу все и даже больше: продольный и поперечный шпагаты во всех ракурсах. За ними выходит трансвестит с эстрадной песней. Потом появляется ловкая дама, которая раскуривает сигару вагиной.

«Никогда не забуду ее появление у нас, — вспоминает совладе­лица Chateau de Fantomas и расположенного в том же доме на Болотной набережной бара «Белка» Снежана Георгиева. — При виде первых колец дыма подруги, приглашенные на пилотное шоу, синхронно повернулись ко мне с круглыми глазами: «Ты знала?!». Кричу им: «Нет!». Номер с сигарой оказался сюрпризом и для меня: Ов о нем не упомянул».

Ов — второй совладелец клуба, а также основатель крупных интернет-порталов Ованес Погосян — пожалел Снежанины нервы: «Если бы я тебе сказал о ее специализации, ты бы не пришла». Провокационный номер в «Фантомасе» прижился: назло запрету на курение в общественных местах на уютный огонек сигары заходят все новые и новые прожигатели жизни и заработанных тяжким трудом миллионов. Им нравятся чудеса, происходящие с вагиной: то птичка из нее вылетит, то ее распилят циркулярной пилой — семейству Кио такие трюки даже не снились. В «Фантомас» попадают по знакомству (сюда можно прийти с членом клуба) или по собственной членской карточке. Самые звонкие айфоны столицы уже обзавелись приложением Chateau de Fantomas. Чтобы стать, как светская дама Елена Лихач и предприниматель Ваге Енгибарян, членом клуба, надо заполнить ан­- кету, а потом обзавестись лайками от пяти фантомасовцев и финальным — от самого хозяина «Шато».

Chateau de FantomasФантомас

Пока пишется эта статья, в разделе «Заявки» томятся семьсот двадцать четыре платежеспособных москвича. Список уже состоявшихся членов клуба в полной мере отражает российскую демографическую драму: сто восемьдесят семь девушек против восьмидесяти семи мужчин. Первая страница похожа на каталог модельного агентст­ва — скользя взглядом по профессионально отретушированным портретам участниц, невольно ищешь указания роста, обхвата бедер и размера груди. «А вы листайте дальше, — сове­тует Снежана. — И убедитесь, что у нас не только двадцатилетние красотки».

Это правда — после шоу плясать на четвертый, последний, этаж Cha­teau de Fantomas выскакивают красотки взрослые, состоявшие­ся, например, владелица ювелирных бутиков Soho Jewelry Юлия Виз­галина и хозяйка немалого количества ювелирных ук­раше­ний, супруга президента Бинбанка Светлана Шишханова. Атмосфера в «Фантомасе» дружеская: видно, что народ приходит сюда не впечатлять, а впечатляться. По пятницам и субботам картинками с тегом #сhateaudefantomas пестрят инстаграмы владельца Kisa Bar Алексея Киселева и it girl Иды Лоло, режиссера Ильи Стюар­та, ударницы модной индуст­рии Елены Перминовой, модели Наташи Поли, актрисы Нади Михалковой. Но значительно более важное завоевание «Фантомаса» – люди без инстаграма, облеченные реальной финансовой властью, а значит, непубличные, вроде братьев-краснооктябрят Артема и Сергея Кузнецовых, банкиров Александра Лебедева и Яна Яновского и финансиста Марка Гарбера.

Chateau de FantomasСекс-робот из субботнего шоу

Москва знает немало клубов с членскими карточками — корочками могут похвастаться завсегдатаи таких разных заведений, как Soho Rooms и «Ванильный ниндзя». Члены клуба «Штопор» на Рождественке (сейчас он закрыт) попадали в него, прикладывая палец к сканеру, — тот считывал отпечаток. Заведений с бога­той шоу-программой и того больше. Старожилы помнят легендар­ные Хеллоуины в клубе XIII на Мясницкой, где записные фрики — от Нади Сказки до Боя Джорджа — давали высокий класс. Живы в памяти клабберов и дрессированный слон в «Шамбале», и олимпийские синхронистки в бассейне «Рая». Отцы «Дя­гилева» Алексей Горобий и Синиша Лазаревич упирали на то, что их клуб — не клуб, а театр развлечений. В новогоднюю ночь ложа в этом «театре» стоила дороже ложи в Большом. В «Зиме» пел переодетый в Аллу Пугачеву трансвестит Заза Наполи, и именно там  искупалась в бокале Martini обнаженная Дита фон Тиз.

Казалось бы, в летопись клубной жизни Москвы уже ничего не добавишь. Но Снежана, Ованес и их третий, избегающий публичности партнер, банкир Камиль Неврединов, твердо решили создать в ней новую страницу: «Такого клуба, как Chateau de Fantomas, в сто­лице еще не было. Мы не дискотека, не ресторан, не кабаре. Мы – всё в одном. На четырех этажах «Фантомаса» можно поесть, выпить, приобщиться к искусству на выставке, потанцевать, посмотреть шоу или кино. В общем, сделать то, что вы и так делаете по выходным, только среди своих. Никто не чавкает над ухом, не кричит в телефон, не матерится». Репертуар камерного, на четырнадцать человек, кинотеатра «Фантомаса» не отличается от афиши, скажем, «Формулы кино»: тут «Армагеддец» — и там «Армагеддец». Один или несколько раз в год — в зависимости от типа клубной карты — члены Chateau de Fantomas, которым на четырех этажах клуба не хватает мест для поцелуев, могут этот кинотеатр арендовать.

«Видов карточек у нас несколько: Junior, Gold, Platinum и Mademoiselle. Членский взнос по последней символический: пять тысяч рублей. А все потому, — объясняет Снежана, — что я наполовину болгарка, Ованес — армянин. К женщинам мы относимся трепетно: в наших странах так принято». Клубные карты — титановые. У каждой есть встроенный чип и тайный знак — иероглиф, означающий ни много ни мало: «Великий сияющий свет». Ованес позаимствовал его из буддистской практики исцеления ладонями — рэйки. Он сам — мастер рэйки. Дамы, пассии Погосяна, подтвердят: ладони у него — что надо.

«Не знаю, есть ли еще в мире крутые клубы, в которых я не был, — говорит Погосян. — Здесь, в «Фантомасе», я замешал все самое зрелищное из ночной жизни Лондона, Парижа и Нью-Йор­ка». Субботнее шоу приехало из The Box – легендарного ночного клуба в лондонском Сохо, только в Chateau de Fantomas нет тамошней грязи. Каждый вечер в The Box ведущий начинает с объяв­ле­ния: «Занимайтесь сексом. Нюхайте кокаин. Потворствуйте каждому, даже мимолетному, желанию». Последним предложением периодически пользуются принц Гарри, звезда поттериа­ны акт­риса Эмма Уотсон и модель Рози Хантингтон-Уитли. На сцене The Box случается любовь втроем, загорелые стриптизеры слизывают еду с обнаженных танцовщиц, а ритм веселому действу за­дает певица Латифа. В ее репертуаре всего несколько попсовых  мелодий, зато она исполняет их гениталиями. «У нас в «Фантомасе» был мужчина, который делал примерно то же самое. Мы решили, что это неэстетично, и разорвали контракт, — вздыхает Снежана. — С тех пор ко мне подошли человек десять — просят вернуть артиста, не душить творческие порывы».

Побывав на шоу в Chateau de Fantomas, актер Джон Малкович сказал Снежане: «Это же «С широко закрытыми глазами»!» — имея в виду сце­ну из культового фильма Стэнли Кубрика: закрытый клуб, толпы высокопоставленных людей в масках, обнаженные девушки, светский коктейль, перерастающий в разнузданную оргию.

По четвергам в клубе поет бывший журналист, основатель культового «ОМа» Игорь Григорьев. По понедельникам случа­ются уроки французского языка. По четвергам, по просьбе трудящихся, уроки танцев. Мастерски трясти нижними девяносто светских девушек учат танцовщицы из субботнего шоу. Каждый выходной в «Фантомасе» дискотека. Время от времени сам хозяин «Шато» выходит на крышу и лично выбирает из пестрой толпы счастливчиков — их пускают без карточек.

Но есть вечера, когда попасть в клуб решительно невозможно: Chateau de Fantomas закрывается на частные вечеринки. И такие ве­чера для Снежаны и Ованеса — мука: «Бывает, Снежана пишет мне sms: «Не ходи сегодня в «Фантомас». Знает, как  я расстроюсь, увидев на дорогущей антикварной французс­кой люстре «дождик» из фольги за тридцать рублей», — жалуется Ованес. Интерьером он занимался лично — вез из Парижа шторы, стулья, канделяб­ры. И живой мох — он живописно покрывает стены клуба. Снежана была против: «Ованес, все очень красиво, но зачем ты налепил повсюду этот ужасный мох?!». Потом, когда семнадцатая подруга сфотогра­фи­ровалась на фоне стены с визгом «Какой классный мох!», Снежок от­таял», — радуется Ов.

Каждый месяц правительство Москвы угрожает застроить «Красный Октябрь» элитным жильем. Возможно, Фантомасу по- ра подыскать себе трешку в Марьино. «Повезет — мы останемся на «Октябре», — говорит Снежана. — Попросят — переедем. У Ованеса мечта: открыть еще парочку Chateau de Fantomas в разных точках ЦАО». А Фантомас-то разбушевался!


Источник фото: Тимофей Колесников

Кто есть кто


Битва платьевКто носит платье Fendi лучше?

  • Белла Торн
  • Кьяра Ферраньи
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь