Француженка Мелани Тьерри в журнале Tatler

Инна Денисова
25 Мая 2011 в 10:21

Мелани ТьерриОдна из главных звезд французского кино, прекрасная Мелани Тьерри по нашей просьбе ограбила несколько бутиков на Вандомской площади. А между делом продемонстрировала наряды в модном черно-бело-красном триколоре.

В самом кассовом фильме с ее участием «Вавилон н. э.» Мелани играет некую Аврору, которую герою Вина Дизеля необходимо срочно доставить из Америки в Россию – чтобы роскошное тело, способное родить мессию, не родило не пойми кого. Киноманы наверняка вспомнят еще «Ларго Винча» и «Легенду о пианисте» – да и все, пожалуй.

Меж тем во Франции Мелани Тьерри уже лет десять не сходит с глянцевых обложек, а таблоиды обсуждают ее отношения с певцом Рафаэлем Арошем – нестерпимо красивым юношей с русско-аргентинскими кро­вями. Вместе они – эдакие Агутин и Варум, всегда загорелые и при улыбке. В 2008-м у них родился сын Роман, и вроде что-то пошло не так, и вроде кто-то бросил кого-то – но потом все срослось обратно.

Карьеру модели Мелани начала в четырнадцать, работала с фотографами Питером Линдбергом и Паоло Роверси. Итальянский Vogue опубликовал однажды шестнадцать ее фотографий. В 2006-м она номинировалась на главную театральную премию Франции – Мольеровскую – за роль в спектакле «Старый белокурый еврей». И три года спустя, тоже на «Мольера», за «Куколку» по Теннесси Уильямсу. В прошлом году ей вручили «Сезара», французского «Оскара». «Не понимаю, как так вышло, – говорит двадцатидевятилетняя Тьерри, наивно хлопая ресницами. – Я никуда сама не лезла, а в авторское или интеллектуальное кино – особенно. Не стремилась к популярности, а уж думать о «Сезаре» и вовсе не смела. С кино, как и с театром, отношения сложились сами собой: на театральной сцене я чувствую себя как рыба в воде».

На французском телевидении крутится рекламный ролик аромата Belle d'Opium со златовласой Тьерри в белом платье Yves Saint Laurent, исполняющей под тамтамы сексуальный танец.

На съемку для Tatler она опаздывает всего на двадцать минут, что при ее звездочках на погонах – сущий пустяк. Фотограф Беттина Реймс со стилистами, сидящие на кожаных диванах в гостиничном сьюте Park Hyatt, как раз закончили обсуждение деталей: героине предстоит ограбить ювелирный магазин, попасть в лапы полиции и сесть в тюрьму.

Мелани, в кенгурушке и зеленых джинсах похожая на школьницу, покорно кивает: она работала с Беттиной столько раз, что ради нее готова даже на преступление. «Есть фотографы, которые выдумывают истории, с которыми веселишься. А бывает ужасно скучно. Беттину я знаю с пятнадцати лет. Она – как раз тот случай, когда весело. У нее бога­тое воображение, и она ужасно активна. Любимый фотограф? – она чешет носик. – Не знаю, Питер Линдберг, пожалуй, по­ка Беттина не слышит».

Тьерри – крошечная, почти метр шестьдесят ростом. «Как же вы были моделью?» Отвечает с легкой досадой: «Слушайте, я не модель уже лет пятнадцать. И моделью была всего несколько месяцев. Причем фотомоделью, а уж никак не манекеном. Мое призвание – играть в кино, в театре». Перечисляет все самое любимое в кино. Актер – Марлон Брандо. Фильм – «Апокалипсис сегодня». Режиссеры – Терренс Малик, Вуди Аллен и Педро Альмодовар. О режиссерах, снимавших ее, говорит с нежностью: «Джузеппе Торнаторе очень, очень милый. А Матье Кассовиц немного лунатик. У него каждую секун­ду меняется настроение».

И у Торнаторе, и у Кассови­ца Тьерри играла по-английски. Знание английского, как известно, несвойственно француженкам, но если оно есть, то благоприятно сказывается на международной карьере. Губы Мелани вполне смогли бы составить конкуренцию губам главной многодетной матери Голливуда Анджелины Джоли. Но ей как-то не слишком хочется на Голливудские холмы: во Франции много дел.

Мелани Тьерри

Ее последний вышедший в прокат фильм, за который, собственно, и был вручен «Сезар», – «Принцесса де Монпансье» Бертрана Тавернье (костюмная драма о войнах католиков и гугенотов была показа­на на прошлом Каннском фестивале). «Обожаю исторические фильмы. Люблю носить костюмы и ездить верхом». «А если бы у вас был выбор, вы предпочли бы жить тогда или сейчас?» – «Выбрала бы жить сейчас и сниматься в истори­ческих фильмах».

Говоря о любимом периоде в истории (и на глазах преображаясь в ретрограбительницу), она называет тридцатые и сороковые. Самым важным персонажем той эпохи считает Арлетти, диву французского кино, почти ослепшую в пятидесятые. Любит Жанну Моро – считает ее иконой стиля. И, очевидно, гордится, чувствуя некоторую преемственность и близость одновременно ко всем французским культурным символам, включая Yves Saint Laurent. Рекламируя Belle d’Opium, она танцует в темноте. «Yves Saint Laurent – один из главных французских брендов. Очень элегантный. Очень парижский. И я счастлива своим выбором потому, что это не просто богатый и сложный аромат, он еще и многозначный, и очень противоречивый». Беттина торопит: пора грабить банк. Задаю последний вопрос: «Что вы в ближайшее время-то делаете?» – «Взяла тайм-аут. Собираюсь побыть дома с семьей. Походить в театры, музеи, кино. Иногда нужно делать паузы, знаете ли. Причем не только на сцене».


Источник фото: Беттина Реймс

Битва платьевКому платье Chanel идет больше?

  • Рената Литвинова
  • Наталья Якимчик
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь