Элизабет Херли на страницах Tatler

Фиона Маккензи
24 Января 2013 в 12:14

Элизабет Херли

Кожаные брюки, мягкий пуловер, солнечные очки, объем­ный шарф и каблуки... Появление Элизабет Херли заставило обернуться ей вслед всех немногочисленных в этот час посетителей лондонского отеля Blakes. Сегодня Лиз выглядит так же эффектно, как в далеком уже 1994-м, когда Хью Грант впервые вывел никому не известную модель и актрису в свет — на премьеру фильма «Четыре свадьбы и одни похороны», в котором сыграл главную роль.

Тогда на ней было умопомрачительное платье Versace. Два отреза ткани, кое-как скрепленные по бокам большими английскими булавками, произвели фурор. Все взгляды в тот вечер бы­ли прикованы к ее соблазнительной плоти. На следующее утро она проснулась знаменитой. Тогда-то и начались ее сложные отношения с британской прессой.

Элизабет до сих пор верна шелкам Versace, обольстительным декольте и разрезам по самое не балуйся. И она явно знает, что делает: не заметить Херли на красной дорожке невозможно — дива! «Мои наряды, какими бы спонтанными они ни казались, — всегда результат тщательного и осознанного выбора», — объяс­ня­ет она. Но честно признается, что и случайных покупок в ее просторной гардеробной хватает: «Понятия не имею, сколько у меня в шкафу пар джинсов или свитеров с V-образным вырезом. Вы ведь знаете, как бывает: «Это же просто писк сезона, обязательно бери фиолетовый!».

Элизабет Херли

В Blakes, знаменитой институции в Челси, Элизабет час­тый гость — живет как раз за углом. Официанты с легкостью укажут, где ее любимый столик и даже с какой стороны она предпочитает сидеть. На время интервью нас отделили от остального зала ширмой: никто не должен отрывать Херли от столь важного дела, как разговор по душам с русским Tatler. Такая опека вполне закономерна: за ней сутки напролет охотятся сотни алчных папарацци, ибо она, без преувеличения, королева британских таблоидов. Лиз на обложке — и продажи взлетают до небес. Она и в самом деле умеет подкинуть горячих новостей. В конце 2010 года она развелась с индийским миллиардером Аруном Наяром, а уже в начале 2011-го объявила о помолвке с австралийским игроком в крикет Шейном Уорном. Мужчины всегда были готовы валяться у нее в ногах и есть с руки. Кольцо с гигантским сапфиром на пальце — красноречивое тому доказательство.

Правда, не все СМИ одинаково благосклонны. «У меня есть футболка с надписью «Меня ненавидит Daily Mail». Они прямо воплощение ненависти всего Соединенного Королевства», — смеется актриса.

Элизабет Херли

Для таблоида любой повод хорош, если речь идет о Лиз. То она одета «круче, чем Кейт Мосс», то – злая мачеха: под снимком Лиз с детьми Уорна Daily Mail едко написали: «Симона, наверное, в ужасе!». Симона – это жена Уорна. Если же новых фотографий нащелкать не удалось, всегда можно взять старые и придумать заголовок вроде «Займется ли Лиз Херли подбором нового стиля для Шейна Уорна?» или «Бедняга Арун оказался недостаточно сексуален, чтобы быть мистером Лиз Херли».

В день нашего интервью Daily Mail показалось, что Херли копирует стиль герцогини Кембриджской: «Что, Лиз, тоже хочешь быть королевой? Те же шмотки, прическа, даже кольцо – может, теперь звать тебя Кейт?» – гласил заголовок.

Но Элизабет всегда блестяще держит удар, у нее грамотный подход к общению с прессой. Об отношениях с Уорном, например, она рассказала сама – в твиттере, еще до того, как журналис­ты придумали подробности романа за нее. В том же твиттере Херли отчитывается почти о каждой секунде своей жизни: от подготовки к вечеринке у Элтона Джона и уборки листьев в саду до просмотра кино с сыном.

Какова Херли без одежды, тоже ни для кого не секрет: у нее своя линия купальников, которую она сама и представляет. Каждое фото Лиз в бикини – бомба.

Элизабет Херли

А еще она частенько пишет свои собственные «интервью». «Мне ужасно лень лишний раз выйти из дома. Так что я сама придумываю вопросы, отвечаю на них, добавляю фото и отдаю в издательство». Здесь Лиз точно лукавит: в чем в чем, а в лени ее заподозрить нельзя. «Херли выкладывается больше, чем любая профессиональная модель. Во всяком случае из тех, с кем мне доводилось работать», — заметила на съемках директор моды Tatler Анна Зюрова. Правда, один каприз во время фотосессии Лиз все-таки себе позволила. Она наотрез отказалась сниматься в, так сказать, сладострастных позах, потому что «это неприлично, я же помолвлена!». Что ж, справедливо: репутацию, какой бы она ни была, надо хранить бережно.

Выросла эта суперженщина в обычном доме, в обычном лондонском пригороде, в семье обычной школьной учительницы и военного. Но оставаться обычной Лиз определенно не желала, поэтому решила стать актрисой. Тот факт, что «Оскара» Херли не видать как своих ушей, стал очевиден почти сразу. Но на лавры Мерил Стрип она никогда и не претендовала, так что радовалась тем немногим плодам, которые принесли занятия танцами и актерским мастерством в Лондонской театральной студии — ролям в европейских лентах и на телевидении. В 1987 году на съемках фильма «Грести по ветру» Лиз познакомилась с Хью Грантом, чья карьера стремительно набирала обороты. Роман продлился тринадцать лет. За это время звезда Хью почти закатилась, а ее, наоборот, ярко засияла.

Элизабет Херли

Элизабет успела стать лицом Estee Lauder и сняться в двух довольно успешных голливудских фильмах — в «Ослепленном желаниями» в роли роскошной дьяволицы и в «Остине Пауэрсе: Международном человеке-загадке». Попробовала силы и в роли продюсера, причем без отрыва от семейного очага, – в картинах «Крайние меры» и «Голубоглазый Микки» главные роли ­сыграл Хью Грант.

Окончательно свое амплуа Лиз не нашла до сих пор, поэтому в ее твиттере написано так: «Мама, модель, актриса, дизайнер, фермерша». И это не исчерпывающий список. Однако «мама» на данный момент — самое важное. Дэмиан, ее десятилетний сын, родился от американского бизнесмена и мультимиллионера Стива Бинга. Узнав о беременности Херли, Бинг повел себя совсем не как настоящий джентльмен: от отцовства открестился, а роман с Лиз назвал «мимолетным и несерьезным». Однако Херли не ошиблась, называя отцом Бинга: ДНК-тест подтвердил правоту ее расчетов. Бинг скрепя сердце расщедрился на алимен­ты – оскорбительные десять тысяч фунтов в год. От алиментов Лиз гордо отказалась, предложив Бингу засунуть эти деньги себе... обратно в кошелек, а Дэмиану нашла нового папу — как раз Аруна Наяра. Лиз и Арун прожили семь лет, но рожать от него Херли на всякий случай не стала. Зато у Дэмиана появилось сразу шесть крестных отцов – Хью Грант, Элтон Джон, Дэвид Ферниш, американский комик Денис Лири, британский аристократ Генри Дент-Броклхерст и покойный ныне актер Хит Леджер.

До рождения сына Элизабет жила на чемоданах – в одном только Лос-Анджелесе сменила десять квартир. Для Дэмиана ей хотелось совсем другого: «Я против того, чтобы дети росли на съемочной площадке. Ничего хорошего в этом нет».

Элизабет Херли

Они с сыном отправились в Англию — за тихой некочевой жизнью. Но становиться отчаянной домохозяйкой Херли была не намерена: «На домик для каникул у моря сложа руки не заработаешь. Что уж говорить о личном острове. Однако мне нужно было дело, которое не отрывало бы Дэмиана от школы». Так появилась на свет идея органической фермы в Глостере. Если принц Чарльз с удовольствием выращивает латук, то почему бы и Лиз не подоить коров?

Дела на ферме идут хорошо, так что Элизабет активно присмат­ривается к обширным угодьям вокруг только что приобретенного особняка в Хартфордшире – они как нельзя лучше подойдут для фермы номер два. «Сельскохозяйственная империя Элизабет Херли расширяется!» — довольно потирает руки Лиз. Правда, в дом с тринадцатью спальнями Херли все никак не переберется: «Честно говоря, у меня просто нет времени на переезд».

Застопорилось и дело со свадьбой: «Еще ничего не решено. Мы бы с радостью этим занялись, но все руки не доходят. И еще это слишком сложно с точки зрения логистики: гости мужа едут из Австралии, а мои — местные, из Великобритании».

Элизабет Херли

С Аруном Наяром свадьбы было целых две. Традиционная, с ­белым платьем, — в Англии. С сари, живым слоном и национальным танцем невесты в исполнении Лиз — в Индии. На этот раз Херли планирует что-то поскромнее. «Если затевать две большие вечеринки, обязательно найдутся люди, которые захотят прийти на обе. Так почему бы не совместить их в одну, зачем кормить всех дважды? Мы с Шейном много раз обсуждали варианты праздника где-то на полпути между Австралией и Англией. Но если уж можно сесть в самолет и прилететь на Шри-Ланку, то почему бы не добраться до Великобритании?».

Да уж, хлопот со свадьбой немало. А вот беспокоиться о том, как бы скинуть пару килограммов, чтобы влезть в платье, Лиз точно не придется. В прессе постоянно твердят, что она ничего не ест, кроме водянистого супа и пары маковых росинок. За время интервью она с аппетитом прикончила две шоколадные булочки и щедро добавила сахара в кофе. Так в чем же секрет? Потому что если речь идет о пирожках и булочках, то все хотели бы так худеть. «Все дело в контроле. Легко поддерживать форму, когда тебе двадцать. А вот с годами приходится тщательнее следить за тем, что ты ешь, и соблюдать некоторые условия, чтобы оставаться стройной».

По части условий ей точно нет равных — мало кому хватит силы воли повторить трюк, который она провернула после беременности. Херли тогда переехала к Элтону Джону и не показывалась на люди, пока не сбросила весь лишний вес. Говорят, на обед ей подавали шесть изюмин. Ну или она просто заключила сделку с дьяволом: пока ее сверст­ницы, мягко говоря, не молодеют, Лиз выглядит все лучше и лучше. Хотя к прежнему модельному весу она больше не стремится: «Очень худая женщина за сорок — это некрасиво». Херли так рассудительна и так обворожительно сексуальна, что кажется, будто у нее вообще нет недостатков. «Что вы! — отмахивается она в ответ на комплимент. — Например, дома у меня постоянный бардак. Мне бы хотелось жить как в отеле: пара нужных предметов на нужных местах и больше ничего!».

Времени на домашние дела ей действительно не хватает, а помощника она не нанимает из принципа: ей важно все контролировать самой. «Я даже белье в стирку отнести никому не разрешаю. Вдруг напортачат?» Хотя недавно она наконец-то перестала гладить — большой прогресс!

Но не все ее самостоятельные поступки оборачиваются триумфом. Случались и поражения. Взять хотя бы скандал с горе-папашей Бингом. Или неприятную историю, когда в разгар их с Грантом романа его застукали с проституткой. Но ни тот ни другой случай не повредил ее популярности. Она просто старается быть собой, отлично выглядеть и идти вперед по жизни. Она никогда ни на что не жалуется: налицо хорошие британские манеры – не утомлять других своими проблемами и всегда делать вид, что все отлично.

Лишь один печальный вздох позволила себе Лиз во время интервью: ее по-прежнему манит кино, но играет она все реже. «Мне пришлось отказаться от съемок, потому что это отнимало слишком много времени. Времени, которое я хотела бы проводить с сыном. Может, потом я и соберусь — когда Дэмиан станет старше, уедет из дома, заведет девушку. Но сейчас это просто ­невозможно».

Правда, совсем недавно она все же появилась на экране — в сериале Gossip Girl. До того как ей предложили роль, Лиз не видела ни одной серии. Но племянница на пару с дочкой Шейна в один голос завопили: «Соглашайся!». И Лиз сдалась. «Когда у тебя свой бизнес, очень приятно бывает на денек побыть сотрудником по найму. А на съемочной площадке я чувствую себя, как ребенок среди взрослых: приходится даже в туалет отпрашиваться! И это забавно. Кроме того, мне было приятно импровизировать: сериа­лы — это не кино, все снимается с ходу, так что совсем не успеваешь подготовиться».

Сын наблюдал за съемками мамы в «Сплетнице» вживую, потому что он обожает кино.

Пресса больше радовалась другому: кадры со съемочной площадки, на которых Лиз страстно целует молодого красавчика Чейса Кроуфорда, не опубликовало только ленивое издание.

Только что Элизабет подписала девятнадцатый годовой контракт с Estee Lauder. Это один из самых прочных союзов такого рода. Лиз на зависть верна компании и приписывает отличное состояние кожи исключительно их продукции. Пластика тут ни  при чем: Херли всегда от­рицала, что переступала порог кабинета хирурга, хотя слухов на этот счет ходит предостаточно.

Сегодня у Лиз в Estee Lauder совершенно особенная роль: именно она является лицом кампании против рака груди. Те­ма ей близка: бабушка Элизабет страдала этим заболеванием. Семья для Херли — святое. И на первом мес­те, конечно, Дэмиан. О нем она может говорить часами. «Мы с Хью подарили ему профессиональную камеру, так что теперь Дэмиан снимает маленькие фильмы! А мы — актеры: Шейн, Хью, Арун, двоюродные братья... Мой сын — маленький режиссер-диктатор! Пишет сценарий, вручает его нам заранее, просит готовиться... Все по-настоящему», — в голосе Лиз слышится неподдельная гордость за подающего надежды отпрыска. Дэмиан сейчас учится в Саммерфилдсе, одной из самых прес­тижных начальных школ Великобритании в рейтинге Tatler. Видятся они только на кани­кулах — когда мальчик приезжает домой, Херли откладывает в сторону все дела, чтобы полностью посвятить себя сыну. Упо­мянула она в интервью и детей Уорна. Они, между прочим, называют ее М2 (сокращенное от «мама номер два»). «Это так ­мило», — считает Лиз.

Элизабет Херли

О том, что она продюсер, Херли тоже не забыла: есть пара проек­тов, за которые она хотела бы взяться. Но какие — пока секрет. Впрочем, и без таинственных кинолент дел у Элизабет невпроворот. В конце интервью она достает ежедневник, где нет ни одной свободной строчки, а первым пунктом записана промокампания весенне-летней коллекции купальников. На ­полях мелькают спряжения французских глаголов — домашнее задание Дэмиана.

А ведь есть еще ферма, и со свадьбой наконец надо что-то решать. И при всем при этом великолепно выглядеть.


Источник фото: Simon Emmett

Битва платьевКому костюм Gucci идет больше?

  • Мария Миро
  • Ольга Слуцкер
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь