Александра Мельниченко: «Жена миллиардера — это full-time job»

Татьяна Якимова
20 Июля 2010 в 12:09

Александра Мельниченко

«Жена миллиардера — это full-time job! У меня каждый день — рабочий: я обдумываю, планирую и создаю тот стиль и образ жизни, который подходит нам обоим. У нас ведь три дома в трех странах – и каждый стул, каждая тарелка выбраны мною», — Александра Мельни­ченко, в девичестве Сандра Николич, бывшая модель и солистка белградской группы Models, проводит нашу международную съемочную группу по своей летней резиденции на Кап-д'Антиб. От нее не отстает крохотная черноглазая мальтеза Вала. Вилла небольшая. Стены переливаются от серого цвета к белому, двери словно в серебряной глазури, повсюду изделия «Филипп Старк для Baccarat». Сандра обожает хрустальные люстры, светильники, канделябры – преломляющийся в них свет выгодно подчеркивает ее тонкие черты, идеальную кожу и огромные темные глаза. Она напоминает двадцатилетнюю Дженнифер Лав Хьюитт, а еще — «Девочку на шаре» Пабло Пикассо.

«Когда мы с Андреем познакомились, у меня были светлые волосы, впалые щеки, тело — кожа да кости. Сегодня моя фигура более женственная, я вернулась к темному цвету волос, и мне это нравится. Ему, надеюсь, тоже». При этих словах, как по волшебству, из сада появляется муж — высокий шатен в шортах и тишотке Hermes: безмятежная улыбка, гладкое мальчишеское лицо. Молодость не мешает Андрею Мельниченко занимать почетное место в рейтинге самых богатых людей России — бывший президент МДМ-Банка владеет компаниями «ЕвроХим» (удобрения) и СУЭК (уголь, энергетика). Он любит делать жене небанальные подарки. На свадьбу — бриллиантовую диадему из музея Van Cleef & Arpels, изготовленную по заказу Грейс Келли. На День святого Валентина — мальтийскую болонку Валу. На тридцатилетие — концерт Дженнифер Лопес. На следующий день после того концерта английский портал Right Celebrity сделал Александре комплимент: «Возможно, это первая вечеринка, на которой Дженнифер Лопес не была «самой горячей штучкой» в комнате!» Впрочем, Александра не слишком нуждается в похвалах — она хорошо знает себе цену. Она всегда ведет себя таким образом, что на первый план выходят не муж-миллиардер и даже не ее собственная красота, но бесконечная уверенность в себе, как она утверждает, ­воспитанная с детства.

Александра выросла в до­воль­но обеспеченной семье: отец — архитектор­, мать — художница, оба ни в чем не отказывали единственной дочери. В модельном бизнесе девушка с пятнадцати лет. «Меня часто называют топ-моделью, хотя по-настоящему знаменита я была только на родине». Ее прославил эпатажный музыкальный проект Models — четыре сербские модели, работающие под Pussyсat Dolls. В Югославии и Италии их диски раскупали, как новинки Apple. Ее коллега по проекту, популярная модель и вице-мисс Югославия 1995 Иванка Берендика — вторая из четырех Models — стала женой миллиардера: она вышла за совладельца Google американца Томаса Ермолюка. Красавицы дружили и покинули проект одновременно еще до замужества: Иванка ушла на телевидение, а Сандра окончила факультет международного менедж­мента и вернулась в европейский модельный бизнес.

«Я сразу понял, что она личность, — рассказывает Риккардо Гай, владелец влиятельного миланского агентства Riccardo Guy, представляющего, среди прочих, актрис Эмманюэль Сенье и Эванджелин Лилли. — Сандра никогда не была party girl, не баловалась алкоголем и наркотиками. Однажды я поинтересовался, почему такая красотка, как она, никогда не задерживается на вечеринках. И она ответила: «Если утром я буду выглядеть невыспавшейся — кто предложит мне работу?» Я был потрясен, услышав такое от одной из самых востребованных моделей!».

Имя Николич часто появлялось в балканской прессе — еженедельнике Kurir, светском журнале Svet. На многочисленных интернет-форумах поклонники называли ее «najlepsa naiuspesnija» (самой красивой, самой успешной) и сербской Анджелиной Джоли. У нее были романы с самыми завидными женихами Югославии — секс-символами футболистом Владимиром Ивичем и баскетболистом Марком Яричем. В ноябре 2004 года пресса писала, что у Сандры интрижка с Брюсом Уиллисом, хотя в то время она уже встречалась с Андреем — и тщательно скрывала свою любовь от фотографов.

Александра Мельниченко

Как познакомились сербская модель и русский форбс? «Как миллионы людей во всем мире, независимо от состояния их банковских счетов, в любом обществе, во все времена», — говорит Андрей. Он пришел в гости к товарищу, девушка товарища привела подружку для компании. Сегодня господин и госпожа Мельниченко, совсем как мистер и миссис Смит, спрашивают друг друга: «Мы поженились через два года после знакомства? Или через три?»

Свадьбу праздновали 3 сентября 2005 года здесь же, на вилле. Писали, что это была самая дорогая свадьба века (в газетных отчетах сумма варьировалась от четырнадцати до сорока миллионов долларов, но нам Сандра в точной цифре не призналась), по сравнению с которой бракосочетание Бекхэмов — регистрация в загсе. Специально смонтировали копию старинной русской часовни, в которой и состоялось венчание. Для трехсот гостей были заказаны самолеты и пятизвездочный отель в Каннах, в номерах которого женщин ждали вечерние платья, а мужчин – смокинги­ Armani. «Чтобы избавить близких людей от лишних трат», — ­объясняет Сандра. Кроме Уитни Хьюстон, отца и сына Иглесиасов и Кристины Агилеры, которая спела всего три песни, но так проникновенно, что иные женщины всплакнули, публику развлекали двести цирковых артистов. В предсвадебных хлопотах невеста так волновалась, что похудела на размер, и платье Vera Wang стало велико.

На заднем плане — море, небо, пальмы, на переднем — золотая мозаика, прозрачная вода бассейна и девочка на шаре в платье Christian Lacroix. «Cool, сool! Beautiful, beautiful!» — кричит французский фотограф Паскаль Шевалье. Визажист из Лондона Шарлотт Тилбери довольно улыбается. Шарлотт входит в пятерку лучших визажистов мира, среди ее клиентов-друзей — Кейт Мосс и Гвинет Пэлтроу. Она говорит: «Алекс — кто угодно, но не material girl. В ней есть чистота и чувствуется хорошее воспитание. Знаешь, не все мои клиенты такие, как она, я обожаю с ней работать». Сидя у бассейна, Мельниченко радостно замечает жене: «Ты намочила платье. Теперь нам придется его купить!».

Потом Александра скажет мне: «Я без ума от этого человека, хотя он говорит, что я без ума от healthy food». Похоже на то: Сандра подсадила на здоровую пищу все свое окружение — даже собака ест морковку. «В наших национальных балканских традициях стол без мяса считался бедным столом, я выросла на мясе с картошкой и точно знаю: это тяжелая еда, она не дает энергию, а наоборот, забирает. Когда я жила одна, то готовила ризотто и рыбу на гриле». Ее любимые напитки — перье с лимоном и Firefly Chill out — органические соки с добавлением трав и детокс-эффектом.

Она показывает нам итальянский домик — в двух шагах от центральной виллы, очень простой и уютный, таких полно в итальянских деревушках. Но внутри вы неожиданно снова встретите Филиппа Старка со товарищи. У Сандры простые требования — всегда только лучшее. Список, начатый Филиппом Старком и Шарлотт Тилбери, про­должает beauty-гуру Жоэль Сиокко в качестве личного косметолога. Визиты в парижский институт Joёlle Ciocco на площади Мадлен, где Жоэль принимает только по понедельникам и средам, обходятся в две–четыре тысячи евро плюс столько же на покупку индивидуальной косметики, — раз в полгода. Есть еще любимый повар Ален Дюкасс, официально признанный лучшим в мире, у двух из его девяти ресторанов Высокой кухни по три звезды Мишлен, — он отвечал за свадебное меню. И архитектор, дизайнер-декоратор Жак Гарсия, который занимается английским домом семьи Мельниченко в Аскоте: «Этому человеку нет равных в классических интерьерах. Наш английский дом будет теплым... и я точно попрошу Гарсию сделать одну комнату с его знаменитой комбинацией цветов — розового с желтым!» А главных звезд ее жизни зовут Кристиан Лакруа, Рикардо Тиши, Карл Лагерфельд, Джон Гальяно и Аззедин Алайя.

Александра входит в когорту новых «золотых девушек», способных спасти мир Haute Couture, — эти красавицы, среди которых дочь бывшего премьер-министра Ливана Хинд Харири, китайская бизнес-леди Юки Тан и мисс Великобритания 1998, жена фармацевтического магната Кирсти Бертарелли, покупают наряды кутюрье исключительно из любви к искусству, а размах их трат и демонстративная дружба с дизайнерами дают верное направление богатым леди с менее изысканным вкусом. «Вообще-то я не вижу себя в роли спасительницы кутюра, — смеется Александра. — Хотя с удовольствием спасла бы Givenchy, если бы он в этом нуждался». Когда речь заходит об арт-директоре бренда Рикардо Тиши, Александра с удовольствием цитирует Одри Хепберн: «Я нахожусь в такой же зависимости от Юбера Живанши, как американцы — от своего психо­аналитика». Она пришла смотреть первую коллекцию Тиши для Givenchy, хотя знакомые «эксперты» ее отговаривали. «Мне пытались внушить: «Этот Дом умер!», но я решила посмотреть своими глазами. И не пожалела».

Она считает себя первой русской, всерьез заинтересовавшейся Высокой модой: «Многие девушки скупают коллекции pret-a-porter, но на показах Haute Couture я их не встречала. Потом стали появляться на Chanel, на Dior... Но у Givenchy и Chrisitan Lacroix я единственная русская».

Платья Haute Couture стоят от пятнадцати до тридцати тысяч евро. «Подобное вложение денег — мой личный инвестиционный стиль, — уверенно заявляет Александра. — У меня есть наряды-«картины», которыми любуюсь, которые я очень люблю, но никогда не ношу. И я ненавижу разговоры о бесперспективности Высокой моды».

Они с мужем объездили весь мир, но лучшим городом считают Москву: «Здесь сегодня есть все. Я была поражена, как быстро москвичи учатся — одеваться, развлекаться, болтать на иностранных языках. Театры тут вне конкуренции, рестораны появляются ежедневно, один лучше другого». Она бегло говорит по-русски, изредка вставляя слова на английском. Ее любимые магазин — Aizel. Лучший массаж — в Aldo Coppola и Tretyakov SPA. Лучшее светское мероприятие — «все, на которых мы были. Для нормальных людей во всем мире светская жизнь означает одно: есть повод нарядиться и увидеть тех, кто тебе нравится, познакомиться с новыми интересными людьми, пообщаться. Не имеет значения, что за этим стоит — шоу, открытие бутика, благотворительная акция». 

О благотворительности — Сандра уже потратила миллион евро на борьбу с детскими заболеваниями: «К сожалению, в России еще не все богатые люди поняли, что помогать другим необходимо». Ее второе московское разочарование — отсутствие магазинов органической еды и косметики, каких полно в Лондоне. Вполне вероятно, что Сандра сама когда-нибудь откроет такой бутик-ресторан: «Там все будет безупречно. Только «эко». Но, может быть, на одну из пустых стен, только драпированных льном, я повешу платье Haute Couture».


Источник фото: Паскаль Шевалье

Битва платьевКто носит платье Gucci лучше?

  • Хикари Мицусима
  • Валерия Кауфман
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь