Лучшие места Лондона по версии Кати Федун

Tatler
14 Июня 2012 в 15:58

Екатерина ФедунЕкатерина Федун

Дочь вице-президента ЛУКОЙЛа и владельца ФК «Спартак», пиарщица Екатерина Федун рассказала Tatler, где в Лондоне лучше всего налаживать связи с общественностью. Сама она отправилась в Лондон за степенью магистра в Regents Сollege, едва выпустившись из МГИМО с дипломом специалиста по связям с общественностью. «А тут решила — остаюсь, даже несмотря на то, что мой бойфренд Юхан Гераскин в итоге предпочел туману c Темзы смог торфяников и вернулся на родину. Теперь живу на два города, да и Юхан меня навещает», – говорит Катя.

Сегодня она трудится в легендарном лондонском PR-агентстве Bacchus. Среди его наиболее известных клиентов – дизайнер Давид Кома, певица Бейонсе и даже люди с континента – благотворительница Сесилия Саркози и корпорация LVMH: «Связи с общественностью у меня и впрямь неплохие, хотя здешний круг друзей и не такой обширный, как в Москве. Меня это не смущает; живу себе в устрично-икорном Найтс­бридже, исправно посещаю лондонскую Неделю моды, и ни одна свежая вывеска, поверьте, не ускользнет от моего внимательного взгляда».

Английское чаепитие. Пятичасовой чай — лондонский must. Перед этой традицией не устоя­ла даже разрушительница всяческих традиций Леди Гага: правда, она так спешила, что захватила чашечку из «Лейнсборо», как будто это бумажный стакан из «Старбакса». Не рассиживаясь в лобби, она многое потеряла — именно в этом отеле работает первый в королевстве чайный сомелье, знающий все о горечи мяты и тонком послевкусии чабреца. К булочкам в «Лейнсборо» подают домашние джемы и «только что сбитое» ­масло — визитную карточку шефа.

Маслом вас не возьмешь? Езжайте в отель Langham — для тамошнего файф-о-клока ювелир Стивен Уэбстер сочинил дизайнерские сэндвичи и пирожные по ­мотивам своей последней коллекции.

Шопинг. The Box Boutique в самом сердце респек­табельного Мэйфэйра открыли мои знакомые, сестры-москвички Елена и Юлия Пашевкины — так они обратили свою безмерную любовь к сумочкам и туфлям в звонкую монету. Такого выбора футуристических сандалий Pollini, романтичных ботильонов Azzaro и клатчей Stark, бренда Петры Экклстоун, нигде больше не сыщешь.

А за золотом Lanvin, принтами Marc Jacobs и безупречным кроем Roland Mouret я иду на Mount Street — не самую известную, но, на мой взгляд, самую лучшую шопинг-улицу британской столицы. После удачной покупки грех не встать в очередь за топ-моделью Лили Коул в здешнюю кулинарию Mount Street Deli, где продается легендарный шоколадный торт Annabel’s по рецепту прославленного британского повара Аннабель Лангбейн. Тут же, кстати, можно заказать домой гастрономические хиты из ­рес­торана The Ivy. 

Mount StreetУлица бутиков Mount Street

Babbo. В «Папином» ресторане (так его название переводится с итальянского) вкусно, как на семейном ужине. Заведение славится свежайшей бурратой и ароматной лазаньей. Здесь бывали акт­риса Сиенна Миллер и певица Софи Элис-Бекстор: даже фанатичные адепты нулевого размера не могут отказать себе в позднем ужине с бокалом просекко. Как-то раз я увидела в Babbo гениальных Гэри ­Олд­мана и Колина Ферта — актеры тихонько трапез­ничали за столи­ком в самом темном углу. Их талантливый коллега, Киану Ривз, час­тенько заходит сюда на чашечку кофе. Так что я едва ли подняла звездный статус заведения, отпраздновав в Babbo день рождения. 

BabboРесторан Babbo

Отели. Город с нетерпением ждет открытия отеля Ampersand в Южном Кенсингтоне — викто­ри­анскую гостиницу 1888 года полностью ­перестроили к Олимпиаде. В команде рефор­маторов — мой брат Антон. Так  что за мной — право первой ночи.

Еще я очень люблю отель Sanderson. В космических интерьерах авторства ­Филиппа Старка не стыдно назначить встречу самому взыскательному клиенту. Spa Aqua отеля — отличное место для субботнего релакса. Там работает лучший в белокожем Лондоне специа­лист по ­загару Джеймс Рид, при­ложивший руку к кара­мельному оттенку кожи моде­ли Рози Хантингтон-Уайтли. Меня, впрочем, интересует не столько загар, сколько низкокалорийные салаты из органических овощей и полезные витаминные соки — их сервируют на ­просторной террасе.

Scott's. В превосходный рыбный ресторан в Мэйфэйре актер Майкл Кейн и молодая мама Виктория Бекхэм ходят на устрицы и блины с севрюжьей икрой. Я часто встречаю здесь дизайнера Юлию Сафину. Даже Дита фон Тиз, перелетная пташка, давно включила Scott’s в свой лондонский маршрут: нет-нет да и заскочит поклевать в здешних прохладных интерьерах дуврскую треску. Эту нежнейшую рыбку — альфу и оме­гу хрестоматийных фиш-энд-чипс — здесь готовят, разу­меется, без фритюра.

Закрытые клубы. Ни один породистый английский джентльмен невозможен без прописки в клубе. Самый помпезный — Tramp, в списках которого числится принц Гарри. Недавно там построили террасу стоимостью в два миллиона фунтов: открытая, она подогревается настолько­ искусно, что здешние мистеры Твистеры могут даже в метель курить сигары в одних рубашках. Самый богемный — The Arts Club. В нем в свое время состояли Тургенев, Киплинг и Дега. Теперь разговоры о прекрасном ведут люди попроще — рокер Ронни Вуд, актрисы Гвинет Пэлтроу и Ким Кэтролл и футболист Андрей Аршавин.

Сдаю еще одну точку — клуб Maddox в сердце Мэйфэйра. По четвергам там устраивают сногсшибательные вечеринки.

Выставки и музеи. Для галереи Серпентайн в Кенсингтонских садах строи­ли в прямом смысле слова крыше­сносящие павильоны Заха Хадид и Даниэль Либескинд. Скоро откроется новый, по проекту Моцарта и Сальери от архитектуры, творческого дуэта Herzog & de Meuron.

Непременно загляните и в сад Королевского госпиталя в Челси, где в мае как раз проходит грандиозная выставка цветов Chelsea Flower Show.  И уж конечно, каждый уважающий себя житель британской ­столицы хотя бы пару раз в год приходит в галерею White Cube — оплот современного искусства, — чтобы посмотреть на работы всех свободомыслящих худож­ников, от Трейси Эмин до ­Марка ­Куинна.

Le Baron. В этот прославленный во всем тусовочном мире клуб — а Le Baron давно завладел ночной жизнью Парижа и Нью-Йорка — принципиально не пускают девушек на шпильках и в Herve Leger. Почему? Да потому что они надоели. Чтобы попасть к «Барону», надо выглядеть не только стильно, но и необычно — как завсегдатаи клуба, креативные it girls Поппи и Кара Делевин. Мои русские друзья прошли фейс­контроль не с первого раза: чтобы припасть к видавшей виды барной стойке, им пришлось оставить дома пиджаки и своих разряженных a la russe девушек. И фо­токамеры: cнимать в Le Baron запрещено.

Nicky Clarke. Ленточку на двери салона бри­танского парикмахера Ники Кларка в девяносто первом году разрезала лично гер­цогиня Сара Фергюсон  —  заведение открылось после того, как талантливого Ники очень кстати уволил другой знаменитый цирюльник Джон Фрида. С тех пор лондонский Nicky Clarke по праву считается самым светским салоном красоты в Британии. Пятидесятилетний Кларк — автор эффектного начеса певицы Адель, ухоженных локонов Пенелопы Крус и хулиганского боба Мишель Уильямс. Прическа Эммы Стоун на последнем «Оскаре» — тоже его фена и щипцов дело. И со звездными, и с вполне земными клиентами Ники — само обаяние. Хоть и не скрывает, что ему особенно по душе не блондины, как принято в этих кругах, а блондинки: долгое время он встречался с белокурой интерьерной дизайнершей Келли Хоппен, которая младше его на двадцать лет. 

Nicky ClarkeСалон Nicky Clarke

Novikov bar. Разумеется, все русские, живущие в Лондоне, читали разгромную публикацию The Guardian, но отвратить от нового­ заведения Аркадия Новикова она никого не смогла. Я не читаю до обеда советских газет — просто иду обедать в Novikov и узнаю о московской жизни больше, чем узнала бы из периодики. Более всего мне по душе лаундж-бар на минус первом этаже, где с наступ­лением темноты воздух прямо-таки гудит от романтических разрядов. Недавно мой брат Антон, тот самый, что сейчас днюет и ночует в ­«Амперсанде», отметил в Novikov свою помолвку. 

Photo Novikov Lounge Bar.jpg



Битва платьевКто носит платье Roberto Cavalli лучше?

  • Анна Делло Руссо
  • Кьяра Ферраньи
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь