Дарья Вербова: интервью и фотосет для Tatler

Дарья Кузнецова
22 Марта 2012 в 14:17

Можно с головы до ног усыпать ее золотом и блестками – участница супермодельного списка Forbes, дитя природы Дарья Вербова усмирит любой наряд. Будто рожденная во всей этой слепящей мишуре, сама она, однако, вовсе не из джаза. И в платьях, надетых ради Tatler, в свет, похоже, так и не выберется.

Встретить нарядную Вербову – задача, непосильная сегодня даже для папарацци. В видавших виды джинсовых шортах, вяжущую морские узлы на корме своей парусной лодки – пожалуйста. В растянутой майке и юбке хиппи на прогулке в окрестностях корсиканской марины – сколько угодно. Светским же фотохроникерам в последний раз удалось выудить модель аж полтора года назад! На выставку Марио Тестино Todo o Nada в Мадриде она прибыла в своем богемном репертуаре: белый жакет выступал под аккомпанемент рокерских кожаных брюк. В похожих она появляется и на нашей съемке в сьюте нью-йоркского отеля The Pierre на Пятой авеню. Однако ни безразмерному кардигану, ни мешковатой сумке не удается завуалировать очевидное – пришла ослепительной красоты звезда.

К слову, именно это нужно помнить, букируя Вербову на съемку. Да, она все еще модель, но уже не та, из которых лепят что вздумается. И поскольку снимать вы будете уже не столько сочиненные вами образы, сколько ее саму, имейте в виду: она может наотрез отказаться, например, хоть как-то уложить волосы. И не важно, что вы там запланировали: эпоху НЭПа или минимализм 1990-х. Скорее всего, она просто позволит разобрать локоны пальцами, чтобы они выглядели «натуральными и мятыми, словно только что из постели». В общем, такими, какими их все видели сто раз. Наверное, очень просто объяснить это заботливым отношением к собственым ресурсам. Однако спросите ее, почему она никогда не меняет ни прическу, ни цвет волос, и услышите: «Я бы очень хотела побрить голову, но мне не разрешают».

Дарья Вербова

Пропустим это как шутку. У девушки с глазами рыси и характер выработался кошачий: она во всем сама по себе. На уговоры поменять макияж хотя бы ради портретного кадра ее агент тратит часа полтора. Однако продемонстрировать на ней изумрудные тени из весенней коллекции Lancome визажисту так и не удается. «Нет-нет, – говорит Дарья, на мгновение вынимая из уха наушник. – Никаких ярких цветов, я хочу свой обычный натуральный макияж: коричневый карандаш, черную тушь и нейтральную ­помаду».

...О’кей.

Стоит ей встать перед камерой, и команда прощает все. «Снимать Дарью – то же, что баскетболиста Леброна Джеймса, – сказал как-то фотограф Касс Берд. – Она доводит тебя до экстаза. Что ни кадр – ценнейший трофей!».

На интервью для Tatler два года назад Вербова прибыла в калоше – уронила на ногу что-то тяжеленное во время очередного путешествия под парусом. Сегодня наше внимание приковано к рукам – палец, на котором пора бы уже обосноваться обручальному кольцу, занят татуировкой. Модными нечитабельными высказываниями на санскрите модель ничью голову не морочит. И в своих чувствах признается открыто: рисует якорь, море – ее главная любовь. Утомившись на съемках, она не будет изучать рейтинги лучших spа, а позовет папу в плавание и забудет о Нью-Йорке недель этак на шесть.

«Я заядлая спортсменка, но терпеть не могу пробежки по улицам и тем более занятия в гостиничных фитнес-центрах, – гово­рит бывалая морячка. – Я люблю все, что делает меня настоящей, близкой к природе. Мореплавание – это адреналин, страх перед неизвестностью и постоянный выбор. Да и что может быть лучше, чем день за днем носить одну и ту же тишотку и не расчесывать неделями волосы!». Дались они ей.

Сидя перед корреспондентом Tatler в калоше, Дарья, занимавшая в то время восьмую позицию в рейтинге самых высоко­оплачиваемых моделей мира, обмолвилась, что закончит карьеру к двадцати семи годам. В прошлом ноябре ей исполнилось на год больше. Видимо, погорячилась? «Я сейчас об этом вообще не думаю. Пока у меня есть возможность делать то, что я умею, живу сегодняшним днем. Можно было бы уже и побездельничать, но я работаю в таких привилегированных условиях, что грех жаловаться. Да и съемок у меня определенно меньше, чем в те годы, когда я только прокладывала себе дорогу. Сегодня я заметно снизила темп».

Так, без лишней спешки, в прошлом году Вербова переплыла с форбсовского восьмого на шестое место с четырьмя с половиной миллионами на борту. Счет новым уже пошел: из весенних рекламных кампаний она сделала лишь Stefanel и Maiyet, но никто не отменял Lancome – марку, макияж, уход и ароматы которой она представляет рекордный в наши дни седьмой год. Изменил ли «контракт мечты» ее жизнь? «Я очень ценю это сотрудничество, но оно на меня никак не повлияло, – говорит модель. – Я люблю косметику этой марки, а люди, которые в ней работают, стали моей семьей. Поэтому ни с каким другим косметическим брендом я работать не собираюсь».

«За годы карьеры Дарья действительно осталась собой, – подтверждает вице-президент агентства IMG Models Europe Эрве Бугон, опекающий модель почти десять лет. – Она превратилась в профессионала высокого класса, музу для дизайнеров и икону для всех остальных. А как показывает практика, с годами ценность икон только увеличивается».


Источник фото: Maciek Kobielski

Битва платьевКому платье Saint Laurent идет больше?

  • Милана Королева
  • Анастасия Беляк
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь