Борис Немцов: почему так важен митинг 24-ого

Tatler
20 Декабря 2011 в 18:21

Борис Немцов

Tatler продолжает серию политических интервью, ведь светская жизнь и ее интересы испокон веков живо отражали ДНК общества, а на мероприятиях сейчас разговоры о политике заглушают даже щебет о новой паре красноподошвенных туфель. На этот раз вопрос о том, что происходит и куда мы движемся, мы задали Борису Немцову.

Борис Ефимович, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию в России? Россия проснулась, чему я очень рад. Все поняли, какие перспективы их ждут с пожизненным президентом Путиным. Это случилось 24 сентября, когда он соизволил себя объявить следующим президентом на долгие годы. А потом 4 декабря: всех обманули, украв больше тринадцати миллионов голосов. И знаете, я рад, что у нас столько людей с чувством достоинства. Люди, которые вышли на Болотную площадь и выйдут на проспект Сахарова, обладают достоинством. И они возмущены тем, что какие-то негодяи их постоянно обманывают и обворовывают.

Повлияет ли на судьбу митинга 24 декабря довольно резкое выступление Владимира Путина 15 декабря? Путин своим выступлением привлек на площадь тысяч так сорок человек. Во-первых, это хамство, когда он объявил, что белый цвет — не цвет чистоты, а, оказывается, презервативов. Видимо, гражданин Путин имел в виду презервативы образца 1980 года и ему до сих пор невдомек, что цвет уже другой. Во-вторых, это вранье, когда говорят, что люди пошли на митинг на Болотной за деньги. Вот на митинги партии «жуликов и воров» действительно ходят за деньги. А на митинги оппозиции никто за деньги не ходит. Это убого звучало. В-третьих, параноидальные мысли, что за все митинги в ответе Хиллари Клинтон. Человек тяжело болен. Вообще, уровень его хамства и неадекватности, а также оскорбительные высказывания в адрес людей уже зашкаливают.  Все устали от этого.

Но раньше ведь это работало: все с удовольствием цитировали высказывания Владимира Владимировича про «террористов и сортир». Есть брутальность, а есть хамство. Вот брутальность нравится, особенно девушкам.  А хамство раздражает. Один и тот же генитальный юмор начинает напрягать образованных людей. Я понимаю, что у него криминальное сознание — такой бандит и так далее, а у нас страна другая. На Болотной площади меня очень впечатлил лозунг, отражающий реальность: «Вы нас даже не представляете».

Но в оппозиции почему-то нет единения. Например, Эдуард Лимонов считает, что 10 декабря вы не дали случиться революции. Это очень простая история. Я горжусь тем, что в этот романтический день 10 декабря я сделал все, чтобы избежать кровопролития. У нас разные понимания того, как должна меняться власть. Эдуард Лимонов — революционер: баррикады, кровь и тюрьмы для него — это мечта. Я не революционер и считаю, что все должно быть мирно, спокойно и достойно. Когда Лимонов призывал к революции, я призывал к тому, чтобы пойти на Болотную. И я выиграл с разгромным счетом: за мной пошли десять тысяч человек,  а с ним осталось две сотни. Люди не хотят революции, а хотят жить, растить детей и зарабатывать деньги. Только экзальтированные хотят другого. Сейчас Лимонов бесится, что Немцов у него украл революцию. А я счастлив, что в этот день никого не посадили и никто никого не убил. Я к этому немало сил приложил.

По вашему мнению, на проспекте Сахарова 24 декабря будет больше людей, чем на Болотной 10 декабря? Если нам Владимир Владимирович Путин будет помогать так, как 15 декабря, то я надеюсь, что да.

На митинге было много девушек, скажем так, одетых не по погоде, а по моде, то есть светские девушки, в том числе героини Tatler.  Это признак проснувшегося общества. В гламурной тусовке стало модно ходить на митинги и интересоваться политикой. Это хороший сигнал. Путин же сам с Рублевки: в Brioni, в Kiton и с часами Blancpain.

Но вы, вроде, тоже от него не отстаете… Я, правда, не с Рублевки. Для меня гламур не имеет значение, для Путина имеет. Если та среда обитания, которой он кичится и гордится, против него восстала,  значит, ему действительно недолго осталось править.

Чье появление на митинге стало для вас сюрпризом? Нет такого конкретного человека, а вот что стало сюрпризом, так это улыбки полицейских. Я часто в митингах участвую и никогда таких доброжелательных защитников порядка не видел. Была дружеская атмосфера без злобы и истеричности. Это значит, что мы можем не только собраться вместе, но и вести дружелюбный диалог. И я даже кричал «полиция с народом». От меня услышать такое непросто. Я прошлый Новый год провел в тюрьме. Надеюсь, что в этом году такого не случится.

Чье выступление вам больше всего понравилось? Парфенова, Пархоменко… Много кто выступал живо и интересно. Только звук был плохой и не все имели возможность услышать.

Борис Ефимович,  вы говорите такие замечательные вещи, у вас есть желание изменить ситуацию. Почему же мы не видим вашего имени среди кандидатов в президенты? Чуров — жулик, укравший голоса. Путин его с работы снимать не хочет. Оба уже доказали, что могут вбросить более тринадцати миллионов голосов.  Дальше играть в наперстки под названием «президентские выборы» с шулерами мне не хочется.

Да и собрать два миллиона подписей сейчас, когда все уже выпивают и закусывают под елкой, — малореальная и очень дорогая вещь. Для Михаила Дмитриевича это, безусловно, не деньги — потратить десятку на сбор подписей, а для нас, простых оппозиционеров — очень большая проблема. Еще есть печальный опыт нерегистрации оппозиции в 2007 году, когда Касьянов собрал два миллиона подписей, а Путин нашел опечатки, и все подписи забраковали.

Понимая насколько упал рейтинг Путина и сколько людей не хотят, чтобы он правил нами дальше, я готов предположить, что он будет уничтожать конкурентов, в том числе и не регистрируя их. Прохорова зарегистрировали только потому, что он с Путиным как-то договорился. То, что это сделка, очевидно. Но что касается нас, то мы с Путиным ни о чем договариваться не собираемся. Разве что он уйдет в отставку и оставит Россию в покое — вот об этом мы можем договориться, а больше ни о чем.

А вообще когда-нибудь видите себя президентом? Если бы нам удалось добиться выполнения требований митинга, я бы мог участвовать в праймериз в выдвижении единого кандидата. Но я считаю, что надо не амбиции свои удовлетворять, а выбирать наиболее достойного кандидата, которого поддержит большинство. Это и называется праймериз. А дальше, выбрали бы меня — то участвовал бы, нет — помогал бы тому, кого выбрали.

Достоин ли, по вашему мнению, президентского кресла Михаил Прохоров? Прохоров — мой товарищ. Но он в очередной раз совершает ошибку: один раз Путин его уже обманул — с «Правым делом»; думаю, что он постарается обмануть его и во второй раз. Зачем это Путину, я понимаю: ему нужно создать видимость игры и конкуренции и при этом получить лояльного партнера по фамилии Прохоров. А зачем все это Мише, мне непонятно. Если ему пост премьер-министра предложили, то в осуществление этой затеи я не верю, потому что физически не могу представить встречу такого президента и такого премьера, этих двух людей рядом я даже вообразить не могу. Так что, скорее всего, Прохоров не станет премьером. Но Миша — парень самостоятельный, тем более что в плане бюджетных расходов для него это небольшие деньги.

Непростой вопрос: что будет после митинга 24 декабря? Очень многое будет зависеть от митинга на проспекте Сахарова. Главное — массовость: нужно собрать больше людей, чем на Болотной — например, сто тысяч, и твердо установить, что озвученные на митинге 10 декабря требования — это святое. Плюс усилить давление на власть, выдвинуть лозунг «не пустим Путина в Кремль». Рано или поздно лед тронется, и власть будет просто вынуждена прислушаться к мнению народа и удовлетворить требования митинга. Если же 24-ого будет значительно меньше народа, то тогда власть заявит, что 10 декабря была вспышка гнева, которая закончилась, и люди пошли под елки, и никто ничего делать не будет. Поэтому судьба России будет зависеть от того, сколько человек выйдет на проспект Сахарова.

Дмитрий Медведев уже высказал свое мнение по поводу митингов оппозиции в Facebook: он явно дал понять, что все выдвинутые резолюции митинга не имеют значения. Медведев — вообще пустое место.  Раньше я думал, что он — блогер. Потом мне казалось, что он чирикает в Twitter. Затем — что он играет в бадминтон на комбайне и что его жалким образом засунули в Facebook и не разрешают оттуда высунуться. Но после его неадекватной реакции на митинг я понял, что он давно списан: нет его и звать его никак. Нет  такого человека, а есть Владимир Путин и его реакция. Но несмотря на хамство, последний готов двигаться: например, зарегистрировать мою партию, хотя весь год бился в истерике, заявляя, что никогда оппозицию не зарегистрирует.

По вашему мнению, выиграет ли Владимир Владимирович выборы? Я буду делать все, чтобы такого не произошло. И кампания «Не пустим Путина в Кремль» может объединить оппозицию. Принимая во внимание такого волшебника как Чуров, который может вбросить не тринадцать миллионов бюллетеней, а все сто, сказать, что Путин не выиграет выборы, довольно трудно. Если бы выборы были честными, то его шанс вновь стать президентом был бы ничтожным.

Вот почему так важно отстоять эти самые честные выборы. Для очень многих митинг на Болотной был первым в их жизни. Когда люди пришли, то совершенно не знали, что им делать. Особенно стеснялись интеллигенты, робко выкрикивая лозунги. Я надеюсь, что митинг на проспекте Сахарова тоже станет первым для многих. Как себя вести? Даю инструкции: надо прорекламировать митинг во всех социальных сетях, сделать достойные плакаты и взять с собой белый цветок или белую ленточку,  но главное — прийти.

Что бы вы пожелали всем и себе на Новый год? Я бы хотел его встретить лучше, чем предыдущий — не в одиночной камере. И всем желаю того же. И еще хочу, чтобы 2012 год стал годом освобождения России от беспредела, вранья, маразма, воровства и хамства.

Смотрите также:

Эдуард Лимонов: «Я — опытный и неглупый политик»

Божена Рынска: почему «гламур» негодует


Источник фото: ИТАР-ТАСС

Битва платьевЧей образ в Edem лучше?

  • Снежана Георгиева
  • Диана Вишнева
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь