Новый светский тренд — измена в модном ресторане

Ольга Зарецкая
2 Июня 2017 в 14:30

Photo 11.jpg

Зачем женатый человек ведет любовницу в модный ресторан, где все всех знают? 

Только про ангелов не надо, ладно? До этого статуса нашим мужьям как до неба. Когда московский муж врет, хочется надеть ему на голову ведерко для шампанского и прихлопнуть посильнее — потом из этого же ведерка получится приличная урна с прахом. Но когда он принимает решение жить не по лжи... Праведный гнев женской солидарности накрыл редакторов «Татлера», когда к нам зашла пожаловаться подруга. Вы ее знаете, ее все знают. Она как ни заедет вечером после Консерватории в Erwin с видом на Белый дом или в Yoko c видом на, прости господи, ХХС, так обязательно увидит какого-нибудь мужа какой-нибудь своей знакомой, но с совсем другой девушкой. Вариант с деловой встречей отметается — инстаграмщица с губами, бровями, кудрями, в кружевах по форме тела физиологически не может быть никем, кроме как инстаграмщицей.

Ну и зачем, спрашивается, он ее сюда притащил — в модный ресторан, где нет ни одного незнакомого лица? Хочет похвастаться перед пацанами? Плюет на общественное мнение? Не знает мест, кроме тех, что хвалит в своей колонке наша путеводная гастрозвезда Елена Ремчукова? Девчонка хочет спровоцировать le grand scandale с бракоразводным процессом? Разве у мужа есть гарантия, что дама, которую все знают, не расскажет всей стране? Нет у него такой гарантии. Я просто фамилий не называю, потому что уважаю чувства верующих в семейный очаг.

«Самое отвратительное, — ­бушевала дама, — что все эти мужики выглядят безум­­но счастливыми! А на детских днях рождения у них лица очень уставшие от ­государственных забот».

Серийные измены рогатую супругу, кстати, не очень смущают — рублевский коуч за ее же деньги популярно объяснил, что мужчина среднего возраста с доходом сильно выше среднего изменять должен обязательно. Разводиться при этом, как правило, не хочет — потому что искренне любит свою заботливую, ухоженную, умную жену и прилагающихся к ней ­деточек. Или деточек и прилагающуюся к ним жену. У которой, как у человека «из круга», к мужу одна просьба: «Уважай меня!» Что означает: «Делай вид!» Она, светская дама, закроет глаза и уши на существование «пою­щих трусов» — лишь бы не читать на мероприятиях по лицам знакомых, что они только вчера в «Белуге» видели, как ее кормилец кормил с рук очень красивую даму полусвета.

Мог бы пойти на Петровку в «­Барашку» кушать барашка в отдельном кабинете. Или в пустынную Lotte Plaza — поднимать потенцию совершенными суши. Но нет. Его тянет на место преступления. Туда, где за круглым столом в центре зала девушка пила с товарками кипяток, — там ваш муж с ней и познакомился. Вот в Pescatore четырна­дцатого, блин, февраля ­заходит пара. Все думают: «Как трогательно, папа с дочкой. Забрал ее из школы, сейчас и мама подъедет». Лучше бы не подъе­хала. Ему сорок пять. Условной дочке хорошо если восемнадцать, но стайлинг на все четырнадцать: рубашечка заправлена в юбочку. Берет его лицо в ладони, начинает целовать. Так подростки делают, которым для секса не нужно двух дюжин фин де клер по триста пятьдесят рэ за штуку. А вот в «Пинч» заходит наш с вами ­общий друг, за ним дева. Друг увидел своего босса и слился, дева стоит, как одинокая ­гармонь. Потом герой-любовник ее по-пионерски эсэмэской выманивает.

Началось это безобразие, кстати, на Пат­риках, в первый год существования псевдодемократичного «Уильямса». Куда, отправив жену с детьми на море, можно было пойти знакомиться со «шкурами», массово прибывавшими из Зюзино. Или еще раньше, в Куршевеле, куда одновременно с женой вывозили любовницу и бегали к ней на лыжах.

Риск-то минимален, супруга русского форбса в здравом уме на развод не подаст. Уважаемый господин N в тридцать форбсом еще не был, и жена сказала ему: «Катись!» Он покатился к другой женщине, которая через пару лет начала переживать по тому же поводу. Только камни в кольцах уже не по карату, а по сорок.

— Ты мне изменяешь?

— Да, я влюблен.

— Заканчивай историю!

— Нет.

При таком раскладе спутнице жизни очень не хочется ловить изменщика с поличным, и в ресторане она сидит как на иголках. Я знаю только одну барышню, которая — в Villa Sumosan, кажется, — вылила на рубашку своего немолодого человека брунелло ди монтальчино. Белая чиновничья рубашка обиделась, и у барышни потом было много проблем.

Photo GettyImages-522945252.jpg


Источник фото: Getty Images

Читайте также

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь