Модель Инес Састр: ум в сочетании с красотой

Ксения Соловьева
5 Апреля 2011 в 08:35

Инес СастрТабличка Mademoiselle Ines Sastre венчает высококалорийный кекс, бутылку бургундского и вазу с клубникой. «В конце съемки она обычно выпивает бокал вина», – как будто извиняясь, поясняет пожилой седовласый агент. Да, если не после, а во время – милости просим. Люди, которые умеют получать удовольствие на работе, обычно и делают ее лучше. Но пока вино не откупорено, и Инес разыгрывает в сьюте легендарного отеля Plaza Athenee вечный сюжет из мужских фантазий – девушку-ягодку в самом соку. «Разговаривай с клубникой, будто хочешь соблазнить», – напутствует фотограф Беттина Реймс, и модель, моментально сделав взгляд томным, и вправду начинает привораживать ягоду, будто перед ней несгибаемый холостяк Клуни. «Теперь сделай вид, что ты сыта им по горло», – и Инес хмурит брови, послушно подчеркивая морщины на лбу. Этот лоб не пробовал ботокса, клянусь.

«Единственное, о чем люди из Lancome не устают просить меня с самой первой встречи, – не прикасаться к лицу, – рассказывает она спустя полчаса, уже пере­одевшись в синюю кашемировую водолазку, узкие джинсы и зачесав блестящие волосы в высокий тугой хвост. – Я сто лет хожу к одному и тому же парижскому дерматологу, Филиппу Симоняну. Он убежден, что кожа должна восстанавливаться сама, без каких-либо агрессивных процедур – достаточно правильного крема. Он будет подбадривать клетки, которые ленятся производить ­собственный коллаген».

Ей тридцать cемь. Пятнадцать из них она служит лицом Lancome – самым долгоиграющим среди десятка звездных лиц, нанятых на работу уважаемой французской маркой. «Ребенком я жила в Мадриде. Каждый раз, когда мама вела меня в парикмахерскую, мы проходили через косметическую секцию универмага El Corte Ingles. В то время за красоту отвечали такие безусловные девушки, как Паулина Порижкова и Кристи Терлингтон. Мне, испанке, с моим латинским типом, было решительно не с кем себя идентифицировать. А потом я увидела тогдашнее лицо Lancome – актрису Изабеллу Росселлини, и она показалась мне ближе их всех».

Инес Састр

С тринадцати лет Састр снимается в кино. В четырнадцать ее поймал за руку земляк, всесильный шеф агентства Elite Джон Касабланкас. «Ты должна по­ехать в Париж на конкурс». Она послушалась, с легкостью сделала все, что от нее просили, – после утомительных съемок в фильме «Эльдорадо» у строгого мэтра Карлоса Сауры покрасоваться перед камерой фотографа оказалось сущим пустяком. Воспротивилась только появлению за ужином в предписанном регламентом бикини. Аззедин Алайя срочно сшил для нее пуританский купальный костюм. Неожиданная застенчивость знойной испанки была оценена, Инес выиграла Elite Model Look и немедленно отказалась от баснословного контракта ради изучения литературы в Сорбонне – много ли на памяти Касабланкаса было таких чудачек? – навсегда повесив на себя ярлык «отличницы-интеллектуалки в мире неоконченного высшего».

Потом был Антониони, роль в картине «За облаками». И тут Lancome осенило: да вот же тот бутон, из которого распустится великолепная роза, так необходимая бренду, сделавшему культовый цветок своим символом.

«Боссов Lancome несколько смущали мои перспективы на американском рынке. Но потом сошлись, что нетипичная внешность – как раз неплохо: я смогу апеллировать к людям разных кровей». Она подписала контракт на три года, потом еще, и еще. У Lancome за это время сменилось шесть президентов, а она на своем посту – как гвоздика, то есть роза в президиуме. Когда­ срок очередного контракта подходил к концу, в душе Инес зашевелились грустные мысли: la fin, отправят в отставку, надо бы закатить отходную. Но нет: снова росчерк пера, снова миллионы на счете и несколько лет, с утра до ночи наполненных тронными речами во славу Lancome, презентациями и съемками. Она очень любит рекламные кампании средств для автозагара: «Как ни крути, а солнце делает тебя гораздо красивее». Дома у нее, впрочем, висит одна-единственная собственная фотография – реклама туши для ресниц, которую снимал Ник Найт: «Вот кто настоящий гений».

Инес Састр

Вместе с Lancome она поступила в магистратуру, вышла замуж за импресарио Алехандро Корриаса, снималась в кино, родила сына Диего, развелась, не найдя нужным объяснить причины публике: «С супругом мы в прекрасных отношениях»... Она вообще такая – приветлива и словоохотлива, словно через секунду выло­жит о себе все, что скрыто, однако на деле информацию выдает гомеопатическими дозами. После рождения сына Инес не выходила на съемочную пло­щадку: «Не хочу потом сокрушаться, что пропустила его детство». И именно дар своей красоты, а не актерский талант сделала профессией и источником заработка. Со временем научилась не рефлексировать из-за этого: «Да, со стороны может казаться, что мы занимаемся чем-то поверхностным. Но на самом деле мы продаем людям мечту, а мечты – это так важно».

Она нисколько не ревнует ни к Кейт Уинслет, которая вслед за ней представляла аромат Tresor, ни к Джулии Робертс. «Красотка»­ долго не снисходила до рекламы, а потом сдалась Lancome. За очень много нулей. «Всем хватит места, – успокаивает Инес. – Я никогда не была просто девушкой с картинки. Lancome – моя вторая семья. Меня всегда вовлекали в работу над продуктами».

Нельзя сказать, что Lancome сделал ее сильно моложе: она не выглядит вечной двадцатипятилетней – скорее на свой возраст, умасленный высококачественными кремами. Последняя из когорты супермоделей, заставшая их крестного отца – модельера Джанни Версаче, и первая супермодель-испанка, прогулявшаяся по подиуму для Chanel, – ей и так есть чем гордиться.

Инес Састр

Еще сильнее напрягаю зрение. Похоже, она и в самом деле не верит в чудодейственность шприца и жара радиочастотных машин. Ценит терпение и труд, а не шоковую терапию. По утрам пьет лимонный сок с медом – чтобы вывести токсины. Принимает кремний – для упругости кожи. Не идет спать, не смыв макияж средством Effacil, которое называет самым гениальным продуктом всех времен и народов. Ну, после автобронзантов, разумеется. Крем? Зависит от времени года и климата. Когда жарко, обходится легким Hydra Zen, если коже нужно больше комфорта, без угрызений совести изменяет ему с Primordiale. Для глаз всячески рекомендует Genifique.

Волосы – а уж она-то знает, какая это важная часть бьюти-капитала, – Састр доверяет японскому бренду Shu Uemura. Не прочь принять ванну с эфирными маслами Weleda или Darphin, но лучший антистресс для нее, аппетитной красавицы с сексуальными бедрами, – это спорт. «Именно спорт помогал мне в ­тяжелые периоды», – говорит Инес. Не уточняя, впрочем, идет ли речь о разводе или о чем-то другом. Дважды в неделю – бассейн в парижском «Ритце», раз в неделю – персональная тренировка с инструктором из отеля «K»: «Я всякий раз не дождусь начала гольф-сезона. Но самое большое достижение: в тридцать шесть я встала на горные лыжи. Сделала это ради сына: он был горд такой мамой».

Ее доверенные люди? Маникюрша Эльза Десландес, колдующая над ногтями для всех громких рекламных кампаний, и парикмахер Александр Зуари – Зузу, как кличут его высокопоставленные клиентки, намекая на то, что имеют веские основания называть столь интимно любимого цирюльника Николя Саркози. С женой президента Карлой Бруни Инес когда-то дружила взасос. У них похожие голоса – низкие, страстные, сулящие большие удовольствия собеседникам-мужчинам. «Я тут недавно звоню Фредерику Бегбедеру, а он спрашивает: «Карла, ты?» Все время путает». Общается ли она сейчас с первой леди? Очень редко – та ведь так занята. Да и Инес не скучает: активно ведет дела благотворительного фонда, который поддерживает матерей, родивших детей раньше срока. «Помню, я была на восьмом месяце и снималась в очередной рекламе. Внезапно неважно себя почув­ствовала, поехала к доктору, а он говорит: «Сидите, не двигайтесь, я вас никуда не отпущу». Диего родился раньше времени, и я переживала за него. Потом много говорила с врачами, другими матерями и поняла – женщины, задавленные стрессом на работе, чувствуют колоссальную вину за то, что не смогли доносить ребенка. Я решила, что буду участвовать в работе фонда – всегда легче говорить о том, что пережила сама». 

LancomeТональный крем Teint Idole Silky Mat, парфюмерная вода Tresor In Love, средство для снятия макияжа с глаз Effacil и антивозрастной крем для глаз Genifique Yeux от Lancome

Недавно она снялась у Питера Линдберга в рождественской рекламной кампании Tiffany&Co.: «Голубая коробочка была моей голубой девичьей мечтой, но в Tiffany, вероятно, ждали, пока я повзрослею». Она неравнодушна к украшениям и, водится такой грех, иногда сама их приобретает: «Однажды купила бриллиантовые серьги за две тысячи евро, так подружки меня съели: «Это ужасно! Разве может девушка сама себе покупать бриллианты?» А я считаю, что очень даже может – надо баловать себя, свое тело, свой желудок, в конце концов. Я вот ем все, что захочу».

Всегда загадка, почему мужчины смотрят на одну женщину и не смотрят на других. Может быть, дело действительно в туго сидящих джинсах? Потому что в тот день в «Плазе» – а тут видали красавиц! – все смотрели только на Инес.


Источник фото: Bettina Rheims

Битва платьевКто носит платье Roberto Cavalli лучше?

  • Анна Делло Руссо
  • Кьяра Ферраньи
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь