Виктория Шелягова: «Треть моего гардероба пригодится «Мосфильму»

Яна Зубцова
29 Декабря 2014 в 16:42

Виктория ШеляговаВиктория Шелягова

Мы встречаемся в оранжерее «Кафе Пушкинъ» за завтраком. Время — десять утра. Она — в изумрудном бархатном платье и при полном макияже. Акцент — на платье, на глазах, на губах, на ногтях. Вся Виктория Шелягова — сплошной акцент. Обычно, встречая таких акцентированно-прекрасных женщин, я, в темно-синем свитере и черных скинни, кажусь себе «очень парижанкой» и чувствую тайное превосходство. А тут — мой свитер, который пять минут назад был very parisienne, становится просто скучным кашемировым свитером.

Начинаю разведку боем: «Вы всегда краситесь по утрам, Вика? Даже когда дома никого нет?» — «Да». — «Зачем?» — «Не  знаю. Из уважения к коту». — «А если кота нет?» — «А вдруг появится? Коты же иног­да раз — и появляются!» И она смеется. Действительно, кто их знает, этих котов.

Интересно, сколько времени у нее уходит на полный макияж? «Три минуты. Могу накраситься даже в темноте. Бывает, промахиваюсь. Особенно с румянами. Иногда муж говорит: «Вика, вытри щеки!» Ну, вытираю. С кем не бывает. Хотя он, конечно, скала. Никогда меня не критикует. Раз я сделала, значит, это хорошо. Хотя это не всегда хорошо. Тут у подруги был день рождения. Она живет в Италии. Я надела какой-то чудовищный, сиреневого цвета костюм Gucci, очень странную рыжую шубу, почему-то она местами висела клоками, и рыжие питоновые туфли на гигантской платформе. И только оказавшись в таком виде посреди итальянской деревни, поняла, что, кажется, сегодня что-то пошло не так».

Она смеется. И я смеюсь. И начинаю понимать. Кажется, от тысячи акцентированных женщин она отличается тем, что может рассказать о подобном своем выходе в свет. Весь мой политкорректный черно-синий вид свидетельствует — я хочу спрятаться от мира. Весь ее изумрудный вид говорит – она себя миру являет. «Мне нравится одеваться празднично. Так мир воспринимает тебя радостнее». Один из ее способов сделать мир радостнее — разноцветные парики Chanel. Кто еще, кроме манекенов и моделей, может с такой невозмутимостью носить розовые и зеленые волосы? У Виктории же разработана тайная схема, как их заполучить. «Достаю всеми правдами и неправдами. Но что делать — они же не продаются, служат лишь для украшения витрин. У меня нет другого выхода, кроме как идти на «подкуп» персонала».

Треть ее гардероба могла бы быть темой передачи «Снимите это немедленно!». Треть с радостью приняли бы на «Мосфильме» — пригодилась бы при очередной экранизации «Мастера и Маргариты»: со сценой бала у Сатаны вечно проблемы — гостям Воланда нечего носить. Особенно с перчатками напряженно. А тут — такая удача: «Я обожаю и коллекционирую перчатки, часто не зная, куда выгуляю. Все остальное надевается обязательно. Несколько лет назад купила пилотку в «Мехах Екатерина». Она все лежала, ждала.

Тут я увидела в таких – но не меховых — пилотках девочек-официантов в «Dr. Живаго», со звездочками. Выпросила эту звездочку, приколола на пилотку, буду носить. Она дождалась своей звезды». Помимо перчаток Виктория обожает шляпы. Иногда надевает их, потому что волосы неправильно лежат (многие используют головные уборы вместо шампуня и стайлинга. Но мало кто в этом признается). И, несмотря на обилие купленных, иногда шьет сама. Из подручного материала. На крестины дочки Марьяны Вавиловой, где они с Андреем Малаховым были крестными, сшила шапочку из белых камелий, которые наклеи­вают на пакеты Chanel. Ей всегда было жалко их выбрасывать, в итоге камелий собралась целая оранжерея. А тут крестины  — она за два часа на старую гладкую шапочку нашила эти цветочки. «Все решили, что это новая коллекция Chanel Haute Couture». Вы еще не пожалели о выкинутых камелиях? Я — очень. Моих хватило бы даже на сомбреро.

Виктория Шелягова

Мы рассматриваем фотографии Вики из светской хроники. На одной она с ближай­шей подругой Татьяной Торчилиной на открытии бутика Cartier на Петровке — в платье Sonia Rykiel с перьями марабу, сделанном в единственном экземпляре. Кто-то, увидев ее, назвал ее йети. «Ну да, йети, — говорит Вика. — Смешно!» Когда вы сможете рассказать о том, что вас называют йети, это будет еще один шаг к вашей свободе. Вот Вика на Балу цветов в Монако. На ней затейливая соломенная шляпка. «Ее мне подарили в одной винтажной лавке в Каннах. В таких шляпках в начале ХХ века цветочницы продавали розы на Круазетт». И платье Prada с молнией на груди.

Вот Вика в наряде вырвиглаз: розово-оранжево-желтом. «Иногда меня упрекают за неумение сочетать цвета. Но в природе же сочетаются голубое небо, желтое солнце и зеленая трава? Почему в одежде надо пугаться этого?»

Спрашиваю о самой безумной покупке в жизни. Подозреваю, тут такая коллекция — есть из чего выбрать. Вика вспоминает комбинезон часовщиков из мастерской Cartier в швейцарской деревне. Она была там на экскурсии, смотрела, как вручную собирают Ballon Bleu. Все мастера были, как положено, в серо-бордовой униформе. Она выпросила одну, вышила на спине золотом I Love Cartier и собралась пойти так на вечеринку.

Но вообще это редкий случай, когда Виктория Шелягова продумывает свой наряд заранее. «Обычно я открываю шкаф, достаю то, к чему рука потянулась, и все. Чем меньше думаю — тем лучше получается. Продуманный образ часто выглядит надуманным. Если ты в идеально подобранных вещах из последних коллекций сидишь с угрюмым лицом, тебя ничто не спасет».

Она всегда на каблуках. Два года назад неудачно наклонилась — смещение позвонка. Еле ходила, по стенке, но на каблуках. Прилетела в Мюнхен, к врачу, который лечит футболистов клуба «Бавария». Переводчица, которая все организовала, сказала, что Вика — балерина: неспорт­сменов они не берут. «Я говорю: «Вы что?! Где я и где балет? Скажите, что я из народного танца, иначе выгонят с позором!» Врач сказал: «Я не понимаю, как вы двигаетесь. А как вы двигаетесь на каблуках, даже понимать не хочу. Это противоречит законам природы». Противоречить законам природы — это ей не впервой. Из уважения к медицинскому светилу, правда, она полгода носила балетки. А потом опять встала на каблуки.

Шопинг — ее хобби и фитнес. Из любимых бьюти-мест — Sephora в Монако. Там закупаются тени Nars, Sephora, Benefit. Помады — М.А.С. Туши — все, и всех цветов. «Я привожу эти трофеи по­другам. Про Sephora никто не знал, пока я не рассказала, какая это прекрасная марка. Обидно прожить жизнь с мыслью, что хорошие тени бывают только за двадцать евро. За пять они иногда даже лучше». Наклейки-пайетки из Sephora были выгуляны с платьем Dolce & Gabbana. «Сама прикрепить не смогла, потребовалась помощь профессионала. Тут перекосить не дай бог. Еще купила там золотые присыпки на ногти. Потрясающе красивые! Хотела еще докупить, но уже не было — оказалось, лимитированная коллекция».

И, наконец, она не любит духи. Мужские — в основном Terre d'Hermes — поку­пает мужу. Женские — себе — никогда. Ее часто спрашивают: «Какой на тебе аромат?» А обычно — никакого. Но у меня теперь есть предположение, что это просто радость жизни расщепляется на молекулы и ферменты.

Виктория Шелягова


Источник фото: Архив Tatler

Битва платьевКому платье Marchesa идет больше?

  • Карли Клосс
  • Виктория Борисевич
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь