Как победить комплексы по поводу высокого роста

Дарья Лисиченко
8 Апреля 2014 в 13:55

Дарья ЛисиченкоДарья Лисиченко: 188 см

«Сто восемьдесят восемь», — произнесла медсестра. «Не может быть, померяйте еще раз!» — воскликнула я. Чтобы подвести ростомер к моей макушке, бедной женщине пришлось взобраться на подставку. Прямо как в стихотворении про дядю Степу: «Он стоит. Его нагнуться просит вежливо сестра. — Мы не можем дотянуться! — Объясняют доктора».

«Сто восемьдесят восемь», — повторила она. Я была прямо-таки шокирована результатом, ведь всю жизнь считала, что мой рост ровно сто девяносто! А тут еще и противные весы показали семьдесят кило вместо ожидаемых шестидесяти семи. Ничего себе! «Пришла к вам высокой и стройной, а ухожу маленькой и толстой», — сообщила я на прощание милым сотрудницам Центра здоровья, в котором мой благотворительный фонд ОРБИ проводил бесплатную диагностику на предмет риска развития инсульта. Сама я тоже решила пройти тес­тирование, а измерение роста и веса в нем значилось первым пунктом. Убедившись, что мне ничего не грозит, я ушла от медиков в веселом расположе­нии духа. Вот только никак не могла отделаться от воспоминаний о школьных диспансеризациях, достойно заменявших мне в то время фильмы ужасов. Чтобы не сталкиваться с грозящим расстройством вердиктом ростомера, я пыталась изобразить внезапный приступ какого-нибудь недуга или пряталась в туалете. Ведь в пятом классе я уже догнала свою родную тетю Иру ростом сто шестьдесят два сантимет­ра. Мое взросление пришлось на те времена, когда быть высокой и худой еще не было модно, а о профессии «модель» никто и знать не знал. Подумать только, после уроков мы с подружками могли слопать по пакету засыпанных сахарной пудрой пончиков, купленных в соседнем ларьке. С одной стороны, это было золотое время, свободное от шаблонов и стандартов: кук­лу Барби я впервые увидела классе в восьмом и сильно удивилась нелепости ее фигуры.

С другой стороны, хоть советское детство и не развивало у девочек комплексов относительно собственного тела, все хотели быть как все. И я со своим ростом, чересчур худыми плечами и слишком длинными волосами (мама наотрез отказывалась превратить их в модное каре) иногда мечтала проснуться в теле какой-нибудь Маши Ситниковой из параллельного класса, у которой и каре, и место в середине строя на физкультуре. Просьбы достать воробушка звучали в моем детстве часто. Думаю, веру в себя укрепляло то, что я была круглой отличницей и победительницей всех городских олимпиад по русскому, английскому и — неожиданно — химии, а также председателем совета отряда и членом клуба интернациональной дружбы. Но самое главное — после десятого класса — девушкой диджея Андрея, одного из двух молодых людей в школе, обогнавших меня по росту. Мама, смотревшая на мир с высоты ста семидесяти шести сантиметров, так комментировала нашу дружбу: «Это ничего, Дашок, вот я была в своем Обнинске вторым человеком по росту в городе». Директор школы еле доставал маме до груди: чтобы сей факт не сказался на школьной характеристике, ей тоже приходилось очень хорошо учиться. Надо ли говорить, что «первым человеком по росту» в Обнинске был мой папа?

Николь КидманНиколь Кидман: 180 см

Высокий рост казался мне наказанием класса до девятого, но при этом я видела и плюсы. У него ведь есть такая особенность: волей-неволей ты кажешься окружающим старше и ответственнее. Так что роли всех королев в школьных спектаклях играла я. Представлять высоким гостям из зарубежной страны или из РОНО родную школу или клуб всегда выбирали меня. Люди автоматически наделяли меня полномочиями, а это добавляло увереннос­ти в себе.

Социальный феномен высокого рос­та был замечен не только мной: в США, например, есть данные о том, что высокие люди зарабатывают за свою карьеру в среднем на полмиллиона долларов больше остальных. Все американские президенты последнего столетия — выше ста восьмидесяти трех. А нынешний, Барак Обама, пошел дальше и отметил дверной косяк Овального кабинета риской «сто восемьдесят семь».

Мария ШараповаМария Шарапова: 188 см

Автор книги The Tall Book Арианн Коэн, американская красотка одного со мной роста, объясняет это явление с позиции психологии: отличительной чертой лидера в том числе является то, что при контакте окружающие дают им больше личного пространства, а в случае с высоким человеком это получается само собой. А то, что мы, высокие, больше зарабатываем, мне кажется вполне справедливым — ведь тратим мы тоже больше! Чтобы намазать свои длинные ноги любимым Creme de la Mer, мне по сравнению с девушкой-дюймовочкой потребуется куда более щедрая порция. А что говорить о билетах в бизнес-класс? Скрепя сердце покупаю, потому что в экономе коленки больно упираются в кресло впереди, а если сидящий на нем пассажир решает подремать и откидывает спинку — пиши пропало. Большая часть мебели в моем доме сделана на заказ – я не могу пользоваться кроватью и кухней стандартных размеров. А уж одежда... впрочем, об этом отдельно.

Но по-настоящему в жизни высокой девушки обывателя волнует только одно — как у нее, бедненькой, протекает личная жизнь? Арианн Коэн, которую в школе прозвали «амазонкой Ари», вспоминает пору свиданий и школьных танцев как сплошной кошмар, стоивший ей немало горьких слез. Девушка поклялась, что никогда не даст шанса кавалерам, смот­рящим на нее снизу вверх, и даже была какое-то время половинкой самой высокой супружеской четы в мире, выйдя замуж за парня ростом два двадцать!

Ума ТурманУма Турман: 181 см

Так что мне, признаюсь, сильно повезло. Когда мне исполнилось пятна­дцать, в Россию вместе с перестройкой пришла мода на высоких женщин. Но всю меру своего везения я ощутила в институте, где на старших курсах за меня развернулась нешуточная борьба. В чем ее смысл, я поняла, когда однажды приятель признался, что под руку со мной он вдруг начал проходить фейсконтроль в крутом клубе. Так что сразу после пятого курса я могла бы, наверное, стать чьей-нибудь трофейной женой, но Господь, дав мне видную внешность, отнял за это расчетливость. Поразить в самое сердце меня могло лишь роковое сочетание красивых глаз (ну ладно, не только глаз) и чувства юмора. Рост мужчины при этом тоже был важен, но как-то не критичен. Однажды я даже поймала себя на том, что испытываю ну очень сильную симпатию к хороше­му знакомому, который был невероятно умен, начитан, музыкален, часто впадал в загадочную меланхолию, но рядом с которым — увы! — даже без каблуков я выглядела старшей сестрой. Пришлось прервать дружбу, пока молодой человек не догадался, почему я готова до бесконечности слушать его любимую группу Alice in Chains.

Но самую сильную любовь я тогда испытывала к моде. Вопрос, где купить брюки правильной длины, волновал меня гораздо сильнее, чем поиск мужчины правильной длины. И тут тоже ситуация резко изменилась к лучшему. Если в институтские годы положиться можно было только на Gucci и Max Mara, то теперь, отправляясь по магазинам, я ловлю себя на мысли, что не понимаю, как вообще живет народ, если вся легкая промышленность стала шить вещи исключительно на высоких? Ведь даже мне зачастую приходится подворачивать брюки и подхватывать при ходьбе подол обожаемых вечерних платьев. Теперь-то я понимаю, зачем лю­ди носят чудовищной высоты каблуки и да­же — о ужас! — платформы. Благодаря им многие девушки, которых я встречаю на светских мероприя­тиях, разговаривают со мной в прямом смысле слова на равных. Хотя и тут не обходится без допрасходов — производители массмаркета ткань столь щедро на свои изделия не отпускают, поэтому в любимых всеми Zara и H&M я могу купить разве что топ. Но мне есть чем себя утешить: я не толстею. В том смысле, что прибавка трех кило совершенно незаметна окружающим.

Мишель ОбамаМишель Обама: 180 см

В высоком росте я вижу гораздо больше плюсов, чем минусов. Когда становишься старше и появляются семья и дети, многое меняется в восприятии мира и себя. Я смот­рю на свою дочь, которая в шесть лет спокойно проходит в Большой на вечерние спектакли, и вижу в ней себя. И я рада, что у нее перед глазами пример того, как внешность помогает привлечь внимание не только к себе, но и к тому делу, которое тебе близко. К тому же сейчас в гимнастику и балет, две запретные в моем детстве сферы, берут высоких девочек — их так хорошо видно со сцены!

А сын мой и вовсе вытянул в генетической лотерее счастливый билет, потому что жизнь высокого мужчины с детства легка и прекрасна: уже в первом классе девочки завязывали ему шнурки на ботинках и поправляли шарфик. Хотя уверенность в себе не зависит ни от роста, ни от внешности вообще: мой муж, будучи немного ниже меня, — самый уверенный в себе человек на планете. А еще у него очень красивые глаза и потрясающее чувство юмора!

Карли КлоссКарли Клосс: 184 см

Что не стоит носить высоким девушкам:

Короткие стрижки. Особенно тем, кто выше ста восьмидесяти. Маленькая голова заметно нарушает пропорции.

Платья и топы в стиле baby doll. Даже если таковые и вернутся в моду, высокие барышни будут выглядеть в них весьма комично.

Длинные и прямые платья и юбки из жестких материалов — будете похожи на колонну на центральной городской площади.

Длинные широкие брюки. Смотрите предыдущий комментарий.

Всякие миленькие вещички, к которым относятся заколочки для волос (упаси господи), маленькие сумочки, рюшечки-бантики и изобильное кроше. Впрочем, это никому носить нельзя.

Равшана КурковаРавшана Куркова: 180 см

Три фразы, которые не хотят слышать высокие девушки:

Какой у тебя рост? Сюда же относится восклицание «Ого! А ты высокая!»

Ты в баскетбол играешь?

А у тебя что, родители высокие?


Источник фото: Алексей Сорокин, Getty, Splash

Битва платьевКому платье Dolce&Gabbana идет больше?

  • Наталья Орейро
  • Снежана Георгиева
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь