Вся правда о похудении и лечении голодом

Карина Добротворская
15 Сентября 2014 в 11:09

Вся правда о похудении и лечении голодомДоб­ровольный голод переключает организм на собственные источники питания, эти внутренние ресурсы дают небывалую силу — отсюда прилив энергии

Когда я сказала детям, что собираюсь в немецкую клинику голодать, они взмолились: «Пожалуйста, не надо! Опять приедешь худая, злая, будешь вставать в шесть утра, заниматься спортом и пихать в нас киноа и водоросли». Немало их было в моей жизни, этих клиник. Я пила вонючее масло ги и приветствовала солнце в индийской Керале, заворачивалась в компрессы с карельскими  травами и терпела ежедневные клизмы в отечественном «Киваче», возила капустный лист серебряной вилкой по фарфоровой тарелке в дворцовых интерьерах Ме­рано, по тридцать раз жевала злаки и глотала мисо-суп в испанской Ша, плавала в термальных водах Монтекаттини, Эвиана и Фонтеверде...

Чего только не делала! Со временем я отчетливо поняла несколько вещей. Каждая клиника проповедует свою легенду и свою веру. Причем одна сис­тема часто радикально проти­воречит другой. Если пытаться вывести некие универсальные законы здорового питания, можно сойти с ума. Белки — днем или вечером? Молочные продукты можно или нет? Помидоры вредны или полезны? Соль исключена или разрешена? Раздельное питание — миф или реальность? В каждой клинике свой катехизис и свои неопровержимые ответы на главные вопросы. Я махнула рукой и перестала искать исти­ну. Какое-то время считала, что ее нашепчет собственный организм, к которому надо просто прислушаться. Но мой организм сладко шептал, как прекрасны красное вино, хрустящий багет, чашечка эспрессо с шоколадкой, жирная буррата, итальянское мороженое и прочие непристойности. Мой организм верил и охотно слушался, слегка кокетничая. Но мое тело! Мое тело реагировало медленным и неуклонным набором килограммов, убрать которые можно было только радикальным способом — сыграть в очередные (уже почти ежегодные) голодные игры. На то, чтобы обрести новую веру, я, тертый калач, уже не рассчитывала.

На сей раз я выбралась в немецкую клинику Buchinger Wilhelmi, про которую знала, что они — лидеры в области лечебного голодания, что у них самый жесткий в Европе голодный режим, отличные врачи и блестящие результаты. Пациенты не  только оставляют в горах у озера Констанц лишние килограммы, но и сердце. Жесткость — двести пятьдесят килокалорий в день — меня не смущала, напротив. Чем суровей, тем лучше — я уже собаку съела на том, как ничего не есть.

Клиника расположена в крохотном курортном городке у озера (час с лишним на машине от аэропорта Цюриха). Здесь по-северному прохлад­но, а воздух, кажется, можно глотать вместо еды, которой вас лишают. Несколько белых вилл разного размера разбросаны по территории, густо засаженной цветами. Никакой роскоши, это вам не эффектный Меранский дворец и не шикарный макробиотический минимализм Ша. Все очень просто и функционально. Местами — страшно сказать — встречаются ковролин и подвесные потолки. Мебель незаметна, комнаты совсем небольшие, зато в каждой — балкон и огромные окна на озеро. Больше всего Buchinger напоминает карельский «Кивач». Это все-таки клиника, а не пятизвездочная гостиница. Не стоит маскировать ее подо что-то другое, не стоит отвлекаться от главного. А что же главное? Правильно: содержимое вашего кишечника. Которое оказывается неразрывно связанным с содержимым вашей души — как и во всех системах, где канонизирован детокс, который не случайно переводится на русский как «очищение».

Вся правда о похудении и лечении голодомГолод спасает от хронических болячек и заряжает энергией. А потеря веса — это само собой

Если вы собираетесь голодать, то не рассчитывайте меньше, чем на десять дней. Недельные программы голода­ния здешние врачи не признают и считают едва ли не шарлатанством — организм не успеет перестроиться на новый режим, а уж тем более вернуться в прежний светский ритм, и будет пребывать в состоянии растерянного шока. В идеале приезжать сюда нужно на месяц, ну или недели на три. Сам хозяин, Раймунд Вильхельми, ежегодно ложится в собственную клинику на четыре недели, в одну из типовых комнат. Он, кстати, в миру вовсе не свято соблюдает принци­пы здорового питания, позволяет себе мясо, вино, а телосложением не напоминает Дэвида Бекхэма. Зато ежегодно возвращается на путь истинный и уверяет, что никогда в этот святой период голодания не проверяет мейлы, не занимается делами и даже не заходит в свой кабинет.

У каждой уважающей себя клиники должна быть своя легенда о великом чу­де воскрешения — это облегчает веру па­циен­тов и помогает им собраться с силами, необходимыми для голодного испытания. Есть такая и здесь. Раймунд — внук легендарного основателя клиники Отто Бухингера (немецкого военного врача, исцелившегося голодом от страшных болезней суставов и посвятившего жизнь пропаганде этой панацеи).

На голодную арену вас выпустят не сразу, первый день будет подготовительным, разгрузочным. Можно посидеть на рисе (без соли, зато с яблоками и овощами), можно — на фруктах (шестьсот-восемьсот килокалорий). Со следующего дня — слабительная соль и два раза в день на выбор разбавленные фруктовые соки или жидкие овощные бульоны. Да, еще пара ложек меда с яблочным чаем в середине дня. И все. Через день — вы правильно догадались – клизмы, куда ж без них. Я прожила таким образом шесть дней. Первые два болела голова и слегка подташнивало, потом прошло. Никакого особого голода я не чувствовала, а на исходе шестых суток мне стало казаться, что я легко продержусь еще несколько недель, как легендарный доктор Отто. Такой эффект здесь наблюдается почти у всех — многие пациенты умоляют увеличить им число голодных дней, продлевают отпуск и т. д. Врачи говорят, что это в порядке вещей: голод провоцирует выработку в организме гормона радости — серотонина, на который гости клиники подсаживаются, как на наркотик. (До этого я про серотонин слышала только в связи с темным шоколадом.)

Особой эйфории я не почувствовала, но легкость была — равно как и энергия, странно смешанная со слабостью. Этому потоку энергии тоже есть объяс­нение: доб­ровольный голод переключает организм на собственные источники питания, эти внутренние ресурсы дают небывалую силу (каждое утро в шесть утра пациенты могут отправиться на долгие прогулки по живописным горам), провоци­руют творческий подъем (здесь занимаются живописью с профессиональными художниками) и просветление (медитация и йога тоже присутствуют в меню). Не могу сказать, что достигла той высоты парения, чтобы ходить в «тур молчания», размазывать в экстазе краски по холсту или заливаться хохотом на сеансах «смехойоги». Но на остальные занятия, которых тут очень много, заглядывала с удовольствием.

Вся правда о похудении и лечении голодомКилограммы висят тяжким грузом не на талии, а на душе. Наша задача —  вымести их оттуда поганой метлой

На уроке тай‑чи с удивлением узнала, что никогда не умела правильно стоять и сидеть. На кулинарных классах поняла, что всю жизнь убивала в овощах витамины и губила цельнозерновые продукты неверной варкой. На уроке медитации в очередной раз с горечью осознала, что труднее всего на свете – ни о чем не думать. Вспомнила, как приятно спать днем, особенно если ласковая медсестра подсовывает тебе под правый бок грелку и подтыкает одеяло.

На шестой день вас торжественно выво­дят из голода. Вам положена плошка яблочного пюре и один (!) орех, а вечером вместе с овощным супом (в два раза гуще того, которым вас кормили в предыдущие дни), выдадут диплом, подтверждающий, что вы мужественно прошли испытание — отголодали столько-то дней. Следующие два дня вас выкармливают, постепенно увеличивая порции. Я каждый раз вздрагивала, увидев на тарелке очередные картофелины, но здесь картошку боготворят так же, как в Индии рис. Калорий в ней якобы совсем немного, зато она прекрасно нейтрализует кислотность. Диетолог Бриджитт, которой я пожаловалась на недиетичность картофеля, политого овощным соусом, только всплеснула руками: «И это говорит человек, который считает кровавый стейк с вином здоровой пищей! Хотите сравним калории?» Нет-нет, не хочу, спасибо большое.

Директор клиники, кстати, уверяет, что если не голо­дать, а просто взять программу со здоровой вегетарианской диетой (число килокалорий может варь­ироваться от восьмисот и больше), то потеря веса будет такой же, как и при голодном режиме. Но без целительного голода пациенты не справятся со своими хроническими болячками и не проникнутся так глубоко философией здорового образа жизни. Эффект от голодания куда мощнее и держится дольше. Ну а килограммы... Что килограммы? Разве в них дело? Кто их считает?

Я! Я считаю! Как бы я ни прикрывала свое намерение (заряд энергии, перезагрузка, back on track и т. д.), вот она, ис­тинная цель моего приезда. Хотя доктор, взвесив меня на огромных медицинских весах во время первого осмотра, вздохнула: «У вас абсолютно здоровый вес, вам  даже можно было бы пару килограммов набрать».

Но мы-то с вами знаем, что килограммы висят тяжким грузом не на талии, а на нашей душе. И моей задачей было их оттуда вымести поганой метлой. Что я и сделала. Эффект — три с половиной килограмма за десять дней. Не очень много, но и не мало. Многие сбрасывают куда больше, особенно мужчины. Кстати, о мужчинах.

Photo chocolate.jpgГолод провоцирует выработку в организме гормона радости — серотонина (аналогичным образом на организм воздействует темный горький шоколад)

Хорошая новость: их здесь много, не меньше, чем женщин (что редкость для детокс-клиник). Плохая новость: средний возраст мужчин (как и женщин, впрочем) приближается к шестидесяти. Причины понятны. Во-первых, здешняя клиника — медицинское учреждение, соответственно, приезжает немало людей с серьезными заболеваниями, и надо быть готовым к тому, что на ежеутренних растяжках вокруг вас будут то и дело раздаваться стоны и кряхтение. Во-вторых, сюда надо приезжать надолго (гламурные длинные выходные исключены), а у кого есть столько времени, как не у пенсионеров? Впрочем, директор уверяет, что здесь бывает немало банкиров, звезд и вообще клиентура очень качественная. Абрамович сюда ездит, например. (Почти каждая клиника, где я была, бьется за почетное звание клиники Абрамовича; может, он и впрямь страстно любит детоксы и отметился везде.) Русских, кстати, в Buchinger немного — не больше четырех-пяти процентов. Основные клиенты — немцы, швейцарцы, французы, арабы и анг­личане. Директор говорит, что русские предпочитают наведываться весной и осенью (готовятся к бурному лету, а потом стирают его следы), в то время как арабы, напротив, приезжают летом (сбегая от своей жары в здешнюю прохладу).

Но о чем это я? Какие мужчины? Вспоминаю Довлатова: «Многие девушки уезжают, так и не отдохнув». Мы здесь не для этого. За гламуром, роскошью, седеющими кра­савцами и спортивными красавицами, средиземноморскими вкусностями и органическим вином в баре нужно ехать, конечно, не сюда. Здесь — бескомпромиссные голодные игры. Уезжая, я и вправду чувствую себя героем, которому удалось разделаться со своими внутренними врагами.

И да. В моем чемодане — пачка органического киноа и червеобразных водорослей из здешнего магазина здоровой еды. Дети, держитесь. В ваш дистрикт возвращается трибут-победитель.


Источник фото: Getty, Splash

Битва платьевКто носит платье Gucci лучше?

  • Хикари Мицусима
  • Валерия Кауфман
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь