Работа по звездному профилю: Радж Канодия

Наталия Архангельская
11 Февраля 2011 в 08:27

Радж КанодияРадж Канодия

Под фото в глянцевых журналах пишут: платье от такого-то, прическа от такого-то. Жаль, что не пишут – нос от этого, ботокс – от того», – улыбается Радж Канодия, утопая в кресле президентского номера отеля Ararat Park Hyatt в Москве. Строгий черный костюм с траурно-черной рубашкой оживляют «конверсы» и носки в Микки-Маусах. «А если бы писали, сколько бы у вас было обложек?» – «Больше, чем у любой топ-модели», – смеется Радж. Доктор приехал в Москву меньше, чем на неделю – не оперировать, но консультировать. Новеньких не берет: встречи были забронированы еще три месяца назад. Один день в Москве выходной: Радж празднует день рождения в Барвихе, в компании Олега Байбакова («ОНЭКСИМ Девелопмент»), его сестры Киры и дочери Маши. Они познакомились в Нью-Йорке, и с тех пор друзей видят во всех вкусных местах мира – от нью-йоркского ресторана Mylos до московского Tatler Club. И даже в сталинском бункере на Таганке.

Лет двадцать назад место главного по голливудским носам занимал Мори Паркс, автор точеного профиля актрисы Джоан Риверз. Из множества хирургов, мечтавших у него стажироваться, Паркс выбрал лучшего – индуса, выпускника Чикагского университета Раджа Канодию. И немедленно отправил его консультировать клиентку, жаждавшую избавиться от горбинки на носу. А сам наблюдал за беседой: дескать, мое дело – сторона.

«Я всегда спрашиваю, что человек хочет видеть в итоге, – говорит Радж. – И в три­дцати процентах случаев из ста мой ответ: «Нет, я не возьмусь за это». Первым делом в мусорную корзину летят фотографии Моники Беллуччи и Киры Найтли, которые девушки приносят с собой, мечтая о носике «таком же в точности». Для Канодии нет универсальных решений: мнимые недостатки зачастую спасают лица.

Радж настаивает на том, чтобы не трогать горбинку при высоких скулах: она зрительно уравновешивает лицо. Не возьмется сузить широкий нос, если само лицо широкое. «Представьте себе якута с носиком Деми Мур: широкое лицо сразу станет плоским, а рельефные скулы покажутся неправдоподобно раздувшимися щеками». «Невкусненько», как говорила одна известная редакторша.

Те же, кому Радж на консультации дал добро (такие есть и в Москве: «Я милую узнаю по походке...»), возвращаются в его клинику в Беверли-Хиллз, пробираясь сквозь засаду папарацци. Однажды Скарлетт Йоханссон не повезло пройтись по Камден-Драйв мимо клиники Канодии: ее сфотографировали у входа. Пресс-служба актрисы потом долго отбивала атаки СМИ, уверенных, что та решилась лечь под нож. Догадки журналистов сметливый Радж не подтверждает, но и не опровергает.

Как-то его вывезли в Сингапур: сняли целый этаж тамошнего госпиталя, а сам госпиталь окружили охраной – представительнице королевской семьи Брунея понадобился тюнинг. Зная о деликатности Раджа, Камерон Диаз доверила ему свой тонкий профиль – актриса ломала нос четыре раза, последний – на Гавайях, где рассекала на серфе вместе с Джастином Тимберлейком. Еще одна актриса – Дженнифер Энистон, избавившись от внушительного греческого носа, получила культовую роль в сериале «Друзья», но измучилась с искривленной носовой перегородкой, мешавшей дыханию. Вторично выправлять нос Дженнифер пришлось именно Канодии.

Но прославила доктора певица Эшли Симпсон, которой он тоже перекроил не только носик, но и карьеру. Тяжеловатый нос с горбинкой превратился в элегантную вещицу, а сама Эшли – из девушки на подтанцовке у старшей сестры Джессики в самостоятельную творческую единицу. Эшли сдал отец, он был в таком восторге от операции, что раструбил имя волшебника на портале foxnews.com.

Впрочем, Радж против радикальных перемен: «Когда работы много, я предпочитаю разбить операцию на несколько этапов. Пусть перемены будут плавными – обдурите всех! Одной актрисе я делал нос несколько месяцев. Когда все было готово, люди спрашивали у нее, покрасилась она или похудела?».

Шестнадцатилетней модели Хизер Восс Радж отказался убрать горбинку с носа – девуш­ку отправило к нему модельное агентство Ford. Канодия переубедил юную пациентку: «Нос – твоя изюминка, не превращайся в Барби». Спустя десять лет Хизер ушла из моделей, но вернулась к Раджу – теперь уже за инъекциями от мимических морщин (в вопросах ботокса и филлеров он тоже ас). Усовершенствовав внешность Хизер, Радж внес улучшения и в ее личную жизнь. Два года они проживают в счастливом союзе в огромном имении Раджа в Bel Air, по соседству с Элизабет Тейлор, через дорогу от Нэнси Рейган. Потчуют вегетарианским карри близняшек Олсен («Никогда не умел различать однояйцевых близнецов. За всю карьеру у меня их было пятнадцать пар, и каждый раз я говорил: «Сев в мое кресло, будьте добры назвать свое имя!»). Завозят из Индии красное дерево и цветок чампака для своего сада, а недавно сменили выводок разноцветных «феррари» на солидный «мерседес» и завязали с клубной жизнью – ходят плясать от силы раз в месяц. В это верится с трудом, ведь именно Канодия был одним из основателей легендарного клуба Roxbury в Беверли-Хиллз, видавшего многих – от Марлона Брандо до Пэрис Хилтон. 

Раз в неделю, а то и чаще, Канодия принимает русских клиентов. Последний раз к нему явились муж с женой – синхронно обзавестись античными профилями. Даже операцию они пожелали делать, сидя друг напротив друга, – поодиночке не хватало духу. После этого Радж встретил их, дово­льных, в ресторане – супруги, ничуть не стесняясь, сидели с пластырями на носах и в приливе благодарности даже оплатили его с Хизер счет.

Чего никогда не делают пациентки из Болливуда: они неизменно требуют с земляка скидку. На операцию (в среднем двадцать тысяч долларов) Радж скидок не дает, он вообще человек строгий – рыдающим от страха девушкам может рявкнуть: «Заканчивай театр, а то выставлю с недоделанным носом». Идеальный клиент Канодии – он сам. Но себе Радж делает только инъекции от намечающихся морщинок. Он бы не прочь избавиться и от горбинки на носу: «Плевое дело. Когда появится еще один Радж Канодия, первым запишусь на прием».

Пять советов Раджа:

1. Цените индивидуальность: «В мире полно врачей, штампующих одинаковые лица с пухлыми губами и высокими скулами. Кому это интересно?».

2. Не увлекайтесь: «Одна леди из Швейцарии сделала три операции на носу и пришла ко мне за четвертой. Я отправил ее обратно – всему есть предел».

3. Работа профи незаметна: «Я встречался с девушкой, не зная, что она увеличила себе грудь. На ощупь бюст был неотличим от натурального. Когда все раскрылось, я сказал: «Звоним твоему хирургу, хочу его поздравить!».

4. Это не страшно: «После операции шрама не останется. Не будет ни капли крови – но неделю придется походить в пластыре. Впрочем, мои юные пациентки сразу после операции отправляются плясать в Nobu!».

5. Не спешите избавляться от морщин: «Поглядите на Пенелопу Крус – она красавица даже с морщинками в уголках глаз. Они добавляют ей очарования».


Источник фото: Splash

Битва платьевКто носит платье Roberto Cavalli лучше?

  • Анна Делло Руссо
  • Кьяра Ферраньи
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь