Подающие одежды: 25 тайн голливудских стилистов

Ванесса Григориадис
23 Марта 2016 в 14:22

Шарлиз ТеронДля Шарлиз Терон стилист  в течение часа добудет что угодно. Ради звезд меньшей величины придется сутками строчить мейлы в Италию

«Дзынь-дзынь!» — за пару недель в компании голливудских стилистов я прослушала этот звук бессчетное количество раз. Дверной звонок в домах и офисах не замолкает ни на минуту. Курьеры без устали доставляют и забирают одежду и обувь, хрустя пакетами Prada, Valentino и Dior. Будто из воздуха появляются элегантные букеты белых роз от PR-отдела Calvin Klein. Кресла и диваны завалены нарядными коробочками с «особыми комплиментами». Такое ощущение, что в офисе стилистки Лесли Фримар, одевающей Шарлиз Терон и Скарлетт Йоханссон, спрятан волшебный источник, из которого неиссякаемой струей сочится густейший — ножом резать можно — шик, блеск и люкс. «Нас просто осыпают подарками, — невозмутимо констатирует Лесли, брюнетка в мохеровом свитере с безупречной фигурой модели. — Мой сын не верит, что Рождество бывает лишь раз в году. Здесь оно — каждый день».

По версии журнала The Hollywood Reporter Лесли Фримар возглавляет два­дцатку самых влиятельных стилистов мира. А ведь клиентов у нее — раз, два и обчелся. «Многие коллеги одевают двадцать, тридцать звезд. Я предпочитаю работать с двумя-тремя приятными состоявшимися женщинами. Кстати, это выгодно: старлетки, которыми занимаются мои коллеги, рано выходят в тираж, а Терон, Йоханссон и Мур еще долго будут топтать красные дорожки». Модные дома мечтают видеть свою продукцию на актрисах класса А — ­л­учше рекламы не бывает, а те, в свою очередь, хотят достойно выглядеть, бла­годаря ки­но­академию за очередную ­награду. Сча­стливому симбиозу шикарного платья и киногеничной красотки и способствует Фримар.

Стилист Лесли Фримар со своей клиенткой Шарлиз ТеронСтилист Лесли Фримар со своей клиенткой Шарлиз Терон

Уже за два месяца до церемонии «Ос­кара» в офисе Лесли на Манхэттене становится жарко. Дизайнеры шлют к ней быстроногих гонцов с бесценными эскизами в надежде на то, что именно их видение вечернего платья придется по душе Скарлетт или Шарлиз. Эти наброски изумительны! Затаив дыхание, я рассматриваю наряды от Стеллы МакКарт­ни, фото винтажного платья Balenciaga с подписью: «Для лучшего понимания того, что мы хотим предложить» — и рисованные манекены Giambattista Valli с большими овальными головами и невероятно длинными ногами-щупальцами, выглядывающими из-под кружевной пены. «Я тщательно изучаю эти эскизы, – комментирует Лесли. — Если мне что-то не нравится, они отправляются обратно на доработку».

Дальше происходит следующее: Фримар выбирает эскиз, ставит на него резолюцию «Одобрено», модный дом шьет платье, и за неделю до награждения на­ряд прибывает в Лос-Анджелес. Бывает, что звезда, ее бойфренд или мама встают в день «Оскара» не с той ноги — и новенькое платье попадает в немилость. Иног­да финальный вариант разочаровывает саму Лесли. Время от времени случаются и такие казусы: в прошлом году актриса Энн Хэтэуэй отказалась даже примерить умопомрачительный, расшитый бисером наряд Valentino, потому что он был похож на тот, что собиралась надеть ее коллега по фильму «Отверженные» Аманда Сейфрид. Актрисе пришлось позировать фотографам в бледно-розовом Prada, которое потом еще долго гуляло по сети: сквозь тонкую ткань обнаженную грудь Энн можно было разглядеть в мельчайших подробностях. «Но все всегда заканчивается хорошо, — заключает Лесли Фримар. — Мы находим замену или срочно подгоняем. Еще никто не пропустил «Оскар» из-за того, что не нашел платье». После церемонии большинство нарядов возвращается дизайнерам, чтобы через несколько лет занять место на юбилейных выставках в музеях. Но модницы, получившие завет­ную статуэтку, почти всегда оставляют платье себе — на добрую память.

Энн ХэтэуэйСкандальный выход Энн Хэтэуэй в платье Prada на «Оскаре» в 2013 году

С актрисами работать непросто. Бело­курую Кейт Янг, стилистку Натали Порт­ман, Мэгги Гилленхаал и Мишель Уильямс, постоянно спра­шивают: «Как ты их терпишь? Они же капризные и своевольные! С моделями куда легче». В ответ Кейт предлагает вспомнить книгу Малкольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?»: «Когда-то юристы-евреи не пользовались популярностью, и им приходилось браться за дела, связанные со слияниями и поглощениями компаний. Напыщенные коллеги считали это ниже своего достоинства. В итоге евреи заработали миллиар­ды. Я взялась за актрис, несмотря на то что мало кто хочет с ними работать. И я — в плюсе!» — радуется Янг.

Она не врет. Современные топ-стилисты купаются в роскоши, потому что они — серые кардиналы мира моды. Эти ребята отлично понимают мир глянца. Когда-то Лесли Фримар была ассистенткой всемогущей Анны Винтур, главреда американского Vogue, а другая востребованная специалистка, Элизабет Стюарт, одевающая Кейт Бланшетт и Джулию Робертс, тянула лямку в отделе моды The New York Times. Девушки прекрасно знают, что даже самый тонкий, умный, мастерски написанный журнал не выживет без рекламы. В Голливуде — точно так же. Какой бы гениальной актрисой вы ни были, если вы не продаете вещи — вам крышка. Задача стилистов — сделать так, чтобы звездные клиентки увеличили продажи модных домов. Мало что может сравниться в ликвидности с имиджем иконы стиля. Многие начинающие актрисы прославились не съемками в блокбастерах, а хорошим вкусом и умением сочетать туфли с сумочкой. Стюарт, Фримар и Янг знакомят подопечных с дизайнерами, выбивают им места в первых рядах дефиле, сутками раскатывают по Родео-Драйв и нью-йоркскому Гармент-Дистрикт, по зернышку собирая безупречный гардероб. Стилистки, стуча каблуками, носятся по шоу-румам, уговаривают модельеров бесплатно дать одежду для подружки очередного Бэтмена или cестры очередной Золушки.

Стилист Кейт Янг со своей подопечной Мэгги ГилленхаалСтилист Кейт Янг со своей подопечной Мэгги Гилленхаал

Гардеробные феи отлично знают, как важно хорошо получаться на фотографиях. У Лесли Фримар в сумочке есть специальная клейкая лента — она крепится на верхние «девяносто», чтобы в декольте обозначилась соблазнительная ложбинка. Кейт Янг — спец по нестандартным фигурам. «Объем­ное платье зрительно увеличит вас на фото, — говорит она. — Поэтому оборкам лучше предпочесть футляр яркого цвета. Черное выглядит элегантно в повседневной жизни, а на экране получается довольно скучным». Непростительная оплошность — одеть подопечную в наряд, уже выгулянный ее конкуренткой. Также моветон выбирать одежду из коллекций, не представленных на показе.

По популярности звездные «гарде­робщики» скоро догонят своих клиентов. Фримар совместно с брендом Fruit of the Loom запустила линию футболок — теперь они продаются в знаменитом нью-йоркском универмаге Bloomingdale's. Янг обзавелась собственной линейкой в модном гиганте Target. Бывший стилист журнала Vanity Fair Лорен Скотт — у нее всего одна, зато по-настоящему ценная клиент­ка Николь Кидман — рисует вечерние платья для Banana Republic. А Рэйчел Зои, подбирающая наряды для Дженнифер Лоуренс и Кейт Хадсон, ведет реалити-шоу «Проект Рэйчел Зои», из-за которого коллеги по цеху ненавидят ее, считая выскочкой и нахалкой.

Клиентки стилисткам — просто как родные. Бывает, они вместе выгуливают собак в Нижнем Манхэттене или записывают детей в одну и ту же школу. Не говоря уже о том, что стилистки становятся ближайшими помощницами и советницами звезд. Как-то я пошла с Эрин Уолш, которая одевает актрис Сару Джессику Паркер и Кэрри Вашингтон, за покупками. Между делом Эрин за­глянула в магазин нижнего белья, чтобы купить звезде «Секса в большом городе» не вечернее платье и не наряд для званого коктейля, а самые обыкновенные колготки. Продавщица удивилась, когда двухметровая Эрин попросила чулки на женщину ростом сто пятьдесят сантимет­ров.

Стилист Эрин Уолш и актриса Кэрри Вашингтон, которую она одеваетСтилист Эрин Уолш и актриса Кэрри Вашингтон, которую она одевает

До восьмидесятых годов актрисам приходилось самостоятельно покупать себе не только чулки и нижнее белье, но и торжественные наряды. Максимум, на что они могли рассчитывать, собираясь на красную дорожку, так это на дружеский совет знакомого модельера и, если вы звезда межгалактического масштаба вро­де Грейс Келли, на пошив вечернего платья силами голливудских костюмеров. Да, Юбер Живанши с удовольствием одевал свою музу Одри Хепберн, а юный Ив Сен-Лоран шил фантастические платья для Кат­рин Денев. Но сотрудничество модных домов и фигурантов «Оскара» и Канн не было традицией. Джулия Робертс, вспоми­нают очевидцы, могла зайти в модный бутик и рассеянно прогуляться мимо рейлов, бормоча: «Итак, что же я все-таки наде­ну?» Том Круз делал то же самое в компании своего пресс-агента. Бойкая женщина суетилась вокруг вампира Лестата, приговаривая: «Двубортный пиджак идет вам больше, чем однобортный». А вот Мишель Пфайффер не только выбирала платье на свой вкус, но и сама делала прическу. Как-то раз в пятизвездочном Beverly Hills ее застали за — о боже! — сушкой волос гостиничным феном.

Все изменил Джорджио Армани, один из первых европейских кутюрье, открывших бутик в Беверли-Хиллз. Настоящий киноман, он по собственной инициативе облачил в безуп­речный смокинг звезду «Американского жиголо» Ричарда Гира, а также дальновидно сблизился с женами самых влиятельных голливудских продюсеров. После того как критики растоп­тали совершенно немодное платье безымянного мастера с большим голубым бантом, в котором Джуди Фостер получила «Оскара» за драму «Обвиняемые» в 1989 году, Армани обратил свой горящий взор на красную дорожку. В следующем году он сшил платья и смокинги для такого количества приглашенных на «Оскара», что редакция Women's Wear Daily назвала церемонию «Премия Армани». Джанни Версаче, тогда еще сраженный успехом коллеги, а не пулей, тоже навострил лыжи в сторону голливудских звезд. В девяностые «Оскар» обшивали почти все: Gucci, Valentino, Calvin Klein, Carolina Herrera, Alberta Ferretti. Агент одной актрисы, старожил Беверли-Хиллз, хорошо помнит момент, когда случилась эта кинокутюрная революция: «Как-то раз перед очередной красной дорожкой к нам с необъятными баулами платьев постучались сразу несколько представителей модных домов. Я пробормотал: «Но ведь мою подопечную одевает только Армани». — «Теперь — не только, — ответили мне. — Разве вы не понимаете, что абсолютно все дома мечтают с ней работать?»

Пенелопа Крус в платье Armani на церемонии Оскар-2012Пенелопа Крус в платье Armani на церемонии «Оскар»-2012

Раньше звезды должны были быть готовы к пристальному вниманию со сто­роны СМИ, стоя на лест­нице Дворца фестивалей в Каннах. Теперь же они обязаны выглядеть безупречно каждый божий день. За это им следует благодарить разбитную наследницу великой гостиничной сети Пэрис Хилтон, худышку Николь Ричи и съехавшую с рельсов звездочку Линдси Лохан — еще тройку лет назад за этой золотой тройкой всюду следовала команда папарацци. Выходки оторв, бережно задокументированные, отлично продавались. Подустав от Пэрис, Николь и Линдси, фотографы переключаются на других представитель­ниц «Фаб­рики грез». Их фотографируют каждый день, а значит, тщательно сконструи­рованный имидж модницы и иконы стиля в любую секунду может лопнуть, как винтажное шелковое платье на Кейт Мосс. В наши дни актрисам приходится наряжаться двадцать четыре часа в сутки. Шлепанцами и легинсами теперь не отделаешься — будь добра натянуть облегающее платье, закрутить небрежные локоны, накрасить губы и, прежде чем вый­ти в соседний магазин за пачкой творога, убедиться, что в этом году ты в таком «луке» еще не выходила.

Лишь наивные читатели Cosmopolitan полагают, что голливудские тяжеловесы надевают платье того или иного модного дома бесплатно. Конечно, актерам и актрисам платят немалые деньги за яркий выход на «Оскаре» или Каннском кинофестивале. Причем пачку банкнот, увесистую, как колье Lanvin ­из последней коллекции, рады выложить не только кутюрье, но и ювелиры. Фотографы падки на блеск бриллиантов: они всегда берут кольца и колье крупным планом. За выгул серег из новой коллекции звезда номинированной на кинопремию драмы может получить сто двадцать пять тысяч долларов, за колье — семьдесят пять, колечко же обойдется золотых дел мастерам в пятьдесят тысяч. Как-то Гвинет Пэлт­роу предложили один миллион долларов и авиабилеты первого класса за то, чтобы она слетала в Китай и там получила из рук ювелира Аны Ху браслет с бриллиантами для церемонии «Оскара» 2012 года. За столь выгодную сделку и по-настоящему приятный полет Гвинет поблагодарила своего стилиста.

В лучшие пресс-офисы Беверли-Хиллз постоянно звонят представители модных домов, предлагая, скажем, такой вариант: «Ваша актриса в этом году появится в наших платьях на пяти публичных меро­приятиях. За это мы заплатим ей двести тысяч долларов». Если девушка соглашается, то заказчик в качестве бонуса приглашает ее на свой показ в рамках парижской, нью-йоркской или миланской Недели моды. «Посланница марки» потягивает Louis Roederer в первом классе, затем заселяется в пяти­звездочный отель и вкушает парфе из сахарной ваты и лобстера в глазури из фуа-гра на званом ужине, а «виновник», устроив­ший ей этот пир духа, сидит, не разгибаясь, в душной комнатушке в Лос-Анджелесе, продолжая принимать новые судьбоносные звонки и курьеров с «комп­лиментами».

Когда актриса отправляется в промо-тур по всему миру, посещая премьеры каких-нибудь новых «Восставших из ада», кинобоссы нанимают ей своего стилиста. Для бедолаги-фрилансера это, натурально, ад. Несколько лет назад студии, сговорившись, ограничили гонорар стилистов до смешной цифры — одна-полторы тысячи долларов в день. За эти крохи гардеробных фей, рожденных для вдохновения, для звуков сладких и молитв, заставляют работать дольше положенных восьми часов в день и таскать на собственном горбу неподъем­ные тюки с одеждой и аксессуарами. Студии отказываются платить ателье и дизайнерам за подгонку платья по фигуре. А то и вовсе нещадно задерживают зарплату. «Все думают, что раз я ношу Marni, то я богаче Анджелины Джоли. А ведь это не так. Мы боремся за каждый пенни», — жалуется Джессика Пастер, закинутая недоброй волей продюсеров на премьеру блокбастера в Гонконг. Многие киноконцерны вообще считают, что актрисы должны самостоятельно оплачивать услуги тех, кто их одевает: «Мы отстегнули ей тринадцать миллионов! Она что, не может нанять себе парикмахершу?» «Хочешь жить — умей вертеться, — продолжает Джессика. — Если кинокомпания не хочет как следует платить, мы соглашаемся на работу с одним условием: когда промотур закончится, мы сможем рассказать газетам и журналам о том, как работалось с актрисой».

Стилист Джессика Пастер и ее клиентка Эмили БлантСтилист Джессика Пастер и ее клиентка Эмили Блант

Трудяги модного цеха, одевающие мужчин, подвергаются еще более суровой дискриминации. Их работу кинобоссы оценивают в совсем уж жалкие пятьсот-семьсот долларов за образ. Все дело в том, что актеров в отличие от актрис любят не за одежду. Натянув самые дешевые джинсы, Брэд Питт ничуть не потеряет в цене, да и от вида Брэдли Купера в застиранной майке поклонницы будут визжать даже больше, чем от него же при полном параде. Студии, в свою очередь, не перестают жаловаться на стилистов: «Во-первых, они частенько мошенничают. Например, убеждают, что дизайнерам надо доплачивать, чтобы те предоставили одежду, хотя на самом деле платья и туфли достаются им даром. К тому же порой встречаются любители половить рыбку в мутной воде. Проводя немало времени со звездой, они ловко втираются к ней в доверие. Неделя-другая — и сотрудничек начинает стенать: «Кровопийцы продюсеры заставляют вас работать по восемь часов? Ужас! Такими темпами ваша нежная кожа безвозвратно потускнеет. Соглашайтесь на шесть часов — и не более». Или картинно вздыхают: «Не могу поверить, что у меня нет билета на сегодняшнюю премьеру. А вдруг у вас там помнется платье?» Растроганная заботой звезда просит выписать приглашения и на премьеру, и на гала-ужин, и оно обходится нам в семьсот пятьдесят евро».

В каждом доме моды есть черный и белый списки. В них имена звезд, которых дизайнеры мечтают одеть и которых не  станут одевать ни за какие коврижки. В золотую десятку самых востребованных входят Джессика Чес­тейн, Кейт Бланшетт, Николь Кидман, — они всегда, что называется, very welcome. И на Фобуре, и на Монтенаполеоне их представителей ждет самый теплый прием. Также модные дома готовы распахнуть свои двери актрисам менее известным, но уж очень стильным вроде анд­рогинной Руни Мары. Кроме того, для модельеров весьма притягательны «сезонные фрукты» вроде прогремевшей в свое время звезды «Двена­дцати лет рабства» темнокожей Люпиты Нионго, чье ярко-красное Ralph Lauren с накидкой просто взорвало «Золотой глобус»-2014. А вот героини с телевидения, напротив, — в черном списке. «Их стилисты частенько попадают в щекотливые ситуации, — сочувственно произносит модный инсайдер. — Лучшие дома отказываются давать вещи — поначалу так было даже с Ким Кардашьян. К счастью, у Ким есть деньги, и она может позволить себе дорогое вечернее платье. Помните божественное Balmain, в котором она появилась на Каннском кинофестивале? Его прямо с подиума купил для нее Канье Уэст».

Ким КардашьянКим Кардашьян в Balmain на Каннском фестивале

Вот и Кристине Эрлих, стилист­ке Пенелопы Крус и менее известной, но подающей надежды актрисы Элисон Уильямс (исполнительницы, в частности, роли Кейт Миддлтон в многосерийке «Кейт и Уильям до того, как они стали жить долго и счастливо»), а также комедиантки Тины Фей, приходится несладко. «Для Пенелопы я в течение часа добуду что угодно. Но подбирая наряды для остальных, приходится сутками строчить мейлы в Италию. Каждое письмо остается без ответа. В итоге я беру дизайнеров измором, и через месяц курьер DHL швыряет на порог посылку с какими-то нераспроданными остатками».

Дженнифер Лоуренс в Prabal GurungНаряды Дженнифер Лоуренс подбирает стилист Рэйчел Зои (на фото — актриса в платье Prabal Gurung)

Сахар Санжар, глава рекламного агентства La Chambre в Лос-Анджелесе, представляющего дизайнеров Шарлотту Олимпиа и Эли Сааба, говорит: «Помню, Эли шил платье для ярчайшей кинозвезды. За неделю до окончания работы актриса позвонила мне лично и выставила условие: «Если хоть одна актрисулька рангом ниже меня заказала наряд Саабу, я ваше платье не надену». Я связалась с дизайнером. Он вздохнул: «Хорошо, мы не будем шить для других актрис. Эта клиентка для нас в прио­ритете». Эли так важ­но одевать лучших, потому что именно на них равняются его самые денежные заказчицы — члены королевских семей Ближне­го Востока. Господина Сааба не интересу­ют посетители универмага Barneys. Его интересует королева Рания. А она пристально следит за тем, что надето на Николь Кидман».

Эрин Уолш, та самая покупательница колготок для Сары Джессики Паркер, показала мне отказное письмо. «Это называется «отфутболить», — цедит она сквозь зубы. Послание написано очень вежливо, но месседж, что называется, ясен: «В настоящий момент у нас не осталось образцов... Мы не рассматриваем ее в данный момент... Я свяжусь с вами, если что-то изменится». Уолш поджимает губы: «Да-да, когда она появится на обложке Vogue, вы свяжетесь со мной в течение получаса!» Отказ модного дома для Эрин — удар, ведь значимость стилиста измеряет­ся тем, насколько налажены его отношения с дизайнерами. К тому же требовательные клиентки будут недовольны. «Актрисы, знаете ли, не с луны свалились: они тоже читают глянец и в курсе того, кто в аэроплане, а кто в помойной яме, то есть что модно, а что нет. Они приходят на съемку и поджимают губы: «А где Haute Couture? А где это? А где то?»

Рэйчел ЗоиСтилист Рэйчел Зои «вырастила» таких звезд, как Николь Ричи и  Дженнифер Лоуренс

Каждый стилист — умелый дип­ломат. «Раньше иметь пять-шесть платьев для «Оскара» было нормой, — рассказывает Кристина Эрлих. — Но сейчас мы ограничиваемся двумя — тем, на которое делаем основную ставку, и запасным. Дизайнеры, особенно европейские и особенно итальянцы, невероятно чувствительны и обидчивы. Не стоит просить их сшить наряд, который будет для вашей подопечной не главным. Если она не наденет его на церемонию, вы почти наверняка поссоритесь с модным домом. Я их понимаю. Обидно сорок пять часов жечь в мастерской лампаду, а потом получить письмо: «К сожалению, ваше платье не произвело должного впечатления». Моя тактика — не скрывать горькую правду. Я прямо говорю, насколько велик шанс, что платье появится на красной дорожке». Сейчас Эрлих сотрудни­чает с самим Рафом Симонсом, который ее обожает. Десять лет назад Джорджио Ар­мани понятия не имел, кто она такая, — тогда он работал лишь с легендарной Грейс Коддингтон из американского Vogue. А сейчас седенький модельер радостно привет­ствует Кристину на званых ужинах. Как и обаятельный Альбер Эльбаз.

Хорошие отношения стилиста и дома моды может испортить даже сущая мелочь. Многих кутюрье страшно обижает просьба изменить фасон. А вот Джорджио Армани — настоящая душка. Однажды Кейт Бланшетт влюбилась в его платье, да так, что бросилась примерять его прямо за кулисами показа. Армани предложил удлинить наряд, чтобы актриса смогла выйти на премьеру драмы «Скандальный дневник» как положено — в вечернем. Но не все модельеры так любез­ны. Одних выводит из себя невинная просьба увеличить вырез. А ведь декольте – смертельное оружие, которому никто не говорит «Прощай!». Другие и слышать не хотят о том, чтобы укоротить юбку. «Я даже не заикаюсь о том, чтобы менять фасон, — делится Кейт Янг. — Пропорции для кутюрье — святое».

Актриса Эмма Стоун и ее стилист Петра Фланнери на обложке журнала The Hollywood ReporterАктриса Эмма Стоун и ее стилист Петра Фланнери на обложке журнала The Hollywood Reporter

Звездные стилисты — как правило, фрилансеры. С ними не подписывают контрактов. Их не увольняют. С ними просто перестают работать. Войны на этом рынке ведутся нешуточные. «Каждый мечтает заполучить чужих клиентов, — докладывает инсайдер. — И частенько их уводит». — «Как это возможно?» — «А как уводят чужого мужа? Для начала нужно рассорить его с женой, то есть со стилистом. Для этого есть много прелестных способов. Например, пообещать актрисе поработать бесплатно из любви к ее мастерству. Или подкупить парикмахера звезды, чтобы тот за окрашиванием омбре предупредил, что стилистка распус­кает про нее слухи».

Настоящая преданность встреча­ется в этом безжалостном мире нечасто. Мишель Уильямс долгое время была клиенткой Кейт Янг, потом переметнулась к Рэйчел Зои, а затем опять вернулась к Янг. Гвинет Пэлт­роу ушла от Анны Бингеманн к бывшему директору моды Vanity Fair Элизабет Зальцман. Кейт Бланшетт одевалась под надзором Джессики Пастер, а сейчас сложносочиненные платья перед ней раскладывает Элизабет Стюарт. Та самая, с которой в начале карьеры советовалась Дженни­фер Лоуренс, но потом мисс «Голодные игры» охмурила ненасыт­ная Рэйчел Зои. Выдающиеся формы Софии Вергары прошли через заботливые руки всех вы­шеперечисленных. Настоящий круговорот стилистов в природе!

За последний год Деб Вокнин, которая работает в этом бизнесе уже два­дцать семь лет, рассталась с Софией Вергарой и Санд­рой Баллок. «Ненавижу, когда говорят «потерять клиента», — говорит Вокнин. — Это ж, блин, не паспорт. Наши отношения исчерпали себя. Это похоже на брак. С некоторыми актрисами я работала по семь, а то и по семнадцать лет. Бралась за девушку, которой дизайнеры жмотились прислать даже брошку, раскручивала ее, с нуля сочиняла ей имидж — и вот, пожалуйста. В один прекрасный день она уходит к другому. Хорошо еще, если вы расстанетесь мирно и не будете всю ос­тавшуюся жизнь прятаться друг от друга на вечеринках за горками капкейков».

«В нашей жизни нет никакой стабильности, — поддерживает ее коллега по цеху. — Сегодня у тебя сто клиентов, а завт­ра — два. А все потому, что появился кто-то новый и ультрамодный и все ломанулись к нему. Это как с ресторанами: открывается что-то свеженькое – и полгорода там. Кроме того, для некоторых звезд общение со стилистом — всего лишь еще один повод чем-то себя занять. Прическа, маникюр, шопинг, бесконечные примерки в ателье создают ощущение занятости, которое им  так необходимо».

Впрочем, некоторые успешные актрисы не нуждаются в том, чтобы занимать себя таким образом. Например, Диана Крюгер и Блейк Лайвли сказали своим стилистам решительное «Пока!». Теперь они сами себе стилисты. И что? Цветут и пахнут!

Блейк ЛайвлиБлейк Лайвли (на фото — в Giambattista Valli Couture ) сказала своему стилисту решительное «Пока!»


ТЕГИ: Мода
Источник фото: Getty, Splash

Битва платьевКому комбинезон Saint Laurent идет больше?

  •  Тейлор Свифт
  •  Хайди Клум
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь