Брайан Этвуд: «Моим лучшим наставником был Джанни Версаче»

Ольга Михайловская
19 Ноября 2014 в 11:55

Брайан ЭтвудБрайан Этвуд

Интервью с Брайаном Этвудом не предвещало ничего хорошего. Разговор с дизайнером во время презентации коллекции — всегда суматошное и бессмысленное занятие. Как правило, ни узнать что-то новое, ни толком поговорить не удается. Зато всегда удается почувствовать себя надоедливым журналистом, человеком, которому измученный дизайнер старается понравиться и вынужден улыбаться... Однако с Этвудом все иначе: «Вы уже посмотрели коллекцию? I know, I know, of course, it's gorgeous!!!» — говорит Брайан и сам же хохочет. Этого достаточно, чтобы напряжение улетучилось.

Улыбаясь своей знаменитой улыбкой, он аккуратно, приобняв меня за плечи, направляет в правильную сторону — в комнату, где, похоже, мы сможем спокойно поговорить. Он не ждет, когда нам предложат традиционные воду, кофе, сок. Сам наливает мне минералку и следит за моим диктофоном, видно, не доверяя технику женщине.

У меня появляется чувство, что я заглянула в гости к старому приятелю, и сам собой возникает совершенно незапланированный вопрос:

— У вас было счастливое детство?

— О да! — с удивительной готовностью отвечает Брайан.

И я понимаю, что редко встречала людей, для которых ответ на этот вопрос был бы столь однозначным. Собственно говоря, никакого другого ответа я не ожидала — так улыбаться может только человек, в чьей жизни все всегда было прекрасно.

Брайан Этвуд и Дженнифер ЛопесБрайан Этвуд и Дженнифер Лопес

О том, как он хорош собой, писали все восторженные журналистки и журналисты, разумеется. Он и в самом деле редкий пример совершенства, которое не раздражает и в котором невозможно заподозрить никакого постороннего вмешательства. Загар цвета молочного шоколада, волосы блестящие, как африканское эбеновое дерево, черные живые глаза и улыбка, даже для американца слишком белозубая. Но, глядя на него, сразу понимаешь — он таким родился. Это природа поработала. Такой оттенок кожи не получишь в солярии, а эти легкость и стройность — не благодаря строгим диетам и персональным тренерам. Он честно признается, что порой даже в зеркало не смотрится, перед тем как выйти из дома: «Просто принимаю душ и иду».

Эта естественность очевидна в его дизайне. Достаточно беглого взгляда на сумки и туфли, чтобы понять: его любимое время — семидесятые. Те семидесятые, что уже пережили сексуальную революцию и политические бури и приняли эстетику хиппи как руководство к действию. Брайан любит рыжую кожу и замшу всех оттенков земли и древесины, он украшает обувь цветочными принтами, такими же натуральными, как ветки сирени под окнами, любит большие мягкие сумки, похожие на те, что носили героини французских комедий семидесятых. Его обувь идеально смотрится с джинсами и шелковым платьем, с норковым манто и твидовым жакетом. Дизайнер честно признается в любви к этой славной эпохе, называя первым имя Лорен Хаттон среди икон стиля. Ну и Кейт Мосс, разумеется, добавляет вдогонку. То есть все та же непринужденная расслабленная элегантность, чуждая всякого намека на респектабельность и традиции.

София Вергара в туфлях Brian AtwoodСофия Вергара в туфлях Brian Atwood

Биография Брайана Этвуда давала повод для оптимизма любого свойства. С одной стороны, Этвуд представлялся вполне серь­езным профессионалом в самом расцвете творческих сил. Выпускник Нью-Йоркского технологического института по специальности fashion design, он успел поучиться на архитектора в своем родном Чикаго и переехал в Милан для того, чтобы поработать манекенщиком. 

На мой дежурный вопрос о том, как повлияла его модельная карьера на дизайнерскую, Этвуд с подкупающей непосредственностью отвечает: «Мне это очень помогло. Знакомства и связи в профессиональной среде дорогого стоят, вы же понимаете!». Я-то понимаю, а вот то, что он не запел привычную песню о по­знании профессии изнутри и не стал нести прочую высокопарную чушь — еще один довод в пользу его искренности и отсутствия какой бы то ни было фальши.

Модельная карьера привела Этвуда в модный дом Versace в момент самого его расцвета. Сам Джанни предложил ему сделать обувь для кутюрной коллекции, и именно это стало первым «обувным опытом», который Брайан сравнивает с архитектурным. В основном он работал с Донателлой в команде Versus. О ней Брайан говорит как об одном из самых близких ему людей: «Они моя вторая семья. Донателла всегда следит, чтобы я был напоен и накормлен, чтобы не оставался один на День благодарения». Он убежден, что годы в Versace были лучшей профессиональной школой. А Джанни – лучшим наставником, «научившим меня всегда идти до конца, если убежден в собственной правоте». 

Хайди Клум и Брайан ЭтвудХайди Клум и Брайан Этвуд

Этвуд — один из самых модных светских персонажей по обе стороны Атлантики. Но распространяться на эту тему не любит: «Да, хожу на вечеринки, да, люблю повеселиться, но теоретизировать на сей счет нет смысла». Он вообще ко всему относится с легкостью, но достаточно серьезно, без цинизма, присущего многим в его положении.

— Что-то говорит мне, что вас вырастила красивая женщина?

— Ну конечно! Маму в молодости принимали за Бьянку Джаггер, на которую и в самом деле она была похожа. Разумеется, мама красиво одевалась. Ее гардероб во многом повлиял на мое представление об элегантности и стиле.

 

Простейшие подсчеты подсказывают, что детство Брайана пришлось как раз на те самые семидесятые, когда его красавица-мать с удовольствием наряжалась в шелковые платья-кафтаны, брюки клеш и цветастые сарафаны в стиле хиппи-шик. 

Ева Герцигова в рекламной кампании  Brian AtwoodЕва Герцигова в рекламной кампании  Brian Atwood

«Если бы вы пришли чуть раньше, вы бы ее застали. Она весь день здесь, вместе со мной», — вот так, без лишнего драматизма и историй о том, как стал дизайнером вопреки воле семьи. «Да что вы, у нас дружная семья, в которой все любят и поддерживают друг друга. Самая обычная семья», — добавляет он не без удовольствия. Честно говоря, мне бы очень хотелось посмотреть на эту маму, похожую на Бьянку Джаггер, и поговорить с ней о сыне. Спросить, носит ли она его вещи и действительно ли есть в них свободолюбивый дух ее молодости. А еще о том, как она поладила с супругом сына, звездным декоратором Нейтом Беркусом. Их считают самой харизматичной парой Нью-Йорка. Оба красавцы, улыбчивые и успешные. Оба нормальные люди без претензий на звездность. Живут между Миланом и Нью-Йорком, но Брайан с большим удовольствием рассказывает о вкусном мороженом в Италии, чем о ночных клубах Большого Яблока.

Дождаться маму уже не получится, наш разговор все время пытаются прервать — вот, например, пожаловала Анна Винтур, и дизайнер идет показывать ей коллекцию, потом пришла неизвестная мне редактор одного из итальянских журналов, и он с тем же вежливым вниманием рассказывает ей про туфли и сумки. Пресс-службе можно только позавидовать. Этвуд выполняет за них всю работу. И делает это с блеском, потому что дело даже не в обуви и сумках. Перед его обаянием устоять невозможно!

Кэндис Свэйнпоул в рекламной кампании  Brian AtwoodКэндис Свэйнпоул в рекламной кампании  Brian Atwood


Источник фото: Getty

Битва платьевКому платье Chanel идет больше?

  • Рената Литвинова
  • Наталья Якимчик
Голосовать

Классное чтение

Закрыть

Вход

Забыли пароль?
У вас ещё нет логина на сайте Tatler? Зарегистрируйтесь